Разгребать будем долго. Эксперт СГК о правовых последствиях пандемии для энергетики

Пандемия коронавируса изменила правовое поле для всех бизнес-процессов. Все три неполных месяца разгула COVID в России законы и другие официальные документы переписываются буквально каждый день. Но как всегда вопросов больше, чем ответов. О том, как законодательство становится еще более запутанным, почему государство ради благой цели ставит подножку бизнесу и что будет с неплательщиками, в прямом эфире в Instagram рассказал директор по правовым вопросам Сибирской генерирующей компании Кирилл Трубицын. А еще он ответил на каверзные вопросы про офшоры и монополию и дал пару лайфхаков.

Кому закон писан

Во время пандемии в законодательстве России появилось очень много новых федеральных нормативных актов. Многочисленные меры Кремля, принятые в экстренном режиме, стали поводом для появления "вороха" неоднозначных правовых актов и на уровне регионов.

"Юристам еще долго придется разбираться с таким произвольным нормотворчеством", - подчеркнул Трубицын.

Производство электроэнергии предприятиями СГК в Алтайском крае сократилось на 14,1%

Производство электроэнергии предприятиями СГК в Алтайском крае сократилось на 14,1%

Новости

К примеру, спорно воспринимается то же постановление правительства про пени (которое заморозило начисление и взыскание просрочки за коммунальные услуги с апреля и до конца 2020 года – прим.ред.). По словам эксперта, в документе на самом деле нет конкретного пояснения, как теперь ресурсовикам быть с пени. Например, что будет с неначисленными деньгами, когда мораторий закончится. Кстати, в СГК пени сейчас все-таки считают, но их оплаты пока не требуют. В компании ждут, какие правила власти введут дальше.

"На самом деле, это не такие большие деньги, и я бы не преувеличивал масштаб проблемы. Но сам факт, что нас лишили предусмотренного законом и договором с потребителем права требовать пени – это неправильно. Если и принимать такое решение, то его надо четко прописать в нормативных актах", - добавил Кирилл Трубицын.

Эксперт подчеркивает: законодательство в энергетике, да и во всех остальных отраслях, и без того было очень непроработанное и некачественное.

"Проблема в том, что даже посвященный человек с большим трудом, продираясь через кучу слов, понимает смысл. Утрачена техника и культура написания нормативных актов. Бесконечные повторения, противоречия, двойное и тройное толкование. Приходится буквально брать маркер и подчеркивать нужные слова. И в итоге после отсечения всего лишнего, остается бессмыслица. Приходится писать запросы в госорганы для пояснений. Те же постановления правительства – это просто мрак", - говорит Трубицын.

Защита потребителей

Также эксперт отмечает, что законодательство последних лет максимально ориентировано на защиту прав потребителей (и особенно в период пандемии). И это было бы замечательно, если бы не шло в ущерб производителям и поставщикам ресурсов.

"Нам давно уже укоротили руки для какого-либо произвола. Так что в этом направлении ужесточение законов уже и не требуется. Но оно идет и идет. И я боюсь, что скоро люди просто перестанут платить. Государство за счет энергетиков устраивает людям праздник. Неправильно это", - сказал Трубицын.

Он привел пример: если раньше для подачи иска в суд против должника за любой коммунальный ресурс было достаточно представить доказательство неоплаты, то теперь требуется указать ИНН неплательщика или его паспортные данные. Если у компании нет этой информации (а очень часто в свободном доступе ее нет), то суд может даже не взять дело в рассмотрение. Что называется, кому должен – всем прощаю.

Волна банкротств

Еще один коронавирусный мораторий – запрет на банкротство. Сейчас в СГК в работе десятки тысяч долговых исков. Некоторое время ситуация была в подвешенном состоянии – суды тоже были закрыты на карантин. Теперь работа по взысканию возвращается на круги своя. Пока без банкротств, но чуть позже будет вал разорений.

"Для многих это будет единственный способ защититься от кредиторов и хоть что-то спасти. Будут банкротства и среди клиентов СГК. Представьте, каково сейчас магазинам, салонам красоты и другим компаниям, которым до сих пор нельзя работать", - сказал он.

И напомнил, что по закону бизнесмен обязан подать заявление о несостоятельности в течение двух месяцев после появления признаков банкротства. Иначе все долги, которых не из чего будет погасить, лягут лично на руководителя компании. Недавно на бывшего директора обанкротившейся УК перешёл непогашенный долг предприятия в 244 миллиона рублей.

Кстати, у компаний есть возможность признания своих долгов форс-мажорными. Но этот статус дается не автоматически и не всем. Его еще предстоит доказать в суде: действительно ли вы не могли работать и накопили долги из-за пандемии и связанными с ней ограничениями. Но и доказав его, вам все равно придется платить все долги. С вас снимается только неустойка.

Офшоры – это не плохо. Плохо – монополия

Во время онлайн-конференции Кирилл Трубицын ответил и на провокационные вопросы. Например, о том, есть ли у компании офшоры на Кипре и насколько это (не) честно.

"У нас есть звено на Кипре, но это не офшоры. Там давно уже работают по правилам Евросоюза. И, поверьте, требования и контроль за компаниями там очень строгий. Но это все равно проще и удобнее, чем вести бизнес только в России. В ЕС действительно более четкие правила, законы исполняются, к бизнесу относятся дружелюбно", - подчеркнул Трубицын.

Разумеется, все налоги, которая компания должна платит за ведение бизнеса в России, СГК исправно платит. И это очень внушительные суммы.

Кстати, у большинства крупных и респектабельных российских компаний материнские общества находятся на Кипре, в Нидерландах, Люксенбурге.

А вот монополистическое положение СГК, вопреки обывательскому мнению, не дает компании какого-то особого "профита".

"Для нас монополизм – это проклятье. Госрегулирование очень строгое. Контроль со всех сторон. От всемогущего ФАС до прокуратуры, Ростехнадзора, Росприроднадзора и других. Уж лучше бы мы конкурировали на рынке с другими команиями. Сейчас же, как монополисты, мы обязаны предоставлять услугу даже неплательщикам. Но так уж исторически в России сложилось, что в одном месте построена только одна станция и от нее идет только одна труба. Строить еще одну рядом просто экономически не выгодно", - ответил он.

СГК получает много тысяч запросов от госорганов, ФСБ, Росгвардии и множество других ведомств. Пока на большинство из них тоже наложен мораторий. Но что будет после окончания пандемии? Систему ждет очередной апгрейд, уверен эксперт.

О спикере

Кирилл Трубицын родился в Томске, окончил Томский государственный университет по специальности юриспруденция. Отработал 2 года в компании «ЮКОС», в 2009 году пришел в энергетику, став заместителем генерального директора по правовым вопросам «ТГК-2». С 2014 года возглавляет юридическую службу в компании СГК.

Директор Алтайского филиала СГК рассказал об итогах отопительного сезона в крае

Директор Алтайского филиала СГК рассказал об итогах отопительного сезона в крае

Новости

На подготовку к новому сезону (2020-2021 годов) запланировано направить свыше 4 млрд рублей

176
Комментарии (1)

1000

Андрей

Пусть лучше расскажет как дочка СГК самовольно теплотрассу через Борзовку построила!