...Щепки летят. Почему лесную отрасль Алтайского края вновь сотрясают скандалы?

В сентябре алтайское Минприроды подало десяток исков к различным предприятиям, занимающимся лесным хозяйством. Практически все они касаются взыскания недополученной прибыли по договорам аренды.

Это заставляет вспомнить разгоревшийся в июле конфликт между Минприроды края и крупнейшим в регионе лесопользователем – холдингом ЛХК «Алтайлес». Он также вращался вокруг договоров аренды лесных участков. Напомним, ведомство расторгло с холдингом несколько договоров «в связи с грубыми нарушениями». В ответ зазвучали опасения, что подведомственные Минприроды структуры не справятся с пожарной охраной лесов, не смогут обеспечить занятость потерявших работу сотрудников лесных предприятий, не имеют мощностей для глубокой переработки древесины и прочие.

В довершение ко всему прочему, в информационной повестке возникла версия, в лучших традициях конспирологии объясняющая происходящее переделом лесной отрасли. В последнее время тема лесопользования в Алтайском крае, вообще, получила широкий резонанс. Так, в июне в местное управление лесами нагрянули силовики, под суд отправился теперь уже бывший замглавы Минприроды Владимир Черных. А спустя три месяца – в конце сентября – в отставку подал и сам министр Владимир Попрядухин.

Чтобы разобраться в проблеме, для начала придётся несколько абстрагироваться от происходящего в крае и взглянуть на ситуацию в общероссийском масштабе.

Глобальный передел или местечковые разборки?

В конце сентября на всю страну прогремело известие о поручении президента РФ Владимира Путина запретить с 2022 года экспорт необработанного леса из России. Однако тема реформы леса была поднята задолго до этого. Так, ещё в июле вице-премьер Виктория Абрамченко заявила, что правительство разрабатывает стратегию развития лесной отрасли, которая охватит все сферы лесного хозяйства, начиная от лесопользования и заканчивая реализацию продуктов переработки. А ещё в начале 2019 года спецпредставитель президента РФ по вопросам природоохранной деятельности Сергей Иванов говорил, что реформа лесной отрасли назрела.

В прошлом году отправились в СИЗО бывший первый вице-губернатор Хабаровского края Василий Шихалев и гендиректор ООО «Азия Лес» Александр Пудовкин. Позже был арестован бывший директор департамента химико-технологического и лесопромышленного комплекса Владимир Потапкин. В Красноярском крае уже в сентябре 2020 года арестовано руководство «Общины Виссариона», которая, по данным СМИ, занималась как раз заготовкой леса при одобрении властей. Параллельно шли также аресты крупных чиновников. Так, под стражей оказался экс-министр лесного хозяйства края Дмитрий Маслодудов.

«Просто закономерная реакция»

Можно ли считать всё это звеньями одной цепи – передела лесного хозяйства? Не факт. Ведь подобные стратегии разрабатываются и пытаются воплощаться в жизнь далеко не впервые и пока что ни к каким переделам не привели. «Политсибру» обратился за комментарием к директору Лесной программы WWF России Андрею Щёголеву. По его мнению, происходящее – это просто закономерная реакция властей на обильную критику лесного хозяйства, раздающуюся со стороны как населения и бизнеса, так и чиновников.

«Такие решения назревали давно. Мы помним и заявления Валентины Матвиенко о недовольстве работой Рослесхоза, и очень много возмущений со стороны как граждан и объединений, так и чиновников, по поводу нелегальной лесозаготовкои. Много было критики в адрес работы лесного хозяйства в России, поэтому эти решения – это закономерный ответ правительства», – выразил своё мнение директор Лесной программы WWF.

Также он отметил, что в разработанном (но ещё не утверждённом) правительством проекте плана работы с лесным сектором есть отдельный пункт о договорных отношениях с лесопользователями. По словам Андрея Щёголева, было бы неплохо чётко прописать там приоритетное право продления договоров аренды для ответственных лесопользователей, особенно тех, которые стали на путь устойчивого лесоуправления, то есть, внедряющих у себя интенсивную модель лесного хозяйства.

Но ведь и алтайское Минприроды прямо заявило, что ничто не мешает «Алтайлесу» заново арендовать изъятые у него участки, пройдя соответствующие конкурсные процедуры! Что же тогда не устраивает лесной холдинг?

Что же происходит в лесах Алтайского края?

Нужно разделять ситуацию в целом по стране и ситуацию в Алтайском крае, – считает модератор тематической площадки ОНФ «Экология» в регионе Алексей Грибков. По его словам, нельзя сравнивать Алтайский край, например, с Иркутской областью – очень разные сами леса, разная специфика их заготовки и.т.д.

Особенность Алтайского края, во-первых, в том, что лесов здесь мало. Во-вторых, большая часть тех лесов, что в крае есть – это леса защитные, различных категорий. То есть, их первоочередная функция – сохранение благоприятной экологической среды, а вовсе не поставка древесины для промышленности. При этом, основная арендная база «Алтайлеса» – ленточные боры – относится не просто к защитным лесам, а к той их категории, которая выделяется как наиболее ценная. И даже внутри этой категории ленточные боры вынесены в особо ценную подкатегорию, «круче» которой ничего нет. Несмотря на это, боры всё же переданы в аренду для заготовки древесины.

«Почему раньше местные органы власти не возражали против того, чтобы «Алтайлес» арендовал эти участки леса? Вспомним, а кто возглавлял управление лесами, когда их передавали в аренду «Алтайлесу»? Хозяин «Алтайлеса» – [Михаил] Ключников. (Согласно данным СПАРК-Интерфакс, генеральным директором ЛХК «Алтайлес» является Иван Михайлович Ключников – прим.ред.). Так вот, леса эти передавались в аренду «Алтайлесу» не просто на льготных условиях, а на ещё более льготных, чем даже положено», – пояснил Алексей Грибков.

Он напомнил, что раньше законодательство предусматривало особый порядок работы с так называемыми приоритетными инвестиционными проектами. То есть, арендатор обещает вложить деньги в развитие производства, а за это получает участки в аренду по льготной ставке. «Алтайслесу», как приоритетному инвестпроекту, участки достались по стоимости равной 0,5 самой низкой льготной ставки. То есть, за бесценок. Более того, некоторые полученные по такой сверхльготной цене участки «Алтайлес» передавал в субаренду уже по более высокой стоимости». Кроме того, у приоритетных инвестпроектов существует срок окупаемости. И, например, по Каменскому ЛДК, с которым была расторгнута часть договоров аренды, этот срок закончился. Это означает, что теперь «Алтайлес» должен арендовать участки по совсем другим – рыночным – ценам.

«Если бы я решал эти вопросы, я бы оставил тот же «Алтайлес», но уже по более жёстким условиям – строго в рамках закона. С экономической точки зрения уж точно надо порядок наводить. А вообще, вся эта ситуация – совершенно кривая, когда ценные леса переданы в аренду в целях заготовки древесины и за них идёт драка, как за ресурс. Так в принципе быть вообще не должно. Но, это уже вина не «Алтайлеса» и не правительства Алтайского края – так уж устроено наше дурацкое лесное законодательство», – подытожил эколог.

Кто и как наживается на алтайском реликтовом бору?

Кто и как наживается на алтайском реликтовом бору?

Аналитика

Валерий Горбунов, защитник лесов, подполковник Министерства обороны в отставке, неожиданно скончался десять дней назад. Он воевал за Алтайск

2164


Комментарии (0)

1000