Эпопея большой цены. Алтайский депутат рассказал, как снизить стоимость резко подорожавшего растительного масла

Владимир Попов
Владимир Попов Фото: Илья Климентьев

Несмотря на стандартную официальную инфляцию в 3-4%, многие  продукты дорожают значительно больше, а некоторые еще и резко. То гречка взлетает в цене, то имбирь с лимонами вдруг становятся на вес золота, то на растительное масло и сахар накручивают так, что хочется сесть на безмасленно-безсахарную диету. Ситуация с маслом настолько вышла из под контроля, что власти приняли решение заморозить цены. Но поможет ли это и что вообще сейчас может помочь, «Политсибру» рассказал депутат парламента Алтайского края, основатель одного из крупнейших предприятий по производству подсолнечного масла «Диво Алтая» Владимир Попов.

Хотят заработать больше

- Владимир Александрович, в чем причина такого роста цен на масло?

- В резком росте цен на сам подсолнечник. Урожай собрали хороший, засуха в отдельных районах значительного влияния не оказала. И в этом году у крестьян появилась выгодная возможность вывезти сырье за границу по высокой цене. Тот же соседний Казахстан платит хорошо, сразу и наличкой.

Значительно больше стали продавать и готового продукта. Смотрел недавно статистику, так с начала года экспорт растительного масла увеличился более чем на 50% (в январе-октябре алтайские компании экспортировали 37,5 тысяч тонн растительного масла - прим.ред.).

Чтобы вы понимали, маржинальность алтайского подсолнечника достаточно высокая. Я оцениваю его себестоимость в 13 рублей за килограмм. Осенний сезон мы начинали с 25 рублей за килограмм (отпускная цена у аграриев для переработчиков - прим.рел.), и это была нормальная цена. Месяц назад она выросла до 40 рублей, при тех же самых затратах на выращивание. Понятное дело, что и масло сразу же «подпрыгнуло» с 65 до 110 рублей. Я вам больше скажу, некоторые аграрии еще держат урожай в ожидании 50 рублей. По сути, рост обоснован только высоким спросом.

Конечно аграрии пытаются заработать больше. Это желание понятно и обосновано. Им тоже нужно платить кредиты, зарплату, обновлять технику, покупать семена и удобрения. Но тем самым они дестабилизируют ситуацию на рынке и «гробят» мелкую переработку - небольшие компании, которые не имеют достаточного количества оборотных средств. Планировали купить тонну, а купят только полтонны. Меньше произведут, меньше продадут. меньше заработают.

Поможет ли заморозка?

- Как вы в целом относитесь к такой форме регулирования, как заморозка цен?

Владимир Попов

Не ставьте крест на селе. Депутат АКЗС Попов о том, что губит алтайские муниципалитеты и что их может спасти

Мнения

- Регулирование цен, особенно на продукты, в государстве должно быть. Основные товары из продовольственной корзины должны иметь обусловленную плановую цены. Да, в рыночной экономике это сделать сложно. Но сейчас смотреть надо, прежде всего на ограниченную покупательскую способность населения.

- А заморозка в данном случае?

- Как временная мера, да, это поможет остановить рост. Сети еще до официального решения стали брать меньше товара в ожидании более дешевого прайса. Эпопея большой цены однозначно закончилась.

Но в глобальном плане это не решит проблему. Во-первых, как только цены замораживают, крестьяне вообще перестают продавать сырье. Они рассчитывают, что после трех месяцев заморозки цены станут еще выше. И что тогда? А тогда более дешевое сырье и масло нам повезут из за рубежа.

Во-вторых, при подобных заморозках сети всегда отыгрываются на другом товаре. Тут накинут несколько рублей, там наценят - свое они все равно заработают.

Всем по 20%

- По вашему мнению, какой должны быть цена, чтобы и «волки были сыты, и овцы целы»?

- 32 рубля за килограмм – вполне адекватная цена от аграриев. И 85 рублей за литр масла от производителя.

Поясню математику. При закупке сырья за 40 рублей, мы продаем бутылку за 100 рублей. Чтобы произвести 1 килограмм масла, нужно 2,5 килограмма подсолнечника. То есть уже 100 рублей. Да, 20 рублей мы компенсируем за счет продажи жмыха по 20 рублей за килограмм. Но все равно остается наценка всего в 10%.

Зато сети, что вчера, что сегодня наценивают от 50%, а то и все 80%. А аграрии в самом начале цепочки и вовсе в несколько раз.

Когда я говорил о государственном регулировании, я имел ввиду намного более глубокие и продуманные процессы, а не такие громкие, но поверхностные, как трехмесячная заморозка.

- То есть ввести госрегулирование как постоянную меру?

- Да, должна быть постоянная прозрачная система ценообразования. Ведь мы же знаем, сколько выращиваем, знаем, сколько денег нужно на переработку, знаем затраты сетей. Я считаю, что наценка на каждом этапе должна составлять 20% - и у аграриев, и у переработки, и у розницы. Всем по 20% и тогда у нас на полке будет четкая и понятная цена.

Нам нужна плановая экономика

- Но не слишком ли государство в данном случае будет вмешиваться в дела бизнеса?

Алтайский депутат рассказал о росте цен на сельхозпродукцию

Алтайский депутат рассказал о росте цен на сельхозпродукцию

Новости

- Никто не говорит, что государство должно устанавливать эту цену. Государство должно вводить планирование ценообразования. Если у тебя нет дополнительных трат, то почему за твое желание заработать должно платить население. А если аграрии захотят продавать семечку по 100 рублей?

Мы в свое время не продумали эту схему для мукомольной отрасли и уже просадили ее – аграрии подняли цену и теперь мы покупаем муку в других регионах дешевле, чем мы производим. Мы хлебанули рыночной экономики – спасайся, кто может. А сейчас произошел системный разрыв и цены взлетели до небес. Нам нужна плановая экономика. И я уверен, что скоро мы начнем к ней возвращаться.

А пока у нас нет единой и понятной политики, каждый живет одним днем. Каждый пытается заработать именно сегодня. Повторюсь, я, как производственник, прекрасно понимаю, почему это происходит. Для того и нужен комплексный подход.

Причем, не только со стороны федеральной власти, которая раздает меры поддержки, но и со стороны региональной. Сейчас ситуация зависит еще и от того, как быстро отреагируют регионы. Если примут правильные меры, то ситуация стабилизируется. Нет – ну так цены вскочат снова. Крупный бизнес на этом снова заработает, мелкий снова погорит. 

- А как они должны отреагировать?

- Оперативно оценить ситуацию, на каждого посмотреть индивидуально. Насколько конкретному предприятию нужно техническое перевооружение, где нужно строить новые заводы, и там более адресно помогать. Госпрограмм много, только их надо правильно направлять.

И задача власти - сделать все, чтобы загрузить собственное производство. Создавать условия, чтобы вся переработка оставалась в Алтайском крае. У нас все трясутся над тем, сколько в этом году мы произвели. Надо трястись над тем, сколько мы могли бы произвести. То есть смотреть на перспективу.

И минимизировать экспорт сырья.

Нужна глубокая переработка

- На фоне этого кризиса цены Масложировой союз России предложил с нового года поднять экспортную пошлину на вывоз семечки. По вашему, это рабочий механизм?

- Это правильная мера. Из страны вообще нельзя вывозить сырье. Вот в переработанном виде – пожалуйста. А когда мы продаем наше дешевое сырье, они там его перерабатывают и нам же потом готовым продуктом продают. И дороже, и качество уже не то.

Да и чем больше продаем, тем меньше сырья для своих предприятий.

Вывозить или перерабатывать? Чем аукнется для Алтайского края квотирование экспорта подсолнечника

Вывозить или перерабатывать? Чем аукнется для Алтайского края квотирование экспорта подсолнечника

Аналитика

Российские земли за Уралом еще не перехимизированы, мы пока еще выращиваем хороший урожай, за ним гоняются. Но это временная история. Уже сейчас зарубежные покупатели косо поглядывают на алтайский жмых из-за большого количества металлов в нем. То есть тут мы уже «перегнули» и завтра можем стать неконкурентоспособными.

Так что не надо вестись на сегодняшнюю высокую цену. Не надо продавать всю семечку, как мы это сделали с зерном.

Сельхозтоваропроизводители, конечно, закричат, что их ограничили, что они не получат своей прибыли. И государство должно им дать компенсацию: дешевые кредиты в 2%, дотации и другие меры поддержки. Давать землю там, где перспективно создавать производства и где еще можно поддержать село.

Почему у других стран идея национальной продовольственной безопасности реально работает, а у нас только на бумаге. Лет через 20 нас ждет серьезный дефицит продуктов питания и воды. И стабильно будут жить те, кто сегодня налаживает переработку, даже если сырье приходится покупать извне. Но наш путь - интенсивное выращивание при не слишком развитой переработке - путь в никуда.



Комментарии (0)

1000