То брат, то сват. Почему села Алтая лишают административных комиссий и кто от этого пострадает

Местное самоуправление хоть и самостоятельная ветвь власти, но полномочий имеет немного. И одного из них скоро лишится – в Алтайском крае меняют закон об административных комиссиях. Сейчас их создают местные власти, а будут – только районные. О поломке несовершенной, но привычной системы сейчас спорят и на сельском, и на краевом уровне. Зачем нужны эти комиссии, почему сельсоветы не заинтересованы в заработке на штрафах и будут ли в этом заинтересованы районы, читайте в материале «Политсибру».

Коровы, конопля и ночные попойки

Такие комиссии рассматривают все нарушения, которые прописаны в краевом законе об административной ответственности, не подпадают под федеральную «административку» и не входят в полномочия полиции. Самые распространённые: нарушение правил благоустройства (нескошенные газоны, запущенные фасады, растущая конопля), закона о тишине (шумные или пьяные гуляния, ночной ремонт), комендантского часа и правил содержания животных (кони, коровы или собаки, гуляющие сами по себе).

Что меняется?

Сейчас полномочиями по созданию и функционированию административных комиссий наделены города, районы и сельские поселения. Если закон поправят, то это право останется только на уровне районов и городских округов. То есть для городов, по сути, ничего не изменится. А вот села уже не смогут самостоятельно создавать комиссии. Все решения – сколько комиссии и где они будут – отдается на откуп администраций районов.

В пояснительной записке к законопроекту сказано, что это делается «в целях оптимизации и повышения качества их работы».

Кроме того, меняется количество членов комиссии (было минимум семь человек, теперь хотя бы пять) и требования к ним (возраст старше 21 года, гражданство РФ, высшее или среднее профессиональное образование).

Но самое главное – введение поправочного коэффициента. До сих пор объем субвенций, которые получает комиссия, зависел только от расходов: на оплату труда членам комиссии, канцтовары, почтовые расходы, услуги связи, коммуналку. Теперь будет зависеть еще и от количества дел:

  • если в год рассмотрено от 0 до 49 включительно, то коэффициент составит 0,75,
  • от 50 до 99 дел - 0,8;
  • от 100 до 149 дел – 0,85;
  • от 150 до 199 дел – 0,9;
  • от 200 до 249 дел – 0,95;
  • 250 и более – 1.

То есть чем меньше дел, тем меньше комиссия будет получать.

Если примерить еще не принятый коэффициент на итоги работы комиссий в 2019 году, то единичку получает всего четыре города (Барнаул, Бийск, Новоалтайск и Рубцовск) и два района (Поспелихинский и Тальменский).

Неэффективные районы

Всего в районах Алтайского края в 2019 году действовало 658 административных комиссий. Большинство из них – 599 комиссий – сельского уровня, которые в прошлом году рассмотрели 4197 дел. А 59 районного уровня – 1325 дел. То есть в среднем районная комиссия рассматривает в год в три раза больше, чем сельская.

Среди районов с наименьшим показателем: Суетский (на 5 комиссий рассмотрено 10 дел), Ельцовский (7 комиссий и 18 дел), Заринский (21/15), Краснощековский (14/43), Родинский (13/38), Целинный (13/27). В районах-лидерах по этому показателю Поспелихинский (на 12 комиссий 647 дел в год), Тальменский (19/345), Благовещенский (13/244. В Угловском и Волчихинском создано всего по одной комиссии, зато рассмотрено 20 и 25 дел соответственно.

По словам начальника управления юстиции Алтайского края Оксаны Грохотовой, такая работа муниципалитетов – неэффективна. Более 30% административных комиссий при селах имеют нулевую статистику.

«Показатели большинства районов свидетельствует об отсутствии заинтересованности, либо о недостаточной эффективности работы комиссий. Хотя это особый инструмент, который существенным образом влияет на соблюдение правопорядка и экономическое развитие, а также является институтом предсудебного разбирательства», - пояснила она на сессии краевого парламента 26 июня.

Представитель губернатора в АКЗС Стелла Штань, обосновывая изменение закона, отсылает к эффективности расходования бюджетных средств (краевая казна ежегодно выделяет деньги на работу комиссий, но часть из них возвращается, как непотраченные). На это постоянно указывает прокуратура в своих предписаниях.

То кум, то сват, то брат

За изменение закона в первом чтении на июньской сессии (второе будет не раньше конца августа) проголосовали большинство депутатов.

Вице-спикер АКЗС, единоросс Сергей Серов в числе тех, кто поддержал это изменение. Он считает, что комиссия на самом низком уровне власти работает плохо, потому что в селе все друг друга знают и часто просто закрывают глаза на нарушения.

«В поселении почти каждый то кум, то сват, то брат. За бродячий скот не штрафуем, за другое не штрафуем», - пояснил он.

И выразил уверенность, что на районном уровне подход будет объективнее и жестче.

«Перекладывать ответственность будет не на кого»: три алтайских района могут стать муниципальными округами

«Перекладывать ответственность будет не на кого»: три алтайских района могут стать муниципальными округами

Новости

А вот глава правового комитета АКЗС, тоже единоросс Андрей Осипов смотрит на вопрос не так однозначно. С одной стороны, поселковые комиссии на самом деле рассматривает минимальное количество дел. При том, что бюджет выделает деньги на их содержание.

«Но при этом перенос комиссий только на районный уровень сведет к нулю всю профилактическую составляющую. Да и в райцентр из сел не наездишься, человек просто махнет рукой и пропустит заседание по своему правонарушению», - сказал Осипов на сессии.

По его мнению, правильно делать не одну комиссию на весь район, а еще хотя бы несколько в селах.

Депутат АКЗС, зампред комитета парламента по местному самоуправлению, единоросс Иван Мордовин идею поддерживает, но с одной поправкой. Новый закон позволяет создавать сельские комиссии. Однако пока никак не прописано, будут ли сохранены действующие и (что важно) успешно работающие.

«Нам необходимо продумать систему критериев, которыми должны будут руководствоваться муниципалитеты, принимая решения о создании административных комиссий», - добавил Мордовин в беседе с «Политсибру».

Проще отматерить

На местном уровне мнения разделились, рассказала «Политсибру» глава Алейского района, председатель Ассоциации Совет муниципальных образований Алтайского края Светлана Агаркова.

«С одной стороны на местах виднее, это первый уровень публичной власти, куда обращается человек при нарушении своих прав. С другой стороны, комиссии не всегда готовы отстаивать интересы муниципалитета в плане соблюдения гражданами административного кодекса, правил благоустройства. Да и комиссии на районном уровне смогут выполнять эти задачи более профессионально. Но самоцель всей этой работы – не налагать  взыскания, а предупреждать возможные нарушения», - подчеркнула она.

А вот глава Сибирского сельсовета Первомайского района Олег Боронин считает, что все надо оставить, как есть. Хотя эта работа долгая, муторная и не приносящая большого «профита».

Боронин признает: в его сельсовете комиссия работает не слишком качественно.

«У меня, как у главы села, этот вопрос никогда не будет стоять на первом месте. В штате сельсовета четыре человека: я, бухгалтер и два муниципальных служащих. А работы – не меньше, чем в любом министерстве края. И когда стоит выбор: позаниматься сбором недоимок по налогам, вопросами газификации, подготовкой к зиме или долгой административной работой по нарушениям, которые еще надо доказать, конечно, я не выберу комиссию», - пояснил Боронин.

Плакали, кололись, но продолжали есть. Что дадут алтайской политике довыборы в АКЗС

Плакали, кололись, но продолжали есть. Что дадут алтайской политике довыборы в АКЗС

Аналитика

Тем более, что большинство проблем решаются и без административного дела. Если чья-то собака давит соседских цыплят или дачники устроили пьяную ночную вечеринку, то проще, быстрее и эффективнее прийти и «разрулить» ситуацию на месте (на крайний случай – отматерить), говорит Боронин. А чтобы вынести дело на комиссию, нужно составлять протоколы и другие документы, собирать доказательства, вызвать все стороны повесткой. Затраченное время зачастую не стоит потенциального штрафа (который, напомним, идет в местный бюджет).

Не окупают затраты и краевые субвенции. Например, Сибирский сельсовет в год на эту работу получает 24 тысячи рублей. То есть по две тысячи рублей в месяц на всю комиссию. И это самая большая субвенция среди всех сел района.

И, тем не менее, Боронин подчеркивает: передача этих полномочий на районный уровень сделает работу комиссии еще более неэффективной и даже бесполезной.

«Если сейчас это для меня государственное полномочие и я обязан его хоть как-то выполнять, то потом и этот «стимул» пропадет. И сельские комиссии сойдут на нет. Хотя я знаю сельсоветы, которым они очень нужны, ибо приносят в месяц по 40-50 тысяч рублей штрафов», - добавил собеседник.

Нельзя ровнять под одну гребенку

Против изменения закона и глава фракции «Справедливая Россия» Александр Молотов. По его словам, ситуацию надо рассматривать не только с позиции эффективности и расходования бюджетных средств, но и с позиции решения реальных проблем на селе.

«Мы ведь снизим активность глав поселений по привлечению к административной ответственности. Эффективность станет еще ниже. Ведь сейчас штрафы за наиболее часто встречающиеся правонарушения идут в бюджеты поседений, а не в районные. А потому административная комиссия на районном уровне может оказаться вовсе незаинтересованной в рассмотрении «сельских» дел, у них просто не будет для этого финансового стимула. Да и нарушителям закона станет сложнее защищать свои права, потому что на комиссию придется ездить в райцентр, а там иногда билет на дорогу дороже грозящего штрафа. Но это же не правильно», - заявил депутат.

И добавил: нельзя ровнять под одну гребенку разные по численности населения и территории районы. Например, в небольших Суетском и Ельцовском районах в год рассматривают не более 50 дел, а значит претендуют максимум на поправочный коэффициент 0,75. Благовещенка и Первомайский район – 0,9, а Поспелиха и Тальменка, повторимся, и вовсе 1. И никогда они не будут иметь схожие показатели, просто потому что совершенно разные территории и численность населения. Предлагаемую к введению систему Молотов называет «палочной»: чем больше рассмотрели, тем больше субвенций получите.

И задает риторический вопрос: «Зачем менять механизм, который худо-бедно, но работает. Ломать, создавая излишнее напряжение и среди глав поселений, и среди глав районов?»



 
Комментарии (0)

1000