Профессия Айболита. Ученые-ветеринары Алтайского края делятся опытом помощи животным

Как развивалась ветеринарная наука в Алтайском крае? Кто может помочь домашнему питомцу в сложной ситуации? Почему делают кесарево сечение крупному рогатому скоту? Об этом беседуем с деканом факультета ветеринарной медицины Алтайского государственного аграрного университета, заведующей кафедрой морфологии, хирургии и акушерства, доктором ветеринарных наук Ларисой Вячеславовной Медведевой. Именно развитие животноводства – приоритетное направление развития «Научно-образовательного центра «Алтай».

Практическая ветеринария

- В восьмидесятых годах в Сельхозинституте был чудо-доктор Геннадий Давыдович Некрасов, который вытаскивал собак и кошек из самых страшных болезней. В Барнауле его фамилия звучала как спасительная мантра. Где он сейчас?

- Он работал на зоотехническом факультете и активно занимался ветеринарным обслуживанием мелких домашних животных, которого тогда практически не было в городе. В это время я была студенткой первого курса ветеринарного факультета и обратилась к Геннадию Давыдовичу с просьбой прооперировать пупочную грыжу у щенка, на что он любезно согласился и даже позволил ассистировать на операции. Так началось наше знакомство, а летом прошлого года он попрощался с университетом и передал мне сумку книг по специальности для нового поколения ветеринарных врачей. Несколько позже в 90-х первую ветеринарную клинику для кошек и собак «Animals» на территории завода механических прессов открыла Елена Голубева. В ней работали первые ветеринарные врачи частной практики в Барнауле.   

- С некрасовских времен многое в Алтайском крае изменилось. Сейчас возможности диагностики болезней животных иногда лучше, чем в «человеческих больницах».

- Сегодня для ветеринарных клиник практически нет ничего невозможного. На одной из последних конференций слушала американского коллегу и поняла, что прорывных новых знаний не получила. И у нас сейчас можно протезировать тазобедренный сустав, выполнять сложнейшие операции на позвоночнике и миниинвазивные хирургические вмешательства, т.е. оказывать высокотехнологичную помощь животным. Ветеринарная медицина развивается семимильными шагами, особенно в части оказания помощи мелким домашним, экзотическим, зоопарковым животным и спортивным лошадям. Были бы средства. К сожалению, не все владельцы животных могут оплатить дорогостоящее лечение. Но и в этом случае наши врачи находят выход, например, когда это возможно заменяют оперативное лечение консервативным, снимают боль и воспаление и улучшают качество жизни пациента, позволяя нашим любимцам, практически членам семьи доживать отмеренное им время и радовать своих владельцев.  Жаль, что они живут не так уж долго!

- А примеры замены лечения в вашей практике были?

- Наверное, как и у всех ветеринарных врачей, когда у владельцев пациента недостаточно средств на операцию и животное уже в преклонном возрасте, либо когда есть противопоказания для хирургического вмешательства. В любом случае животному необходимо оказать помощь. Бывает и так, что неверно поставлен диагноз или лечение проводится без учета стадий патологического процесса и не помогает, соответственно его нужно скорректировать. Например, одному из пациентов с гнойно-некротическими процессами в области пальцев был поставлен диагноз оскольчатый перелом костей. Лечили безуспешно, т.к. на самом деле у собаки был паралич лучевого нерва и нарушение трофики дистального отдела конечности, которую пришлось ампутировать. В другом случае привели на консультацию щенка редкой породы бурбуль. Вероятно, после инъекций у собаки возник асептический воспалительный процесс в виде множественных объемных уплотнений на шее и в области лопатки. В одних клиниках рекомендовали хирургическое вмешательство, другие лечили консервативно, но безрезультатно. С учетом фазности воспалительного процесса мы подобрали несколько мазей, и уже через месяц все припухлости прошли. Но, конечно же, нередки случаи, когда вылечить пациента или спасти ему жизнь можно только посредством хирургического вмешательства.

«У вас руки хирурга»

- Подростки после прочтения книг Джеймса Хэрриота начинают «болеть» ветеринарией. Как у вас складывался путь в профессию?

- До сих  пор не знаю, почему на выпускном утреннике детского сада, когда всех спрашивали о будущей профессии, озвучила, что буду ветеринаром. Потом было увлечение конным спортом, ежедневные тренировки на ипподроме. При травмах у лошадей были первые попытки помочь им под руководством тренеров. После окончания школы решила поступать на зоотехнический факультет АСХИ. Но в приемной комиссии меня отговорили и предложили поступать на ветеринарный факультет, красочно расписав все его преимущества. Точно не зная, где он находится, мы с подругой все же добрались до него. И в 1988 году я стала студенткой.  

- Кто ваши учителя?

- Первый мой учитель по ветеринарной хирургии кандидат ветеринарных наук, доцент Николай Иванович Мирон – представитель ленинградской школы хирургов, где его до сих пор помнят. Когда на заседаниях диссертационных советов мы встречаемся со столичными корифеями, авторами учебников по ветеринарной хирургии Борисом  Степановичем Семеновым и Владимиром Николаевичем Видениным, они говорят о нем с глубоким уважением. Именно Николай Иванович научил меня оперировать крупных животных, и именно он настоял, чтобы я вернулась работать в вуз с производства, аргументируя: «У вас руки хирурга», чем очень сильно меня смущал! Второй мой учитель и научный руководитель по кандидатской и докторской диссертациям – Александр Сергеевич Кашин – яркий представитель московской школы ветеринарных хирургов и московской интеллигенции. Еще, будучи 16-летним подростком, ушел на фронт в Великую Отечественную войну, прошел суровую жизненную школу и был очень требователен к себе и другим. Он ввел меня в мир науки и научил никогда не сдаваться.

В хирургии женщине не просто

- Есть целая линейка анекдотов о том, как ветеринары лечат людей. Есть общее между хирургией гуманитарной и ветеринарной?

- Общего много. Разумеется, есть и множество отличий. У жвачных, например, четыре желудка и один из них истинный. А у лошади, в отличие от человека, нет желчного пузыря. Если говорить об анестезиологическом обеспечении, то различные препараты на одних животных действуют, а на других нет. Методы фиксации и обездвиживания животных тоже весьма различны.  Будучи ассистентами, присутствовали на гуманитарных операциях, и было очень смешно, когда нас любопытствующий анестезиолог пытал: «А коров, наверное, над ямой оперируют?» Когда мы ему все объяснили, резюмировал: «Да, вам тоже тяжело!». Очень многое при возникновении заболеваний у животных зависит от условий кормления, содержания и эксплуатации, а также от региональных особенностей. Вообще список различий длинный, тогда как у человека в большей степени учитывается возрастной аспект. Но самое главное наши молчаливые пациенты никогда не скажут, что у них болит! При этом, на мой взгляд, они более терпеливые и благодарные, чем люди. Есть масса примеров, как трогательно ведут себя животные, когда понимают, что им оказывают помощь. Сначала они сопротивляются, боятся боли, а потом понимают, что сейчас им помогут. Я оперировала черного терьера. После снятия швов сука не хотела идти к хозяйке, а жалась к моим ногам. Пришлось провожать до машины. Или вот еще. В Алтайском конном заводе травмировался ведущий жеребец-производитель Плейбой. Провели сложную операцию. На следующий день было необходимо выполнить лечебные процедуры, и жеребец никак не хотел подпускать работавшего там в то время врача. Пришлось мне его уговаривать и выполнять все самой. Во время болезненных манипуляций он стоял, как вкопанный. Это ли не доверие и наличие интеллекта?

- А действительно как уложить крупных животных?

- Есть специальные методы повала и фиксации. Если животное оперируют в операционной, используют специальные столы, которые могут быть просто механическими или оснащены электроприводом. Например, к столу Сапожникова подводят корову или лошадь, фиксируют по-вертикали, а потом опускают в горизонталь и животное уже удобно лежит. Но для этого нужна физическая сила, а есть операционные столы, где просто нажимаешь кнопки.  Конечно же, при этом используют седативные препараты и специальные методы обездвиживания, общего и местного обезболивания, в том числе проводниковую анестезию. Тогда животное и себя не покалечит, и создаются все условия для качественного выполнения хирургом операции.

-  Есть языковой стереотип, что рожают как кошки и собаки. Все это происходит быстро и естественно, а тут хирургическое вмешательство. Слабые стали животные, неспортивные?

- Для выполнения кесарева сечения существуют абсолютные и относительные показания. Причины различны, а оказываемая при родовспоможении помощь не всегда профессиональна. Поэтому единственно возможным способом сохранить жизнь роженицы или плода, а в лучшем случае их обоих – это операция кесарево сечение. Как-то в хозяйстве «Краснообское» ждали многочисленное потомство от скрещения герефордов и зубров. Попросили научить местных ветеринаров делать кесарево сечение перед массовым отелом. Вместе с моей коллегой Малыгиной Натальей Анатольевной провели показательные операции, в том числе на одной из коров, осеменённой семенем зубра. В это время вокруг бегала ваша коллега с питерского телевидения и все время задавала вопрос: «А как вы думаете, кто это будет?» Мешала. Пришлось жестко ответить: «В любом случае - теленок». Кстати, это моя любимая операция у всех видов животных. Когда она проходит успешно, испытываешь огромное удовлетворение.

Все для души

- Вы смотрите сериалы про ветеринаров?

- Я пробовала смотреть художественный сериал «Ветдоктор», но не смогла. Для профессионала – полный абсурд. А вот документальные сериалы про будни ветеринарных врачей, например американский сериал «Невероятный доктор Пол», очень нравятся. Эмпатию вызвал и документальный фильм «Доктор ДИ: ветеринар Аляски». В отдельных эпизодах узнаешь себя. При нехватке возможностей начинаешь изобретать новое, как героиня этого сериала. И это греет душу.

- Кто идет сегодня на ветеринарный факультет?

- В этом году был бюджетный набор 104 человека. Ветеринарная специальность сейчас востребована во всем мире. За рубежом ветеринары являются отдельной кастой, и их работа хорошо оплачивается. Наши выпускники, которые идут в клиники обеспечивают себе безбедное будущее. Штатный врач в хозяйствах – очень тяжелая работа без выходных и в любую погоду. И зарплаты там не высокие для такого рода деятельности. Но нашу профессию выбирают по зову души. Многие наши выпускники отправляют учиться своих детей. Так было с семьей Хайруллиных. У нас была студентка, которая говорила, что будет работать только с коровами и после окончания вуза так и произошло. Отдельная история – студенты, которые «болеют» конным спортом или кинологией. Наша выпускница – Яна Олейник работала ветеринарным врачем в цирке, а теперь с мужем выступает в номере с тиграми и пони. А начиналось все с трогательной истории. Где-то на южном курорте они увидели привязанного львенка, которого использовали как фотомодель. Посмотрели на него, увидели множество приобретенных от такого труда патологий, отдали все свои деньги. Выкупили, выходили, вырастили и эта животина доживала у них дома. Потом была похожая история с тигренком и с ним сделали цирковой номер. Они и сейчас выступают.   

- У доктора Айболита есть свои домашние животные?

- У меня четыре собаки породы японский шпиц, кот и рыбки. Кстати первых двух собак как раз и подарила мне Яна, а кота – тоже моя ученица и надеюсь в ближайшем будущем кандидат ветеринарных наук Ульяна. Все для души! А одного щенка я подарила своей аспирантке, теперь уже кандидату ветеринарных наук Валерии. Вообще выпускники без внимания не оставляют. Некоторые из них теперь лечат и моих животных. И я им очень благодарна!



Комментарии (1)

1000

Ветеринар

Ну с памятью проблемы, либо по незнанию. У Голубевой клиника была на Павловском тракте. А на заводе "Мехресса" клинику открыла Аулова, когда клиника Голубевой уже схлопнулась. Некрасов не ко всем относился как бессребренник. Его интересовали клиенты только при бабках. Я сам, будучи студентом, пришел к нему с дрищущим щенком, и был послан в дальние дали. Да еще и коллегу обосрал, когда я спросил "раз вы не будете нас лечить, может мне обратиться к Свиридову?". Одноврменно с нашим разговором к его сарайке на территории Сельхоза подъехала вишневая "девятка", что в 1990 году приравнивалось к "Гелендвагену" и владельцы ротвелера с торжественным сопровождение господином Некрасовым удалились, оставив меня с моей дрищущей догиней на улице. Вернувшись домой. Я понял, что никто мне не поможет, а я будучи обычным студентом со стипендией в 50 рублей, не мог позволить себе вызвать ветеринара из клиники Голубевой.