Не ставьте крест на селе. Депутат АКЗС Попов о том, что губит алтайские муниципалитеты и что их может спасти

Не живут, а выживают – так можно сказать о многих селах России. Проблем масса, но единого варианта их решения пока никто не придумал. Но с чего-то надо начинать. Например, с кадрового обновления, с объединения муниципалитетов, с пересмотра полномочий и финансов. И самое главное – с развития глубокой переработки аграрного сырья. Об этом в интервью «Политсибру» рассказал депутат краевого Заксобрания, в прошлом глава Павловского района Владимир Попов.

Кадры решают всё. Почти всё

- Главная проблема любого сельского муниципалитета – кадровая. Желающих идти в местное самоуправление стало совсем мало. Как вы думаете, эту тенденцию еще реально переломить?

Алтайский депутат рассказал о росте цен на сельхозпродукцию

Алтайский депутат рассказал о росте цен на сельхозпродукцию

Новости

- Не ставьте крест на селе. Эта проблема решаема. Только начинать надо с головы. Я сам пришел в главы района, будучи основателем и руководителем крупного производственного предприятия (речь о заводе по производству растительного масла – прим.ред.). И я твердо уверен, что руководить муниципалитета должен быть реальным производственником. Человеком, который понимает социально-экономическую картину района или села. Который способен формировать бюджет не на латание дыр, а на развитие. Звучит пафосно, но на местах тоже можно что-то решать. У толкового руководителя есть хоть и не большие, но возможности, которыми нужно уметь пользоваться.

А вот политиком глава района или села должен быть уже во вторую или третью очередь. И уже тем более во власти не должно быть «статистов» - людей, которые только и делают, что отчитываются о проделанной работе, да так, чтобы угодить краевой власти.

Села не живут, а выживают еще и потому, что часто их возглавляют вот такие «статисты». Люди, которые ничего не понимают ни в растениеводстве, ни в животноводстве, ни в производстве. Они пришли получать зарплату, а не развивать село. Как что-то сделать – так денег нет. Как направлять отчет в край – так все у нас хорошо, живем припеваючи.

Более того, сегодня власть все чаще не слышит и не слушает тех, кто и делает эту экономику – предпринимателей, руководителей предприятий. Но ведь сами же главы потом и говорят, что у них в бюджете не хватает средств на развитие района. Так вот чтобы они были, нужно работать с бизнесом. Нужно видеть, кому надо помочь сегодня (и не обязательно финансово), чтобы он дал кратную отдачу завтра. На что попросить денег из краевого или федерального бюджета и как их потом так вложить, чтобы поддержать свою местную экономику. Можно же выбить деньги на строительство спортивного комплекса в загибающемся селе, а потом туда ходить некто не будет. А можно на дорогу до стратегически важного предприятия или какой другой инфраструктурный объект. Да даже и на спорткомплекс, только там, где есть рабочие места или понятные перспективы для их создания. И бизнес будет понимать, что ему рады, и людям будет интересно оставаться в селе.

При этом сейчас совершенно не работают с молодежью. Если не можете привлечь людей, которые чего-то добились, так вырастите их сами. Сейчас очень много перспективных молодых людей, которые готовы пригодиться там, где они родились. Да, многие уезжают. Но ведь и остаются многие толковые ребята. В них еще есть задор и желание что-то сделать.

Владимир Попов
Владимир ПоповФото: Илья Климентьев

- В годы вашей работы в районе такого не было?

- Всякое было. Мы же не на острове живем, нам знакомы все проблемы, которые есть в Алтайском крае. Но кадровая политика у нас всегда была на первом месте. Просто так никого не назначали. Всегда смотрели, прошел ли человек весь трудовой путь: от бригадира до директора совхоза или главы райкома партии. Во власть приходили люди, которые могли не просто грамотно организовать свою работу, но и отвечать за нее. И которым было не все равно.

– А если представить, что вы сейчас бы снова стали главой района, смогли бы набрать хорошую команду?

– Прежде всего, это была бы команда меньше, чем сейчас. Сидит их там в администрации человек 60. У главы три зама, у каждого зама еще по три зама, у каждого из них по пять начальников отделов, у начальников отделов тоже свои замы. А было бы достаточно и 20-25 человек. Чем больше людей, тем сильнее «размазаны» задачи, тем меньше они все понимают, что делать, и тем меньше ответственность на каждом.

Вот что бы я действительно расширил, так это взаимодействие с депутатским корпусом. Я как депутат отлично знаю, что эта ветвь власти сегодня работает вполсилы, если не меньше. А ведь туда приходит много людей уже с большим опытом, часто производственники, часто руководители. И они готовы безвозмездно помогать своему району. И не только советом. А у нас сейчас депутатов задвинули на задний план: молчите, да руки поднимайте, когда скажут.

Из-за этого произошла подмена понимания – нести ответственность некому, а лавры – всегда пожалуйста. Вот приезжает какой-то народный избранник, говорит, мол, я вам тут дорогу построил. Погоди-ка, а разве это было на твои деньги? Это же были деньги из бюджета. Но при этом все депутаты, которые голосовали за бюджет, взяли на себя ответственность за его исполнение.

Я всегда говорил и говорю только про то, что реально сам сделал, на деньги из бюджета благотворительности предприятия. Хоккейную площадку и территорию с фонтаном перед клубом в Новых зорях, храм, спортивный клуб в поселке Комсомольский. И мне не стыдно этого говорить

Муниципальные округа

- В Алтайском крае скоро появится первый муниципальный округ. Это будет Залесовский район. Над переходом на эту систему думают еще несколько районов. Вы за или против того, чтобы упразднять сельсоветы и передавать всю власть на уровень района?   

– Хорошая тема. Я это еще лет 10 назад предлагал. Но губернатор Александр Карлин тогда не захотел.

Вот только я считаю, что муниципальный округ должен включать не один район, а сразу несколько. Например, Павловский, Ребрихинский, Шелаболихинский и Тюменцевский. А еще бы и Камень сюда. То есть чтобы один округ был минимум 100 тысяч жителей. Тогда можно будет сформировать хоть какой-то реальный бюджет.

А сельские главы действительно не нужны. Возьмите любое село, там сидит 5-10 человек, а что они делают?

Владимир Попов
Владимир ПоповФото: Илья Климентьев

- У них нет ни денег, ни полномочий.

Вся власть району. Первый муниципалитет Алтайского края решился на упразднение сельсоветов

Вся власть району. Первый муниципалитет Алтайского края решился на упразднение сельсоветов

Аналитика

- Так я о том и говорю. На уровне села нет. А вот на уровне района все немного не так. Да, им не хватает средств. И поэтому очень важно увеличить долю налогов, которые будут оставаться на местном уровне. И да, нужно вернуть МСУ больше полномочий. А то по закону местная власть вроде как не входит в структуру федеральной, да только федеральная все решения давно взяла на себя.

Но я повторяю, у муниципалов есть, где взять средства. Их просто нужно разумно использовать.

Вот вам пример. У нас на производстве очень много шелухи – в день 80-100 тонн. А шелуха дает теплоотдачу в полтора раза больше, чем уголь. И мы долгое время топились ей сами, у нас собственная котельная. Но когда увеличили объемы производства, то стали делиться этим топливом с селами. Даем бесплатно, жгите на здоровье. Так особо ушлые главы стали продавать уголь, которые они экономили за счет нашей шелухи. И там еще большие вопросы, куда потом шли эти деньги. Я очень сомневаюсь, что на развитие.

Нужно развивать производство

- Так, набрали команду, что дальше делать?

- Конечно, у каждого муниципалитета свои исторические особенности, свои перспективы. Но главная перспектива для региона в целом – глубокая переработка. Аграрный Алтайский край просто обязан это делать. Только тогда бюджет будет расти не на смешные 2%, а на 20%.

Нужно делать все, что в наших силах, чтобы производство продуктов питания было с низкой себестоимостью и высокой маржинальностью.

Наши предприятия уже довольно серьезно стоят на ногах, производят достаточное количество сырья. Все, что мы выращиваем, нужно перерабатывать здесь, вывозить только готовую продукцию. Но ни в коем случае не покупать муку из Китая, как у нас сейчас делают.

Все, что надо бизнесу – небольшая помощь от государства. Нужно разработать четкую стратегию поддержки производства. Реальную, а не на бумаге. Развивать инфраструктуру и социальные программы на селе, вводить регулирование, чтобы наши производители могли заходить в местные сети (сейчас это крайне сложная задача), вернуть некоторые принципы плановой экономики.

- Но ведь государство и сейчас помогает.

Вывозить или перерабатывать? Чем аукнется для Алтайского края квотирование экспорта подсолнечника

Вывозить или перерабатывать? Чем аукнется для Алтайского края квотирование экспорта подсолнечника

Аналитика

- Помогает, но нет комплексного видения. Вся помощь – она для здесь и сейчас. Никто не выстраивает работу не перспективу. И бизнес этот видит. Спросите их, многие вам скажут, что при удобном случае продадут компанию. А его покупает москвич, которому все равно, как мы тут живет. «Высасывает» из предприятия все соки. И всё – можно банкротить. А ведь это очень больно бьет по экономике. И по селу.

Бизнес – это такая история, в которую надо все время вкладываться. Я работал по этому принципу и в самом начале, и сегодня. Только остановишь – все, считай, тебя уже конкуренты обогнали.

Например, в этом году мы построили новую котельную, систему очистки. В следующем году будем строить экстракцию (это отдельное производство). Сейчас как раз тот период в экономике, когда нужно вкладывать не в себя, а в производство. Да, техника и оборудование дорожает, но вместе с тем дорожает и сырье, и продукция. Сегодняшняя высокая маржинальность помогает сделать запас прочности на будущее.

«Где я взял деньги на бизнес?»

- Вы начинали в 90-е годы. Сложное было время. И многие предприниматели, которые раскрутились в перестройку, не любят отвечать, где они взяли деньги на свой бизнес. А вы ответите?

- Что скажу точно, так это то, что я никогда ничего не украл. Да, были сложности и проблемы, были неоднозначные решение, были займы, бартеры. Были партнеры, которые подводили. Время было непростое. Но в то же время очень перспективное.

В 1991 году я занимался перевозкой деревоплиты. И этот участок, на котором сейчас стоит «Диво Алтая», взял в обмен на эту плиту. Помню, сидел тогда практически в поле на ящике с цементом с лопатой в руке. Мимо едет знакомый начальник. Спрашивает, что это я тут делать собрался. Завод строить, говорю. Ну и построил. Прошло почти 30 лет, а на созданном мной предприятии работает 150 человек. Мы производим около 50 тысяч тонн масла в год. По меркам Алтайского края это достаточно высокотехнологичное производство.

А где деньги взял? Так была же страшная инфляция. Я продал свои «Жигули», купил на них КАМАЗ за семь тысяч рублей. А ровно через год я его продал уже за 270 тысяч рублей. На эти деньги и начал.



Комментарии (0)

1000