Большое интервью Виктора Томенко: «Я – губернатор Алтайского края, и не могу обижаться на людей»

Можно ли в ручном режиме надавить на производителей лекарств, ждет ли край карантин по коронавирусу и не обидно ли читать негатив в социальных сетях, рассказал в интервью телеканалам и информагентствам губернатор Алтайского края Виктор Томенко

Максимальное несоответствие мощностей и потребностей

- Как вы оцениваете ситуацию с коронавирусом в Алтайском крае?

Вопрос не стоит: Алтайский губернатор рассказал, что думает об инициативе по отставке министра здравоохранения

Вопрос не стоит: Алтайский губернатор рассказал, что думает об инициативе по отставке министра здравоохранения

Новости

- Мы заканчиваем восьмую неделю эпидподъема, оценить ее можно как очень сложное прохождение второй волны, которая отягощается эпидподъемом по ОРВИ и гриппу. Она по своим масштабам сразу превышала наши возможности в системе здравоохранения и нам пришлось эту систему на ходу перестраивать и подстраивать, чтобы справляться с ней. Но ведь новые мощности не появляются, поэтому пришлось вводить особый порядок оказания медицинской помощи. Вы помните, что в конце сентября-начале октября была ситуация максимального несоответствия наших мощностей и потребности.

- Какие-то организационные решения за этим последуют?

- Они уже были. Сегодня порядка 30 учреждений здравоохранения края являются ковидными госпиталями. Но они и сейчас продолжают приниматься, учитывая особый порядок оказания медицинской помощи и необходимость дальнейшего развертывания коек, мы хотим добиться, чтобы запас коек был, соответственно будем задействовать еще какой-то объем коечного фонда, создавать койки в не медицинских объектах, делая их частью существующих медицинских фондов.  

- Есть какие-то прогнозы относительно развития ситуации?

- Ситуация постепенно стабилизируется. Прогноз, что сейчас будет все снижаться, в том числе напряженность, есть. Но что-то обещать - последнее дело. Мы должны смотреть на ситуацию с точки зрения развития по наихудшему сценарию, а значит, готовиться с коечным фондом, тестированием, помогать врачам переживать перегрузки.

Большое интервью Виктора Томенко: «Я – губернатор Алтайского края, и не могу обижаться на людей»
Большое интервью Виктора Томенко: «Я – губернатор Алтайского края, и не могу обижаться на людей»

«Возможностей нет, но какие возможности вы используете?»

- Как власти решают проблему дефицита лекарств? Мы понимаем, что на частные сети никакого воздействия правительство оказать не может, тем не менее, обещания существенно улучшить положение со стороны министра здравоохранения были.

- В этом вопросе есть и ответ: мы знаем, что у вас нет никаких возможностей, но, все же, какие возможности вы используете? 

Действительно, ситуация с лекарственным обеспечением делится на две части. Первая – лекарства для лечения в стационарах или стационарах на дому. Все это делается за счет государства и тех лекарственных препаратов, которые есть у наших учреждений здравоохранения. При нынешнем уровне заболеваемости есть запас примерно на месяц. Проходят закупки новых партий препаратов. Здесь удается держать ситуацию так, как надо.

А вот в аптечной сети ситуация иная. Прямых рычагов влияния на частные организации ни у государственной, ни у муниципальной властей нет. Но взаимодействие налажено. Мы знаем, чем живут аптеки. Государственная сеть «Аптеки Алтая» занимает только 3-5% объема рынка - существенно повлиять на ситуацию через эту сеть невозможно. Там есть небольшой запас препаратов для пациентов, которые выходят из стационаров и требуют долечивания. В целом по сети напряженность остается, хотя в сентябре-октябре были самые сложные недели.  

- Как вы считаете, в чем все же причина?

- Ажиотажный спрос привел к тому, что лекарства были сметены с полок. Там, где аптеки могли нарастить объемы закупок лекарственных препаратов и соответственно продажи, они это сделали. По оценкам Росздравнадзора и самих сетей, закупка и сбыт «тех самых» лекарств, на которые особенный спрос, увеличился примерно в три-четыре раза. Но даже это увеличение не приводит к насыщению рынка. Появившиеся лекарства уходят под заказ или доставку, а те, что появляются на прилавках, исчезают, если не в первые два часа, то в первой половине дня.

Я, как губернатор края, обратился в Федеральное правительство, к полномочному представителю президента в СФО, в Минпромторг и Минздрав с этой проблемой и попросил самые разные варианты помощи. Вышел также напрямую на владельцев наших крупнейших дистрибьюторов. И увеличение объемов сбыта - как раз результат этих переговоров. Но ажиотажный спрос – такая вещь… Выставляешь новую партию – сметают, удвоенный объем - сметают, по удвоенной цене – все равно сметают. То есть именно страх и эмоциональная напряженность приводят к тому, что дефицит имеется. Последняя неделя показала, что пусть не с первой аптеки, но в целом набор лекарств для лечения короновируса, ОРВИ или гриппа приобрести у нас можно. Тем не менее, ситуацию мы по-прежнему оцениваем как тяжелую и находимся в диалоге со всеми ведомствами, структурами и оптовиками.  

- А как-то надавить на поставщиков в ручном режиме можно?

- Это же не отдельно и локально сложившаяся ситуация в Алтайском крае, то же самое произошло по всей стране, и все ринулись к производителям и поставщикам.  

Наши обращения к правительству и вынесение вопроса на уровень президента страны привели к выделению 5 млрд рублей, из которых Алтайскому краю представлено 87 млн рублей, чтобы обеспечивать лекарствами не только тех, кто лечится от коронавирусной инфекции в стационарах, но и амбулаторно. Деньги поступили, но мы опять столкнулись с дефицитом лекарств у потенциальных поставщиков. Конкурс объявили, но на него никто не вышел. Только одна компания со сроками поставки в двадцатых числах ноября. Сейчас занимаемся, чтобы законтрактовать хотя бы эти объемы и начать доводить лекарства до людей.  Весь набор лекарств на одного человека обойдется примерно в 7-8 тысяч рублей.

Большое интервью Виктора Томенко: «Я – губернатор Алтайского края, и не могу обижаться на людей»
Большое интервью Виктора Томенко: «Я – губернатор Алтайского края, и не могу обижаться на людей»

Задействованы все резервы

- У нас есть нехватка медиков и перегруженные лаборатории. Как-то удается двигать эту проблему?

- Это очень сложный вопрос. Медицинских работников у нас столько, сколько есть. Это те, кто работает в государственных учреждениях, есть пара федеральных учреждений (центр травматологии и медсанчасть в Яровом), частная медицина и студенты, которые еще учатся. Все эти возможности задействованы для оказания помощи тем, кто больше всего в ней нуждается. За счет особого порядка оказания помощи нам удалось высвободить часть специалистов и направить их на первичный прием, суммарно более 1200 студентов у нас принимают пациентов, работают в ковидных госпиталях, часть нагрузки (пусть немного) взяла на себя частная медицина.

Что касается тестирования: на 1 сентября мы ежедневно проводили порядка 2,5 тысяч ежедневно, а сегодня это 6,5-7 тысяч в сутки. То есть работа была проведена за счет увеличения мощностей, вовлечения частных организаций. В начале лета у нас было 4 ПЦР-лаборатории. А сегодня их 12, из которых 4 - частные. Мы пока разбираемся с Роспотребнадзором, какой оптимальный объем нам необходимо обеспечить. Думаю, что объемы тестирования нужно нарастить в полтора-два раза от сегодняшнего уровня.  Но не все решает техника, требуются люди.

Что плохо для образования, хорошо для эпидситуации

- Детей отправили на дополнительную неделю каникул, чем руководствовалось правительство, принимая такое решение?

- Сегодня болеющих ОРВИ среди школьников в три раза меньше, чем до ухода на каникулы. По коронавирусу заболеваемость среди всех школьников исчисляется десятками. На заседании оперштаба возникла дискуссия, и я посчитал правильным отложить решение до следующего дня. Мы же знаем: утро вечера мудренее. Две недели каникул дали возможность разорвать цепочки передачи заболевания, учителя тоже поправили свое здоровье. Эта неделя важна, чтобы закрепить положительные тенденции.

Мы понимаем, что это плохо для образования, но мы на часу весов должны положить жизни и здоровье людей и какие-то сбои в системе образования школьников. Приходится выбирать. 

Кто и как помогает Алтайскому краю

- В соцсетях говорят, что пора уже бить в набат и обращаться за помощью…

Виктор Томенко: В Алтайском крае мы стараемся учитывать рассчеты по скрытому течению коронавируса

Виктор Томенко: В Алтайском крае мы стараемся учитывать рассчеты по скрытому течению коронавируса

Новости

- Еще до начала второй волны мы успели договориться с московским правительством, мэром Сергеем Собяниным, чтобы огромное количество СИЗов, которые на тот момент Москве казались излишними, пришли к нам на безвозмездной основе. Стоимость того запаса СИЗов, который нам отправили  - более 1,3 млрд рублей. Мы за них ничего не платили. Но когда уезжала последняя фура из 14, то шлагбаум почти ударил по уходящей машине. После этого Москва закрылась, никому больше не помогая. Я выразил благодарность Сергею Семеновичу от лица всех жителей края.

Ну и посмотрите, как быстро происходит выход на новые мощности у производителей различных лекарственных средств. Здесь в принципе быстро все не бывает. Но как это происходит меня, как производственника в прошлом, впечатляет.  

Кроме того, у нас дважды был помощник министра здравоохранения РФ, главный реаниматолог-анестезиолог, специалист из «Пироговки», они поработали выдали рекомендации. Сегодня в 12 больнице в Барнауле работает специализированная бригада анестезиологов из Федерального центра кардиологии в Красноярске. Они взяли на себя прямую нагрузку и занимаются улучшением работы ковидного госпиталя (а он один из крупнейших, на 600 коек). Они занимаются усовершенствованием подходов в лечении не только этого госпиталя, но и других в нашем крае.  

Большое интервью Виктора Томенко: «Я – губернатор Алтайского края, и не могу обижаться на людей»
Большое интервью Виктора Томенко: «Я – губернатор Алтайского края, и не могу обижаться на людей»

Карантина не будет

- Виктор Петрович, в Европе вводятся серьезные ограничения. При каких условиях в крае будет рассматриваться возможность введения карантина?

- После первой волны любые ограничения воспринимаются тяжело. Если мы верны в своих рассчетах, то нет необходимости для введения более жестких ограничительных мер. Кстати, напряженность в обществе возникает не только по причине тех, кто болеет или переживает за родственников. Но и из-за изменения привычного уклада. Периодически мы видим срывы. Поэтому все, кто способен держать себя в руках и влиять на окружение, должны демонстрировать спокойствие и уверенность, что мы все сложности преодолеем.  

- То есть локдауна не будет?

- Мы не отдельная страна. Мы не можем закрыть границы. Самолеты продолжают летать. Весной стало понятно, что есть огромное количество связей между жителями Алтайского края и Новосибирской области и уж тем более республики Алтай. Разделение этих потоков – очень болезненный процесс. Если говорить о карантине, то решение должно быть общенациональное, иначе он не будет иметь смысла.

С пандемией и коронавирусом борются не власти, а весь народ. Это задача всей популяции. Если подавляющее большинство прониклось идеей и понимает, что все делается не для того, чтобы кому-то надеть намордник, поставить в стоило и всех взять на учет и чипировать, а чтобы преодолеть ситуацию до момента появления вакцины. Иначе мы будем подвергаться этим волнам. Мы же даже не знаем, будет ли третья волна…

«Вожжи должно держать правительство»

- Сейчас появились прогнозы о третьей волне. Стоит ли к ней готовится, учитываете ли вы такую возможность развития ситуации?

- Когда это все закончится, нужно будет возвращаться к нормальной жизни, к плановой помощи, опять перепрофилировать медицинские учреждения из ковидных в те профили, для которых они создавались. Потребуется открыть театры, кинотеатры, дать возможность детям учиться и заниматься допобразованием. Представьте, какая сложная будет задача – вокруг все улучшается, а мы ждем третью волну и ничего не меняем. Вспомните август. Все это невероятно сложно. Очень важна координация. С самого верхнего уровня всей страной. Вожжи должно держать правительство. А мы – регионы - встроимся в систему и выполним все, что от нас требуется. Но мы часть единого организма, а значит, голова должна выдать четкие рекомендации, выработать четкие стратегию и тактику. А мы затем уже переведем ее на местный уровень.

Любая критика – источник обратной связи

- Вы много говорили о психологических настроениях граждан, а какие настроения в правительстве?

- Мы, несмотря на физическую разобщенность, освоили информационный формат работы по видеоконференцсвязи, дистанционным форматам. Сложнее почувствовать нерв, но мы продолжаем оставаться в контакте. Настрой и понимание, что на нас лежит особая ответственность за то, как мы будем проходить эти проблемы, заставляет работать еще более сконцентрировано и сосредоточено, чем в «мирное время».

Психологически чувствуется, что тяжело, и мы несем потери. Ведь все люди, которые умерли - это всё потери. Но мы должны все сделать, чтобы минимизировать их, чтобы иметь возможность затем сказать и жителям края, и самим себе: всё, что могли - мы сделали. В правительстве люди тоже болеют, но, тем не менее, стараемся отрабатывать все вопросы, которые поступают. С каждым днем их становится больше, а некоторые из них выражаются в крике о помощи. Хочу заверить что и дальше правительство будет работать со всей ответственностью и предвидеть развитие ситуации.

Большое интервью Виктора Томенко: «Я – губернатор Алтайского края, и не могу обижаться на людей»
Большое интервью Виктора Томенко: «Я – губернатор Алтайского края, и не могу обижаться на людей»

- Не обидно в этой связи видеть негатив от населения в тех же социальных сетях?

- Конечно, он не может не затрагивать каких-то конкретных людей. Мы - тоже люди. Но главное – понимание, от чего это происходит. А, во-вторых, любая критика или жалоба – это тоже источник обратной связи. Да, психологически с этим приходится справляться, но я – губернатор Алтайского края и не могу обижаться на людей. Я такого права не имею, и даже думать об этом не могу. Это же начнет передаваться моим подчиненным,  затем передастся обществу. Все здоровые силы, не только в правительстве, должны уверенностью, спокойствием и компетентностью заряжать всех остальных.  

P.S. После интервью Виктор Томенко рассказал журналистам еще и о том, как сам перенес коронавирус:

- Пока был коронавирус, я лечился дома. Потом результаты стали отрицательными, но меня свалила пневмония и пришлось лечь в больницу. Я никогда ею не болел и оказалось, что это достаточно неприятная штука. Около 11 дней я полежал. Как раз это было самый тяжелый период, и с ним столкнулись мои коллеги. Поэтому, как только возникла первая возможность, хотя и нужно было еще пить таблетки, я 10 октября прибежал на работу. Как выяснилось, состояние постоянной собранности приводит к тому, что ты становишься здоровее. Так что работаем. Сегодня вот в семь совещание с федеральным оперштабом, думаю, что приеду домой часам к одиннадцати…  



Комментарии (10)

1000

yaga

Автор, исправьте грамматические ошибки!

медик

самый бездарный из губернаторов края. Даже хуже Евдокимова.

Валерий

"Уважаемый" господин Томенко, Вы не губернатор, Вы седелец в кресле губернатора. А это две большие разницы.

Я не робот
Валерий, стыдно за вас. Лучше молчать, чем такую чушь нести
Ответить
Это я
Я не робот, что задел за живое? Весьма рад за Вас!
Ответить
Читатель

Анна, перечитайте текст, проверьте на ошибки. если чего-то не увидите, то word вам в помощь!

Снег

пятиклассник писал текст? безграмотно так, что хочется выколоть глаза

Старушка Шепокряк

А то, что в нищем крае этот охреневший пользуется техникой APPLE не дешевой, не объяснил...

Я не робот

Так то с нуля до 5 с половиной тысяч коек увеличили... Это работа профессионалов. Комментаторам: если вы не работали в руководстве, то и не имеете права заикаться и высовываться здесь со своими оценками.

Это я
Я не робот, в том-то и дело, что работал в руководстве и прекрасно представляю эту "кухню". Эффективность работы руководителя оценивается по результату а не по процессу. В данном случае, количество коек это процесс, а число заболевших это результат.
Ответить