«Мы его теряем». Как пандемия обострила проблему нехватки медиков в Алтайском крае, и какой из нее выход

Медицина
МедицинаФото: pexels.com

Коронавирус «унес» не только жизни и здоровье людей, и лишил регион тех, кто усиленно боролся с пандемией. Другими словами ковид усугубил проблему нехватки врачей в Алтайском крае. Наиболее болезненно этот кадровый голод на себе ощутили районные больницы, которым и без того трудно привлечь и удержать специалистов. Эксперты бьют тревогу: откладывать лечение этого «больного» нельзя, иначе будут серьезные осложнения. Но чем и как лечить – «Политсибру» рассказали врачи, депутаты и главы районов.

Ковид больно ударил

За время пандемии система здравоохранения Алтайского края прошла огонь и медные трубы. Отмена плановой помощи, преобразование медучреждений под ковидные госпитали, в «красные зоны» шли работать все – и опытные сотрудники, и нынешние студенты. Врачи так же, как и все болели и уходили на долгие больничные, нагрузка на оставшихся возрастала в разы. Теперь ситуация поспокойнее, но легче стало не везде и не всем. К привычному режиму работы после ковидных ограничений не вернулся серьезный пул медработников.

«В крае достаточно много медиков пенсионного возраста. И ковид выбил этих людей из системы, так как почти год они должны были сидеть дома на самоизоляции. И многие из них уже не вернулись на работу. Поэтому пул врачей уменьшился значительно. А молодые специалисты, которые пришли работать в больницы, не смогли закрыть сформировавшийся дефицит», – заявил председатель комитета алтайского Заксобрания по здравоохранению и науке Александр Лазарев.

Такой удар среди прочих на себе ощутила Заринская ЦРБ, где треть врачей и медсестер – люди пожилого возраста. И в прошлом году учреждение лишилось существенной части штата.

«Многие говорили: «зачем нам все это надо», кто-то боялся заразить своих престарелых родственников. Доводов было много. И в итоге в 2020 году уволилось 18 врачей, а новых мы приняли всего 10. По среднему персоналу еще серьезнее – ушли сразу 47 человек, а им на смену пришли девять. Эти потери мы серьезно ощутили в работе. Ковид по нам больно ударил», – рассказал главный врач Алексей Бракоренко.

По мнению депутата АКЗС и зампредседателя комитета здравоохранению и науке Ирины Солнцевой, дело не только в риске «подцепить» ковид, но и по финансовой причине.

«Многие врачи и медсестры уходили из районных больниц и приезжали работать в ковидные госпитали. И поработав там за зарплату повыше, они не очень-то хотели возвращаться на свое место работы. Кроме того, часть медицинских сотрудников мы потерли из-за того, что они уехали в другие регионы», – отметила собеседница.

Кого не хватает?

По данным краевого минздрава на 1 января 2021 года, в больницах и поликлиниках закрыто всего лишь 69% имеющихся ставок. А укомплектованность по врачам и того меньше – 49,4%. По среднему медперсоналу – 78,3% и 57,6% соответственно.

По словам министр здравоохранения Дмитрия Попова, всего в регионе не хватает 2,5 тысячи медиков –713 врачей и 1799 медсестер и фельдшеров. Особенно острая ситуация в первичном звене: сейчас в крае не хватает 200 участковых терапевтов (работает более 700) и 100 педиатров (а трудится около 200). Дефицит есть и по узким специалистам, таким как реаниматолог, инфекционист, онколог, хирург и другим.

Но что еще важно – в регионе не достает не только тех, кто лечит, но и тех, кто управляет медучреждениями. Из-за возросших требований к финансово-экономической деятельности возникла острая проблема с главными врачами.

«Системы подготовки главврачей в стране никогда не было. Человек постепенно за годы вырастал и становился руководителем. Однако никогда не были так сложны механизмы отчетности, как теперь. Это колоссальная ответственность. А потому желающих работать на высоких должностях немного», – отметил Лазарев.

Условия не те

Дефицит врачей хоть и стал острее в прошлом году, но сформировался он задолго до ковида. Корень проблемы, по мнению экспертов, лежит в деньгах и условиях, которые предлагают медикам Алтайского края.

Зарплата врачей в госучреждениях попросту не может конкурировать с той, которую дают в других регионах.

«Уровень зарплаты сильно влияет на выбор места работы. На мой взгляд, около половины вчерашних студентов (речь про средний медперсонал – прим.ред.) планирует свою деятельность за пределами региона. Их заранее ангажируют Кемерово, Томск, Санкт-Петербург, Московская область. И так уже не первый год», – подчеркнул Бракоренко.

Более привлекательные условия предлагают и свои, но только негосударственные клиники. По мнению Лазарева, кадры стали в большом дефиците из-за активного развития частной медицины.

«Зачастую там дают лучшие условия для врачей, у них высокие зарплаты и современные технологии. Поэтому частники отвлекли от государственного здравоохранения значительную долю медиков, причем лучших», – отметил Александр Лазарев.

И вот в этой неравной схватке за специалистов оказались сельские больницы, которым приходится из последних сил конкурировать с городом, частниками и другими регионами. Да только привлечь и держать «свежую кровь» становиться в нынешних условиях все сложнее. Даже за бесплатное обучение и материальную компенсацию.

Селом не удержать

В больнице Залесовского района сегодня на семи участках работает всего три врача-терапевта, из двух хирургов есть только один, недавно уволились сразу два педиатра, нет лаборанта. Свободны неполные ставки лора, эндокринолога, инфекциониста, рассказала главный врач Елена Подкорытова.

Новые медики если и приезжают, то только ради опыта, на несколько лет. Надолго не задерживаются.

«У нас в районе нет газа, крайне мало квартир с центральным отоплением. Представьте, молодой специалист должен приехать, каждый день топить печку, все удобства на улице. Были специалисты, которые отработали, сказали, что больше не могут жить в таких условиях, и уехали», – рассказывает глава Залесовского района Александр Пластеев.

Не спасают и «плата за жизнь на селе» – миллион рублей по программе «Земский доктор». Ведь после истечения пятилетнего договора (а то и раньше) молодежь все равно уезжает, а на полученные деньги покупает жилье в том же краевом центре.

«Служебного жилья у нас нет. Цена хорошего дома в райцентре – от 1 млн рублей и выше. Но так как молодежь у нас прагматичная, она получает поддержку, вкладывают ее в недвижимость в Барнауле, отрабатывать пять лет, получая при этом дополнительны доход со сдачи квартиры, а потом возвращается и ищет работу в краевых учреждениях или частных клиниках, где зарплата явно выше, чем у нас», – сетует Пластеев.

Дмитрий Попов

Глава минздрава заверил, что в Алтайском крае не закроется ни одно медучреждение

Новости

А вот, по мнению главного врача районного больницы, причина не только в жилищных условиях, но и в том, что потянуть такую нагрузку готов не каждый.

«У нас ежегодно заканчивают учиться целевики, которые также спокойно уезжают и устраиваются в других регионах и больницах. А все потому, что в деревне нужно много работать. У нас нельзя спокойно уйти домой, мы работаем до последнего пациента. А кому так хочется? Поэтому и уезжают», – считает Подкорытова.

Главврач считает, что решить эту проблему можно. Надо всего запретить целевикам уезжать работать куда-то еще, пока они не отработают в родной больнице (которая их учила 6-8 лет) положенный срок. Либо обязать вернуть деньги за обучение.

«Сбегают» не только в Залесовском районе. Такая тенденция характерна для всего региона. К примеру, по программе «Земский доктор», который существует более восьми лет, в период с 2012 по 2020 годы из 1264 врачей, которые приехали работать в села и небольшие города, 43% уже уехали оттуда. Причем после пятилетней отработки уволились 194 специалиста, а до истечения этого срока – 361 медработник. И все же, как ни крути, программа для региона эффективна, так как помогла закрыть «кадровые дыры» во многих муниципалитетах.

Так, в Алейском районе с помощью «Земского доктора» закрыли более 40 рабочих мест по узким специалистам. К программе они подключились всего три года назад: шишек не набили, но положительный эффект ощутили. А ведь до этого, как рассказывает глава района Светлана Агаркова, в больнице была полная катастрофа – людей серьезно не хватало.

Отчасти благодаря созданным там условиям. В частности, больница оплачивает им аренду квартиры, власти планируют переоборудовать свободное помещение под ведомственное жилье.   

Так и в Заринске. Здесь удержать врачей пытаются и программами поддержки со стороны района и города. По одной из них специалистам дают подъемные 15 тысяч, по другой – 20 тысяч рублей. Также им компенсируют аренду жилья, город предоставляет врачам и средним медработникам квартиры по социальному найму.

В настоящее время власти и Заринская ЦРБ ожидают 17 ординаторов, которые должны прийти к ним на работу уже в этом году. Однако Бракоренко переживает, что на этот раз многие из них не останутся в городе.

«Все ординаторы хотят участвовать в программе «Земский доктор». Но в этом году федеральный минздрав выделил мало денег, нам дали всего 6 млн рублей. С чем это связано – не знаю. Но я вижу результат – ко мне придут 17 специалистов, которые рассчитывают на участие в программе. Но получат деньги только шесть из них, а 11 останутся за бортом. Естественно, я думаю, что они будут рассматривать другие варианты трудоустройства, несмотря на то, что их обязательства по договору не выполнены. Во всяком случае, я предполагаю такие риски», – отметил главврач.

За восемь лет по программе «Земский доктор» специалистам выплатили 1,4 млрд рублей. Если еще в 2018 году 60% средств шло из федерального, а 40% из краевого бюджетов, то в последние два года – 99% обеспечивает вышестоящий бюджет. И за последние годы, судя по статистике, количество участников программы сокращается. Если в 2012 году в села поехали 267 специалистов, в 2014-м таких было –146, в 2018 – 103, а в 2020-м всего 80.

Какой выход?

Маска

Войдет в историю. Как Алтайский край прожил год с коронавирусом и выстоял

Новости

По мнению Ирины Солнцевой, решать вопросы нужно именно на уровне страны, ведь в крае итак сегодня делается немало. Есть все обходимые программы, минздрав заключает соглашения с администрацией на покупку жилья, кто-то оплачивает аренду и обучение, дают подъемные – каждый район выходит из положения по-своему.

В Заринске и Алейске, к примеру, есть кадровый проект. Младший медперсонал здесь будут взращивать в старших классах. И после окончания средней школы выпускники получат документ государственного образца, который позволит им уже начать работать медсестрами и санитарами. Также они будут иметь приоритет для поступления в базовый медколледж.

«Новое – хорошо забытое старое. Раньше были педклассы. Сейчас из-за того, что есть острая нехватка особенно среднего персонала, а потому и решили создать этот проект», – рассказывает Светлана Агаркова.

А, по мнению Александра Лазарева, не стоит забывать (и если надо переучивать) и докторов в возрасте.

Но главное, считает депутат, нужно создавать кадровый резерв и увеличивать количество бюджетных мест.

В чем собеседники «Политсибру» едины, так это в финансовом вопросе – нужно платить достойно. И создавать единую сетку зарплат по всей стране, чтобы врачи не покидали регион.

«Раньше была единая разрядная сетка. И люди не двигались, потому что знали: на Калыме или в Барнауле – зарплата будет одинаковая. За одну и ту же работу надо платить одинаково», – говорит Лазарев.

Впрочем, дело не только в денежном стимулировании. Нужно и сами правила сделать более «приземленными». Так, по мнению Александра Пластеева, правильнее давать за работу на селе не деньги, а жилье.

«Как было раньше – на заводе 10 лет проработал и тебе дают квартиру. Так и здесь. Отработал нужный срок – квартира твоя, а нет – то приедет другой человек», – считает глава района.

Ситуация Алтайского края ничуть не отличается от многих других регионов. А потому решать проблему нужно комплексно по всей стране. Президент Владимир Путин обещал посветить здравоохранению заседание Госсовета. Возможно, перед выборами регионы получат не только пять тысяч скорых и что-то более системное.



Комментарии (5)

1000

гость

Евгения Родочинская исправьте орфографические ошибки в тексте статьи.

читатель

Нужно медикам платить достойно.

Михаил врач хирург
читатель, уже не спасает, что не добьет компьютеризация среди врачей пенсионеров, то добьет аккредитация, врачи пенсионери дорабатываю свои сертификаты и валят из медицины , а их 30%
Ответить
Сергей

Уровень зарплаты? А может все дело в том, чтобы оказаться ДАЖЕ на Чукотке нужно пройти через огонь, воду, медные трубы и чудом поступить в ординатуру молодому выпускнику? Какой дурак после этого, вывалив за свое обучение около 2 млн. рублей, поедет туда? А все регионы такие хитрые - они ждут уже готовых специалистов, готовых за свой счет и ценой собственных сил и здоровья ехать в другой конец страны, жить в землянке и горбатиться ради "всеобщего блага". Ну пусть ждут и дальше. Главное верить, правда? И в чудеса тоже.

Михаил врач хирург

такая ситуация везде и она еще обострится до кадровой катастрофы в ближайший год, спецы Путина даже не представляют, что ждет их с оптимизированной медициной, медицина по всей стране лишится 30% врачей)))))