«Отпилили руки, ноги…». Алтайский биолог рассказала, что не так с озеленением Барнаула

Татьяна Терехина
Татьяна ТерехинаФото: предоставлено Татьяной Терехиной

Татьяна Александровна Терехина – легенда биологического факультета АГУ. Почти за 50 лет научной работы она воспитала несколько поколений выдающихся биологов. Профессор знает каждое дерево в городе и ясно видит будущее зеленого Барнаула. Правильно ли засадили Ленинский проспект, стоит ли жалеть деревья в парке «Юбилейный» и что лучше выращивать на своем участке, она рассказала «Политсибру» в совместном проекте с Российским обществом «Знание».

Деревьям плохо

– Барнаул – зеленый город?

– Относительно. Нам повезло, что есть ленточный бор. Когда-то давно ледник сдвигал отложения, на которых и возникло это чудо природы. Свою энергию дает и пойма Оби. Она в нескольких точках является границей Барнаула. За счет этого город дышит. Но зеленых насаждений у нас не много. Некоторые парки в плачевном состоянии. В них старые деревья. Их нужно убирать.

– Сейчас общественность бьется за каждое дерево. А вы говорите пилить?

– Я живу рядом с «Юбилейным» и вижу деревья в тяжелом состоянии. Два десятка берез больны (коряжистые, сухие ветки) и нуждаются в сносе. У дерева же тоже есть свой срок. В природе береза живет чуть более 100 лет. В городе из-за загазованности много меньше. Та же ситуация в парке и с посадками маньчжурского ореха.

– То есть старые деревья нужно выкорчевать и на их месте посадить новые?

– Именно. Всему есть возрастной предел. Да и выбросы сажи на заводах в свое время ускорили старение.

Озеленение в Барнауле
Озеленение в БарнаулеФото: Олег Укладов

– А есть деревья-супермены, которые легко адаптируются к агрессивной среде?

– Клен американский – сам по себе агрессивный вид, который внесен в «Черную книгу», заполоняет любые пространства. Может восстанавливаться от пней, возрождаться из сваленного ствола.

Тополь с мощной корневой системой тоже хорошо выживает в сложных городских условиях.

Ленинский проспект

Виталий Царев

Борщевик vs псориаз. Алтайский ученый разрабатывает лекарство от неизлечимых кожных болезней

Мнения

– Была эпоха, когда высокие тополя формировали бульвар Ленинского проспекта. Но и 20-30 лет назад они уже были узловатыми, коряжистыми и не самыми красивыми.

– Обрезка калечит дерево и несет за собой болезни, которые проникают в месте спила. На приусадебном участке, когда вы убираете лишние ветки, то «раны» замазываете варом или масляной краской. И тогда нет входа для инфекции. Коммунальные службы ссылаются на отсутствие средств и, как правило, не закрашивают спил. Отпилили руки-ноги и пустили по дороге. Дереву плохо. В идеале формируйте молодое дерево и защищайте места спила от спор и грибков.

– По этой причине тополя и падают от ветра и урагана на линии электропередач и дороги?

– У тополей есть особенность – они начинают разрушаться изнутри. Традиционно к 60-80 годам у них формируется сердцевинная гниль. В естественной природе тополя растут на берегах рек, озер и большое количество влаги задерживает этот процесс. Тополь в хороших условиях может расти больше 200 лет. В городе гниль прогрессирует стремительно. И здоровое на вид дерево падает.

– А береза на Ленинском проспекте достойная замена тополям?

– Березе на этом проспекте – выбор сомнительный. Кора темнеет, дерево суховершинит. А стричь ее нельзя. И с загрязнением она справляется плохо.

Вырубка старых деревьев на Ленинском проспекте
Вырубка старых деревьев на Ленинском проспектеФото: Олег Укладов

– Что делать?

Николай Головченко

Дух эпохи. Археолог рассказал, как выглядели и одевались предки жителей Алтая

Мнения

– Была бы моя воля – засадила бы проспект липами, яблонями, рябинами. Во время цветения красота кругом. Посадила бы сорт яблони «Бесприданница», который плодов не дает. Тогда у птиц и детей не будет искушения лакомиться плодами, отравленными газовыми выхлопами автомобилей.

– А хвойные?

– Хвойные в этом соревновании проигрывают, так как не сбрасывают листву и в ней скапливаются вредные вещества, убивающие дерево. Исключение составляет лишь лиственница.

– Но на красной линии перед главным зданием АГУ елочки растут.

– Им повезло. Они в 20 метрах от дороги и выхлоп сдувает. В другой ситуации ели у ЦУМа. Загазованность, зимой снег с реагентами, да и люди ходят. Чтобы спасти эти деревья, нужна стимулирующая подкормка.

– Мы в этом году вокруг «Квантриума.22» посадили 12 кедров. Вырастут?

– Это очень медленнорастущее дерево. Я в Барнауле живу больше 40 лет и наблюдаю за кедрами около Драмтеатра. За это время они выросли метров на пять. Молодые кедры любят умеренную тень и чистый воздух.

– Горзеленхоз должен в очереди стоять за вашими знаниями. Обращаются за консультациями?

– В свое время мы сделали с Институтом садоводства и Мариной Михайловной Силантьевой пособие по озеленению. Сейчас моя ученица Наталья Юрьевна Сперанская готовит проект по озеленению отдельных районов города.

– А клумбы перед краевой администрацией одобряете?

– Всегда возникает один и тот же вопрос – зачем сажать однолетники? На это ведь огромные деньги уходят. Да, красиво, но можно не менее искусно высадить многолетние растения, которые будут радовать глаз и нуждаться только в прополке пару раз за лето. И 5-6 лет голова болеть не будет.

Парк «Изумрудный»
Парк «Изумрудный»Фото: Олег Укладов

– Какое зеленое пространство города вам наиболее симпатично?

– Бывший аптекарский огород около филармонии. Уютное место. Там близки грунтовые воды. Хорошей зеленой зоной могла бы стать нагорная часть города. Там в свое время планировали сделать парк в ленточном бору. Потом началась стройка и идея ушла. На территории санатория «Барнаульский» я находила сосны, возраст которых был более 200 лет. Это исключение из правил, так как древесина вокруг города еще с горнозаводского периода была востребована. Работает и общая российская тенденция, когда леса за последние 200-300 лет сокращаются как шагреневая кожа.

Домашний микроклимат

– Можно ли растениями вокруг дома создать особенный микроклимат?

Марина Силантьева

«Рядом с кленом не выживает никто». Биолог Марина Силантьева о биоразнообразии Алтая и законах природы

Мнения

– Плотные посадки останавливают ветер. Растения в течении дня выделяют кислород и влагу, создают тень. Я бы рекомендовала вокруг дома высаживать хвойные деревья. В них больше фитонцидов, чем в лиственных. Сейчас мода на тую, но ее нужно размещать с северной стороны, чтобы была полутень. Там, где наметает много снега и солнце, хорошо приживется лиственница. Рядом пару елочек. Для аромата липу и яблоню. Сосна крупная и растет быстро, а от березы много мусора, поэтому их исключаем.

– Что вносим внутрь?

– Здесь идем от освещения. Часто выращивают диффенбахию с широкими листьями. Ее лучше в кабинет, в спальню – не рекомендую, так как в темное время она активно потребляет кислород и к тому же она из ароидных, а эти растения ядовиты для домашних животных.

– А бабушкину герань?

– Герань рекомендуют для поднятия тонуса. Она дезинфицирует воздух. В татарских деревнях традиционно ее выращивают в огромных количествах. Одно время к ней относились как к символу мещанства, и она ушла из домов. Сейчас возвращают. Это хорошее растение.

– Правда, что если 7-8 минут подышать над геранью, появится радость жизни?

– Правда.

– Есть предание, что если спилить живое дерево на своем участке, придет неминуемая кара. Как ученые относятся к подобным паранаучным знаниям?

– Если веришь, то работает. Мне всегда жалко живые деревья. Представьте растет роща, деревья срослись корнями, и современная физика уже определенно говорит, что информационное поле или энергия у этого биоценоза есть. У меня ощущение, что растения передают информацию, но не как мы, а в своей коммуникации.

Озеленение в парке «Изумрудный»
Озеленение в парке «Изумрудный»Фото: Олег Укладов

– В этой логике нужно накладывать табу на ядохимикаты.

– Есть варианты, когда нет выбора. Например, вдоль железнодорожных путей. Протравливают, так как все равно никто там ничего выращивать не будет, а пути сохранять надо. По полям остаются вопросы. Мы до сих пор не знаем, куда уходят эти яды. Но растения и насекомые приспосабливаются к гербицидам и пестицидам. Классический пример. Колорадского жука привез Колумб. К первой мировой войне он достиг границ России. В семидесятые годы случилась засуха в европейской части и стали поставлять картофель из Белоруссии. Привезли и жука. В 80-х годах он появился на Алтае. С тех пор и боремся с ним. Зимовал он около поверхности, крестьяне просто сгребали снег, чтобы жук замерзал. Теперь он зимует глубоко. Так же идет приспособление к ядам. Посмотрите, что мы едим сегодня. Но ведь приспосабливаемся тоже.



Комментарии (0)

1000