«Вырубочный» подход. Что не так с законом о компенсационном озеленении в Алтайском крае

Летом 2020 года алтайский парламент внес серьезные изменения в краевой закон о компенсационном озеленении. В обновленный документ вписали, что и как сажать взамен срубленных деревьев (а сажать надо в том же месте, в том же объеме и равноценную породу). Не прошло и года, как закон снова хотят поправить. Правда эксперты увидели в правках угрозу для всей растительности Барнаула. Чего не хватает «зеленому закону» – на минувшей неделе в алтайском парламенте обсудили власти и общественники края.

Ни к селу, ни к городу

В законе «Об охране зеленых насаждений…» прописано, что компенсационное озеленение должно проводиться во всех случаях повреждения или уничтожения зелени. И «компенсировать» их разрешается не позднее одного года либо с момента сдачи объектов капитального строительства в эксплуатацию. Посадить деревья можно будет в том же месте и количестве. Если не получается, –  чуть дальше, но вдвое больше.

Есть из общего правила несколько исключений. Рубка не обязывает сажать что-то взамен если:

  • дерево затеняет помещение,
  • проводится санитарная рубка или реконструкция,
  • насаждение было высажено с нарушениями,
  • насаждения пострадали от ураганов.

Администрация Барнаула хочет расширить перечень таких оснований. А именно разрешать безвозмездно вырубать там, где растительность мешает коммунальным работам. И вообще жизни: например, когда дерево закрывает дорожный знак. 

Это предложение подверглось жесткой критике.

Алтайский эколог Алексей Грибков считает, что «таким Макаром» Барнаул попросту опустеет.

«Посмотрите на наш город: где нет дорожного знака, так теплотрасса, где нет теплотрассы – дерево окно закрывает. Давайте теперь все вырубим, а что взамен? Если застройщик сносит деревья, то он обязан провести компенсационное озеленение. А здесь, видите ли, не надо. Нет, надо! Нам же не только теплотрассы нужны, но и благоприятная городская среда. В свежем воздухе и зелени мы нуждаемся не меньше, чем в другом комфорте», – заявил он «Политсибру».

Зима в Барнауле

(Не) правильные правила. Какие недочеты депутаты и общественники нашли в новых нормах благоустройства Барнаула

Аналитика

С таким подходом чиновников не согласен и депутат краевого парламента, глава Фонда имущества, управляющий барнаульским парком «Изумрудный» Владислав Вакаев.

«На территории «Изумрудного» проходит целый ряд коммуникаций – водопроводы, канализация, электрические кабели. При их замене могут быть уничтожены десятки деревьев. И кто в таком случае возместит этот ущерб?», – вступился Вакаев за всю городскую зелень на своей странице в Facebook.

Он также предложил выделять отдельные средства бюджета на восстановление утраченных деревьев.

С двумя предыдущими спикерами согласен и председатель комитета АКЗС по аграрной политике и природопользованию Сергей Серов.

«Если уж мы убрали дерево, то обязаны его компенсировать. Не получается на этом участке, так высадить его на другом, но в двойном размере», – сказал Серов в беседе с корреспондентом «Политсибру».

Было и еще одно спорное предложение – не компенсировать зеленые насаждения, если на их месте планируется что-то благоустроить за счет бюджетного гранта.

«Какие при этом открываются возможности! Нужно снести какой-то участок зеленых насаждений, выдаешь грант «карманной» организации и получаешь возможность делать там все, что хочешь», – возмутился Вакаев такому «потенциально коррупционному пункту».

Равноценные – это что?

Не менее горячую дискуссию вызвал и другой вопрос – какими породами заменять вырубленные деревья. В действующей редакции закона написано так: «посаженные деревья должны быть равноценны или лучше поврежденных по рекреационным, защитным, декоративным и иным полезным свойствам».

Но как понять, что значить равноценный? Местные власти признают: у них нет специалистов, которые бы подсказали, где и что высаживать. А ведь это имеет значение, ведь в степной части края будут цвести и пахнуть одни растения, в горной – совсем другие. И приживаются разные породы по-разному.

«Без эксперта здесь не обойтись. У нас в штате нет ни экологов, ни биологов. Сложно подобрать аналогичные деревья. Поэтому каждый район по-своему выходит из этой ситуации. Нам вот приходится консультироваться с учителями биологии», – поделилась местными бедами с «Политсибру» глава Ребрихинского района Людмила Шлаузер.

Кстати, директор института биологии и биотехнологии Алтайского госуниверситета Марина Силантьева на совещании напомнила коллегам, что такие правила в регионе уже давно (еще с 1981 года) существуют. И в целом, рекомендации еще не устарели. Нужно их просто обновить и доработать с учетом новых технологий. А также разбить рекомендации по природно-климатическим зонам.

В итоге ботаническому саду АлтГУ и Федеральному Алтайскому научному центру агробиотехнологий дали профессиональный наказ – обновить с учетом изменений последних десятков лет список деревьев и кустарников для природных зон региона. А сами поправки в закон будет дорабатывать администрация Барнаула. Ведь именно мэрия краевой столицы все эти изменения и предложила. 

Все замечания нужно учесть до 5 февраля, а затем поправки «лягут на стол» краевым депутатам. 

Анастасия Чебакова



Комментарии (1)

1000

гость

Открывайте ставку ПОМОЛОГА. Даже в годы войны в Москве был главный помолог. Помология - наука о сортах плодовых и ягодных деревьев, и не только плодовых. Может, в горзеленхозе есть кто-то грамотный, или в АлтГУ.