Как бороться с сигаретным контрафактом, пока коронавирус поставил экономику на «паузу»

Алтайский край традиционно входит в список регионов, лидирующих по распространенности нелегальных сигарет. По данным журнала «Эксперт», в Барнауле контрафакт и контрабанда составили 28,3% табачного рынка в 2019 году. В этом же рейтинге присутствует и Рубцовск, где нелегально продается более половины (58%) сигарет.

Миллиард мимо бюджета

В 2020 году приведенные выше цифры могут увеличиться. Действующий в стране режим самоизоляции накладывает серьезные ограничения на легальную торговлю — многие небольшие магазины и специализированные табачные точки приостановили работу, при этом продавцы нелегальных сигарет чувствуют себя весьма уверенно.

В целом нелегальный рынок сигарет в России оценивается в 15,6% от общего объёма. За последние четыре года доля нелегальных сигарет увеличилась более чем в 15 (!) раз. Так, в Барнауле только с 2018 по 2019 годы нелегальный рынок вырос на 176%: два года назад контрафактной была каждая десятая пачка, сейчас — каждая третья. В Рубцовске и вовсе каждая вторая пачка сигарет продается нелегально. Большая доля (59,4%) зафиксирована только во Владикавказе.

Федеральный бюджет только от Алтайского края за прошлый год недополучил в виде налогов около 1 млрд рублей. Всего же по стране объём налоговых потерь оценивается в сумму порядка 100 млрд рублей.

Серые схемы

Эксперты говорят, что главным источником нелегальных поставок сигарет, более 55%, является ближнее зарубежье, страны, входящие в ЕАЭС. Высокая статистика нелегальных продаж в Алтайском крае связана в первую очередь с открытой границей с Казахстаном.

Способов провозить табак «мимо таможни» много. Например, оформить сигареты как товар для магазинов «Дьюти-фри», или провезти «Газель» с табачной продукцией «для личного использования», ведь формально количество сигарет, которые может провезти через границу физлицо, не ограничено.

Эти и другие схемы продолжают работать, несмотря на пандемию и ограничения перемещения людей через государственные границы.

Уполномоченный по защите прав предпринимателей в Алтайском крае Павел Нестеров подчеркивает, что продавцы-нелегалы составляют нечестную конкуренцию добросовестным предпринимателям, зарегистрированным и уплачивающим налоги государству.

«Из-за нелегальной торговли терпят убытки предприятия розничной торговли, а там сотни и тысячи работников, которые не получают необходимую зарплату, а в дальнейшем могут лишиться рабочих мест», - цитирует бизнес-омбудсмена «Алтапресс».

Регионы не должны пассивно ждать

Кроме негативного экономического эффекта, есть и социальный. Реализация легальной продукции подразумевает, что данный товар сертифицирован и прошел контроль качества со стороны производителя. Для «черного» рынка все это – лишние «условности». Кроме того, 8 из 10 продавцов нелегальных сигарет в Сибири свободно реализуют их несовершеннолетним.

Государство признает очевидную проблему, однако пока принимает недостаточно мер по борьбе с нелегальным рынком. В прошлом году эта работа заметно активизировалась, но приход коронавируса вновь затормозил процесс. Так, например, пока не получил окончательного решения вопрос о введении единой минимальной цены на сигареты, который обсуждается в Госдуме. Впрочем, как и еще целый ряд ключевых вопросов. Проблема продажи нелегальных сигарет получила должное внимание, но действия, к сожалению, запаздывают.

«Этот рынок должен контролироваться и государственными структурами и общественными организациями. Правила игры должны быть для всех одинаковы. Штрафы должны быть увеличены для нелегалов, и должна регулироваться ценовая политика, — добавляет краевой бизнес-омбудсмен Павел Нестеров.

Регионам не стоит ждать команды сверху — в их ведении как работа контрольно-надзорных и правоохранительных органов, так и сбор предложений от общественности и бизнеса. Если с проблемой не бороться системно уже сейчас, то к моменту, когда на федеральном уровне примут всю нормативную базу, «черный» рынок может стать ключевым игроком в крае, вытеснив легальный бизнес. Последний и так терпит серьезные убытки во время самоизоляции.