Панты, мед и сыр. Как Алтайский край добился топовых позиций в пищевом и фармацевтическом производстве

Ирина Попова
Ирина ПоповаФото: Фото предоставлено Ириной Поповой

Алтайский край давно завоевал славу производителя качественных продуктов питания и лекарственных препаратов. Но за высокое звание приходится постоянно бороться. Об этом «Политсибру» рассказала заместитель начальника управления Алтайского края по пищевой, перерабатывающей и фармацевтической промышленности и биотехнологиям, кандидат фармацевтических наук, автор диссертации об Алтайском биофармацевтическом кластере Ирина Попова. Интервью с ней мы провели в рамках проекта (совместного с НОЦ «Алтай») «Беседы с учеными».

Бесценное сырье

– Алтай можно назвать столицей мирового пантового оленеводства?

– Самое большое поголовье пантовых оленей в России – это Алтайский край и Республика Алтай. Но здесь есть интересная закономерность – маралов и пантовых оленей больше в республике, а подавляющая часть перерабатывающих предприятий в нашем крае.

История препаратов на основе пантового сырья началась с момента зарождения у старообрядцев Бухтармы. В 1937 году профессор Стефан Макарович Павленко изобрел пантокрин. Во время Великой Отечественной войны препарат использовали для лечения высшего командного состава. И до сих пор это лекарство востребовано в мире и одно из самых популярных на Алтае.

Но технологии идут вперед. Комбинация биологических веществ в пантовом сырье обуславливает его уникальное и многогранное воздействие на организм человека. В этой связи стандартизировать его сложно, так как обычно молекула препарата ориентирована на избавление от одного недуга, а пантовая продукция избавляет от десятка немощей. Более того, широко используются в качестве сырья не только рога и кровь, но и кожа, мясо, эмбрионы и многое другое.

– Наше пантовое сырье превосходит новозеландское и китайское, где часть поголовья маралов и пятнистых оленей стоят в помещениях, а не в природных условиях. Но в мире о нашем сырье знают?

Владимир Важенин

Поймать пустырник. Эксперт из «Эвалара» рассказал, из чего на Алтае делают БАДы и как изменился спрос

Мнения

– Приведу только два аргумента. В Барнауле активно работает единственный в стране Всероссийский научно-исследовательский институт пантового оленеводства, который в том числе исследует и производит уникальные продукты. Например, несколько видов пантогематогена, сыры с пантовыми гидролизатами, пантовое мыло. На конгрессах оленеводов издания о разработках этого НИИ расходятся мгновенно.

Основная продукция, включая и сырье, поставляется в страны Юго-Восточной Азии. Но наши испанские коллеги представили готовую алтайскую продукцию на рынке, пройдя через сложнейшие процедуры сертификации препаратов из животного сырья. Теперь ее охотно покупают в Мадриде и в Лиссабоне. Мощным аккордом стало проведение Всемирного конгресса оленеводов в Белокурихе в августе 2018 года, на который приехало более 300 участников из 18 стран. После этого солидного собрания вопросы о лидерстве региона отпали сами собой.

– Как исполнительная власть, в частности ваше управление, помогает этой отрасли?

– У Алтайского края огромные возможности, потому что у нас свое бесценное, уникальное сырье. Региональные органы исполнительной власти совместно с бизнес-сообществом, вузами и научными учреждениями, Алтайским биофармацевтическим кластером, на мой взгляд, идут в одном направлении развития. Так, в 2008 году был создано некоммерческое партнерство «АБФК», работают государственные программы, направленные на поддержку малого и среднего предпринимательства, развитие научной деятельности.

Эффективно работает консорциум «AltaiDeer», в состав которого вошли алтайские вузы –  медицинский, классический, политехнический, федеральный алтайский научный центр агробиотехнологий, а также крупнейшие производители пантовой продукции. Кооперационные связи позволяют внедрять научные разработки и создавать новые виды продукции, расширяя ее ассортимент.

– На что направлены эти программы?

Алексей Еремин

Население сокращается быстро. Алтайский демограф о росте смертности из-за пандемии и не очень тучных годах

Мнения

– Это поддержка науки – гранты на исследования в области биотехнологий (пищевые биотехнологии, агробиотехнологии и др.), где необходимым условием является коммерциализация результатов в промышленный сектор. Ранее были предусмотрены мероприятия по повышению квалификации мараловодов и ветеринарных врачей.

Совместно с Алтайским государственным медицинским университетом были организованы курсы повышения квалификации для специалистов санаторно-курортной сферы по использованию пантовой продукции. Активно продвигаются разработки ученых и бизнеса на выставках и ярмарках различного уровня. Один раз в два года проводили научные конференции.

– Какие открытия в этой области сделали ученые Алтайского края? 

– Как пример: традиционно в восточной медицине в качестве добавки к пище используют мелкую фракцию (опилки) рогов марала. Этот порошок не растворяется в жидкости. Всероссийский научно-исследовательский институт пантового оленеводства разработал гидролизаты, которые имеют высокую биологическую активность, растворимость этих субстанций позволяет их включать в различные рецептуры, выпускать новые виды продукции.

– Но опилки пантов – натуральный продукт, а препараты – химия. Кому верить?

– Верьте новейшим технологиям.Они позволяют создавать продукцию с высокой биологической активностью. Не всем подходят ванны, порошок в чистом виде. Имеются различные противопоказания, которые необходимо учитывать.

Мед и сыр

– На российском рынке множество меда. Один из самых раскрученных брендов – башкирский мед. Можем ли мы с ним конкурировать?

– По своему биохимическому составу наш мед один из лучших. Но башкирский мед рекламируется несколько десятилетий, маркетинговые стратегии его продвижения отработаны, так же, как и с вологодским маслом, славившимся еще в советские времена. С другой стороны, Алтай – исторический лидер по сыру. Мы еще в начале прошлого века производили большое количество сортов. В магазин «Сыры Алтая» я – студентка из Казахстана шла векторно, потому что мне еще дома объяснили, что этот продукт необходимо покупать только в Барнауле.

– Есть мнение, что хорошего алтайского сыра в торговых сетях сейчас не купишь. Он уходит за границу или в столицы.

– Сложно сказать, как сформировалось данное мнение. В течение многих лет, наши сыроделы побеждают на международных выставках, что доказывает его высочайшее качество. Современные производства устроены так, что некачественный продукт невозможно использовать в технологическом процессе – они работают только на качественном молоке. А молока у нас хватает, ресурс мощностей тоже значительный. 

Сегодня система «Меркурий» позволяет контролировать логистику сырья по товарно-проводящей цепочке.

Другое дело подделки. Контрафакт идет под алтайскими брендами, даже копирует упаковку. Наши производители организовывают собственные розничные сети, создают фирменные магазины, широко используют и интернет-продажи, что позволяет купить качественную продукцию.

– Медовые продукты лучше брать непосредственно у производителей?

Андрей Иванов

«Нам нужен «министр Сибири». Алтайский философ о цивилизации, плохой повестке в СМИ и закате Европы

Мнения

– Мед – это натуральный продукт, о полезных свойствах которого знают все, но сейчас, все больше покупателей хотят изысканных форм. Рынок интересуется сложными продуктами, например, медовыми композициями, крем-медом. Появляется все больше продуктов на основе меда для детей.

Представители СМИ часто задают вопрос, а в чем заключается «изюминка» при выведении нового продукта? А ведь это большая научная работа, испытания. Попробуйте и соедините биологические вещества разной природы в одну структуру, потом превратите это в правильную субстанцию. Отработать технологию, добить привлекательного вкуса – это задача не их легких, но ее решают, в том числе используя научный и интеллектуальный потенциал Института фармации АГМУ.

В свое время Управление совместно с ведущими пчеловодами края мы организовали фестиваль «Медовый Спас на Алтае». Вот в этом пространстве продукты настоящие и от производителей. Очень надеемся, что в этом году эпидемия отступит, и мы его проведем в 11 раз, где представим нашим жителям и гостям региона лучшие меда.

Высшая школа

– Как выстраивается взаимодействие с региональными университетами?

– Активное сотрудничество началось с предоставления грантов в области пантовой тематики. Идеальный вариант, когда разработка вуза сразу идет в реальный сектор экономики.

Так, компания «Пантопроект» производит оздоровительные продукты, разработанные совместно с учеными медицинского университета, «Алтайвитамины» разработали новую линейку продукции «Марал», появились на рынке новые пантовые взвары и другие товары. Классический университет осуществляет разработки по производству сухого меда. Фармацевтические проекты реализуются на базе Алтайского государственного медицинского университета. Бийский технологический институт разработал субстанции из облепихового шрота для «Алтайвитамины». Положительных примеров много.

На прошлой неделе заседал наш научно-экспертный совет по развитию биотехнологий при губернаторе Алтайского края, в который входят практически все вузовские профильные коллективы. На нем обсудили дальнейшие планы и мероприятия, интересные для академической науки.

– А конкуренции нет?

– Конечно, есть. И это правильно, что формируются научные консорциумы во благо родного края.

– С родным медицинским университетом сотрудничаете?

Максим Костенко

О чем говорят мужчины. Министр образования Алтайского края о проблемах, кризисах и желаниях сильной половины человечества

Мнения

– Да, очень активно. Как вы знаете, Алтайский край занимает третье место в России по производству биологически активных добавок к пище. И на мой взгляд, это не случайно. Ведь именно высокий уровень подготовки специалистов Институтом фармации АГМУ, позволяет обеспечить предприятия фармацевтической отрасли квалифицированными кадрами.

Профессия провизора очень многогранна, она позволяет работать и технологом, и аналитиком, и организатором, и исследователем, что мы наблюдаем на наших предприятиях. Большинство специалистов «Эвалара», «Алтайвитаминов», «Барнаульского завода медицинских препаратов» – это выпускники-провизоры. И по моему, в Институте фармации сохранено главное – замечательный профессорско-преподавательский состав. Наши педагоги передают знания, учат думать, работать руками, разрабатывать технологии, делать анализы различной сложности. Да и в нашем управлении эти студенты востребованы.

Глубокие знания в области фармации даются в нашем регионе только здесь, в Институте фармации. Кроме того, сотрудники медицинского университета не только открывают профессорские клиники, но и приходят в реальный сектор экономики, создавая собственные производства.

– Многому ли доучивались, работая в исполнительной власти?

– Знаний всегда мало. Навсегда запомнила слова Зиновия Соломоновича Баркагана: «Когда я заканчивал институт думал, что умнее меня никого в мире нет. Сейчас в конце жизни я понял, что знаний всегда не хватает». 



Комментарии (0)

1000