Может ли пандемия коронавируса быть признана форс-мажором при исполнении договоров?

Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ Артем Барсегян рассказал, на основании каких нормативных документов распространение новой коронавирусной инфекции может быть признано форс-мажором при исполнении договоров.

В силу п. 3 ст. 401 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором, лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств. К таким обстоятельствам не относятся, в частности, нарушение обязанностей со стороны контрагентов должника, отсутствие на рынке нужных для исполнения товаров, отсутствие у должника необходимых денежных средств.

Более развернутый перечень обстоятельств непреодолимой силы (форс-мажор) дан в п.1.3 Положения о порядке свидетельствования Торгово-промышленной палатой Российской Федерации обстоятельств непреодолимой силы (форс-мажор). В частности, к таким обстоятельствам относятся: стихийные бедствия (землетрясение, наводнение, ураган), пожар, массовые заболевания (эпидемии), забастовки, военные действия, террористические акты, диверсии, ограничения перевозок, запретительные меры государств, запрет торговых операций, в том числе с отдельными странами, вследствие принятия международных санкций и другие, независящие от воли сторон договора (контракта) обстоятельства.

К обстоятельствам непреодолимой силы (форс-мажору) не могут быть отнесены предпринимательские риски, такие как нарушение обязанностей со стороны контрагентов должника, отсутствие на рынке нужных для исполнения обязательств товаров, отсутствие у должника необходимых денежных средств, а также финансово-экономический кризис, изменение валютного курса, девальвация национальной валюты, преступные действия неустановленных лиц, если условиями договора (контракта) прямо не предусмотрено иное, а также другие обстоятельства, которые стороны договорных отношений исключили из таковых.

Вместе с тем, как указано в п. 8 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2016 г. N 7 "О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств", для признания обстоятельства непреодолимой силой необходимо, чтобы оно носило чрезвычайный и непредотвратимый при данных условиях характер. Требование чрезвычайности подразумевает исключительность рассматриваемого обстоятельства, наступление которого не является обычным в конкретных условиях. Если иное не предусмотрено законом, обстоятельство признается непредотвратимым, если любой участник гражданского оборота, осуществляющий аналогичную с должником деятельность, не мог бы избежать наступления этого обстоятельства или его последствий.

Признание того или иного обстоятельства непреодолимой силой, действие которой освобождает лицо, не исполнившее обязательство, от ответственности, осуществляется судом применительно к конкретной ситуации при наличии чрезвычайности, непредотвратимости и причинно-следственной связи между данным обстоятельством и неисполнением обязательства.

Так, например, Тринадцатый арбитражный апелляционный суд в вышеназванном постановлении указал, что запрет ввоза живого скота из стран - членов Евросоюза на основании эпидемии вируса Шмалленберга, установленный письмом Россельхознадзора N ФС-ЕН-7/2793 от 02.03.2012, относится не к действию непреодолимой силы, а к предпринимательскому риску, поскольку заявитель ввиду неоднократности установления аналогичных запретов мог предвидеть наступление спорного события. При этом затруднения в предпринимательской деятельности, наличие корпоративного конфликта, равно как тяжелое финансовое положение заявителя, являются объективными обстоятельствами для любых хозяйствующих субъектов, а потому не могут быть расценены как форс-мажорные обстоятельства, то есть возникшие ввиду действия непреодолимой силы.

В постановлении Восьмого арбитражного апелляционного суда от 3 апреля 2017 г. N 08АП-1326/17 отмечается, что справка ФГБУ "Обь-Иртышское УГМС" о наличии половодья на реке Вандрас в период с 26.04.2014 по 14.07.2014 подтверждает лишь факт наличия указанного обстоятельства, но не его чрезвычайный и непредвиденный характер. Паводок в районе выполнения работ являлся ожидаемым обстоятельством, повторяющимся неоднократно в местности выполнения работ в одно и то же время. Указанное обстоятельство не может рассматриваться в качестве форс-мажора или непредотвратимого явления, непредсказуемо создающего неблагоприятные риски предпринимательской деятельности.

В то же время Двадцать первый арбитражный апелляционный суд в постановлении от 25 февраля 2020 г. N 21АП-4448/19, указав, что на ответчика возлагалась обязанность доказать не только сам факт наступления обстоятельств непреодолимой силы, но и наступление в связи с ними невозможности исполнения обязательств, пришел к выводу, что справка Росгидромета о скорости ветра является достаточным подтверждением действия обстоятельств непреодолимой силы, поскольку требования обязательных постановлений в морском порту Керчь, утвержденные приказом Министерства транспорта России N 313 от 21.10.2015, являются общеизвестными.

Подготовлено по материалам системы ГАРАНТ.