Усиление президента и ослабление международного права. Алтайский ученый оценил предпосылки и последствия изменения Конституции

Евгений Аничкин
Евгений АничкинФото: предоставлено Евгением Аничкиным

Чуть менее года назад в России приняли многочисленные поправки в Конституцию: от детей, которые стали приоритетом государства, до федеративного устройства. Один из главных блоков – усиление власти президента. О том, зачем потребовались эти изменения и к чему они приведут, «Политсибру» в рамках совместного проекта с Российским обществом «Знание» рассказал доктор юридических наук, заведующий кафедрой конституционного и международного права Алтайского государственного университета Евгений Сергеевич Аничкин.

Конституция во время чумы

– Прошлый год прошел под знаком глобальных конституционных перемен. Но ведь этот документ меняется намного чаще, не так ли?

– Конституция – живой организм. Самый очевидный способ его совершенствования – внесение поправок, что и было сделано в 2020 году.

Но есть и латентный способ развития, когда меняется не текст, а смысл отдельных положений под влиянием политической и социально-экономической обстановки. Конституционный суд за 26 лет своей деятельности принял более ста решений, которые преобразовывали основной закон.

Например, в нем написано, что в Конституционный суд могут обращаться только граждане. Но теперь это право распространено на иностранцев и апатридов (лица не получившие гражданства в стране пребывания). Также Конституционный Суд фактически дополнил в сравнении с Конституцией РФ своими решениями перечень нормативных актов, которые могут проверяться на предмет соответствия основному закону.

– Поправки стали первым серьезным изменением ельцинской Конституции 1993 года. События 2020 года как-то повлияли на конституционные права граждан?

– Пандемия в целом повлияла на права человека. В условиях распространения COVID-19 конституционные права личности трансформировались.

Вспомните, в ряде регионов были ограничены перемещения, запреты на посещение отдельных мест, приостановлены избирательные права и т.д. Прав стало меньше, обязанностей – больше. Для юридической поддержки этих ограничений требовались федеральные и региональные нормативные акты. По некоторым из них даже возникали вопросы о соответствии Конституции.

– Алтайский край в этом плане пострадал?

– Самые большие правовые ограничения произошли в первую волну в Москве. Алтайский край в этом плане не особенно отличается от других регионов.

– Есть вероятность обязательной вакцинации некоторых групп населения. Насколько это легитимно с точки зрения конституционного права?

– Такая вакцинация может стать обязательным допуском к работе. И если это правило установят, то с точки зрения юриспруденции это будет весьма уязвимо.

Главный закон страны

– Еще Михаил Евграфович отмечал: «Строгость российских законов смягчается необязательностью их исполнения». Соблюдается ли в России Конституция?

– В целом этот документ исполняется. Хотя есть нормы, которые преданы забвению и нейтрализованы политической практикой.

Так, 11 статья Конституции предусматривает самостоятельное образование органов власти субъектами РФ. До 2005 года Конституционный суд следовал этой норме. Потом пошли назначения губернаторов. В 2014 году выборы губернаторов вернулись, но до этого кандидатуру губернатора региональному законодательным органу рекомендовал президент. В случае согласия законодательный орган наделял это лицо полномочиями главы исполнительной власти. Не совсем понятно, как законодательный орган мог наделять полномочиями главу исполнительной власти, ведь согласно Конституции это разные ветви власти, которые независимы друг от друга.

– Представителям партий, кроме «Единой России», разумеется, тяжело конкурировать с выдвиженцами центра.

– В государстве, которое веками формировалось как централизованное и отличалось директивной государственной политикой, по-другому и быть не может. Тем не менее, есть и обратные примеры – работает же руководителем Хакасии член КПРФ Валентин Коновалов.

– Одной из самых опасных профессий в ХХI веке стала должность мэра.

– Последние годы мы наблюдаем множество резонансных дел, когда чиновники высокого ранга оказываются в СИЗО. Часто они не оправдывают доверия власти. Но ведь дыма без огня не бывает.

Международное право и Конституция

– Сейчас все больше говорят о том, что Россия отошла от норм международного права. Поправки в Конституцию в 2020 году ставили это одной из задач?

– Общепризнанные принципы, нормы международного права, международные договоры с участием нашего государства являются частью правовой системы России. Международные договоры обладают более высокой юридической силой. Поправки 2020 года скорректировали эти позиции. На языке родных осин – мы участвуем в договоре между странами, но есть еще официальное толкование этого договора и это толкование противоречит нашей Конституции. Тогда этот акт официального толкования не включается в правовую систему России и не подлежит применению.

– Прецеденты уже были?

– Некоторые решения Европейского суда по правам человека, где критикуется наша Конституция и даются рекомендации внести поправки в наше «недемократическое» законодательство.

Зарубежные коллеги считают, что наша Конституция противоречит Европейской конвенции о защите основных прав и свобод человека и требуют корректировки. На это мы говорим: «Европейский суд, ты выходишь за пределы своей юрисдикции. Это наши конституционные принципы».

В Конституции говорится, что Россия обеспечивает защиту исторической правды, способствует воспитанию в детях патриотизма, гражданственности и уважения к старшим. И это наш фундамент. Мы не должны его разрушать или менять по требованиям западных коллег.

– Вероятно, много вопросов вызывает состояние демократии в стране?

– В Конституции прописано, что граждане могут обращаться в международные суды, когда исчерпаны все возможности в отечественной судебной системе. А европейские коллеги ставят нам в вину, что обращение в международные суды в России имеет многоступенчатый, бюрократизированный, сложный характер.

И это массированное наступление на нас началось после известных событий 2014 года. Приходится отвечать и объяснять, что наша Конституция по юридической силе выше европейских конвенций и иных международных договоров.

– Мы первые пошли таким путем?

– Нет. До нас этого сделали в Германии, Великобритании. Но почему-то вокруг этих стран не было негативного резонанса. А когда это сделали мы, было воспринято в штыки.

– Наша Конституция отличается от других?

– Конечно, в ней отражена наша государственная самобытность. Скажем, в нашем конституционном праве предусмотрено шесть видов субъектов федераций. Среди них есть территориальные объединения, есть национальные. Нигде нет такого видового многообразия и разностатусности.

Наш Основной закон всегда отличался положением о сильной власти главы государства. Это оправдано и территориально, и исторически. Это наша фишка. У нас сильная исполнительная власть и слабая законодательная. Историческим прошлым объясняется и централизация: у нас огромные незаселенные пространства и управлять ими можно только централизовано.

Все эти самобытные черты укоренены в конституционном праве. Последние 20 лет эти сквозные тенденции только усиливаются. В поправках 2020 года мы четко увидели дальнейшее усиление полномочий верховной власти.

– Политолог Валерий Соловей давно говорит о болезни президента. Озвучивает прогнозы, что в 2022 году в стране сменится руководитель. Будет ли усиление полномочий при новом президенте?

– К прогнозам я отношусь как к прогнозам и не более. Мировой конституционный опыт показывает, что в таких случаях первое время по инерции все будет продолжаться. Система не так быстро перестраивается.

– А если придет несистемный человек? Например, Алексей Навальный?

– Произойдут серьезные трансформации. И наверняка у него возникнет желание пересмотреть Конституцию. Вспомните, этот главный документ страны был принят в 1993 году через два месяца после лобовой схватки президента Ельцина и парламента.

И это была Конституция победившей стороны, поэтому мы наблюдаем в ней модель сильного президента с ключевыми и обширными полномочиями. В это время был и вариант основного закона, созданный депутатами парламента. В нем формировался очевидный вектор в сторону сильной законодательной власти. Схожий процесс пойдет и в случае смены режима.

– Новые поправки усилили власть президента. Не перебор?

– Да, усилили. Президент укрепил влияние на все высшие органы государственной власти. Но появились и труднореализуемые полномочия. Сейчас президент имеет право запрашивать Конституционный суд о соответствии региональных законов главному закону страны.

А теперь просто посчитайте. В каждом субъекте федерации ежегодно в среднем принимается 120 законов. Этих субъектов 85. Как президент может проверять 10000 законов. Есть в этом необходимость? А количество судей Конституционного суда, которые должны делать эти экспертизы сокращают с 19 до 11 человек. А полномочия добавляются. Разумеется, будет страдать качество процесса и результат.

– Формальные основания для этого есть?

– Есть 80 статья, которая перечисляет функции президента. В частности, глава государства определяет внешнюю и внутреннюю политику. А это ниша, которая позволяет дополнять перечень полномочий главы государства. Зачем плодить новые сущности?

– Вы один из известных специалистов по конституционному праву. Помимо университетского преподавания, ваши теоретические штудии востребованы?

– Иногда привлекают для разработки региональных законов в АКЗС, экспертизы проектов нормативных актов по линии минюста, подготовки заключений по судебным делам.

Абитуриенты

– Нынешних студентов-юристов ругать будете?

– У большинства студентов отношение к учебе прохладное. Нет тяги к знаниям. Амбиции ушли в необразовательное поле.

– Что делать?

– Ужесточить отбор. У нас огромные целевые показатели по набору. Всех брать не нужно.

– Почему Юридический институт, как правило, выбирают дети из очень состоятельных семей?

– Юридическое образование позволяет проще трудоустроиться: силовые органы, государственная и муниципальная власти, бизнес, адвокатура и многое другое. Кроме того, в общественном сознании профессия юрист звучит престижно. Поэтому образование весьма дорогое, а это могут себе позволить не все.

– Юристов сегодня любят еще меньше, чем журналистов! Сутяжники, крючкотворцы, депутаты, ищущие лазейки в законах. Нет в России любви к правосознанию.

– Эти моменты тоже привлекательны для тех, кто поступает к нам. Если серьезно, вы же говорите не о профессии, а об отдельных представителях нашей профессии. А ловкачей в любой деятельности хватает.



Комментарии (0)

1000