Кто рубит алтайский лес? Общественники объявили «черными лесорубами» безработных селян

Заготовка леса сразу в нескольких районах Алтайского края привлекли внимание общественности.  В Угловском районе они провели рейд, в ходе которого обвинила в незаконных заготовках леса местных жителей, не имеющих иного дохода.

Безработные покупают УАЗы

НКО «Гласность», руководит которой Александр Дмитриев, в марте проехала по участкам Касмалинской и Барнаульской лент в Угловском районе. Дмитриев заявил, что целью инспекции была оценка обстановки на предмет лесопользования, охраны природы от пожаров и лесовосстановления.  Фактов нарушения лесопользования общественники не нашли. Однако они заявляют об установленной закономерности и обвиняют в незаконных заготовках леса местное сельское население.

Как заявляет Александр Дмитриев от имени коллектива НКО «Гласность», в Угловском районе 24 населенных пункта, где проживает 12 тысяч жителей. Большая часть из них не имеет работы. Под прикрытием несовершенства в законодательстве, регламентирующего правила сбора валежника местным населением, безработные массово приобретают малогабаритные вездеходы «УАЗ» и промышленным способом добывают лес.

«Сдавая незаконно добытый лес оптовику и владельцу пилорамы «черный лесоруб» получает 4 тысячи рублей с одного рейса (в день один УАЗ делает до 4 ходок), а штраф ему полагается от 500 до 1000 рублей после поимки и длительной процедуры доказательств незаконности груза. Несколько десятков автомобилей в лесу невозможно контролировать 2-3 лесоохранниками от Минприроды, а арендаторы леса с некоторых пор лишены права на контроль за происходящим в лесу», - заявляет Дмитриев.    

При этом, по словам Александра Дмитриева, явление носит массовый характер и не выявляется исключительно по причине родственных связей «черных лесорубов» и полицейских, а также отсутствию ответственности владельцев пилорамы.

Привыкли руки к бензопилам

Глава Угловского района Валерий Шеффер признает, что несовершенство законодательства действительно является проблемой. В том числе в борьбе с «черными лесорубами».

«Закон о валежнике сырой, как его применять правильно, никто не знает», - говорит он и уточняет, что работа «черных лесорубов» не новое явление. Проблема с ними появилась после 1997 года.

«Когда прошли пожары и лес выгорел, нужно было срочно убирать обгорелые стволы, чтобы на освободившихся площадях можно было заниматься восстановлением. В итоге выросло целое поколение людей, которые кроме бензопилы не держали ничего в руках. А когда горелый лес кончился, они по привычке начали пилить и сухостой, и зеленые деревья», - рассказал он.

Со временем, уточняет глава, контроль наладили. При этом, глава подтверждает, что ситуация с незаконной заготовкой усугубилась с ликвидацией лесхозов

«Сократились рабочие места. Люди могут работать только на заготовке леса. Тем, кто работает на трелевке платят по 12 тысяч рублей», - говорит он.

При этом в районе конечно борются с незаконной заготовкой леса, поэтому массовыми явлениями, по мнению главы, незаконную заготовку леса назвать все же нельзя.

По информации Министерства природных ресурсов и экологии Алтайского края, в 2019 году в Угловском районе было зафиксировано 34 случая незаконных рубок общим объемом 519,3 кубических метра. Сумма ущерба составила более 10 млн рублей.  Из этого количества 10 фактов были обнаружены в результате плановых рейдов. Всего таких рейдов на территории района было проведено 152.

Как поправить Лесной кодекс

В конце марта правительство Иркутской области направило в Рослесхоз поправки в Лесной кодекс РФ.  Поправки касаются изменения механизма обеспечения граждан древесиной для собственных нужд.

Получившие право на заготовку древесины для собственных нужд обычно не имеют необходимых машин, механизмов и специализированных навыков лесорубов. Такая заготовка, как правило, ведется третьими лицами на основании гражданско-правовых договоров. Это создает основу для злоупотреблений: помимо заготовки древесины по договорам купли-продажи рубятся и вблизи расположенные лесные насаждения.

Правительство Иркутской области предлагает привлекать к заготовке древесины для собственных нужд граждан специализированные организации, подведомственные органам государственной власти регионов. Таким образом, право на заготовку по заявлениям граждан с последующей передачей лесоматериалов в их собственность предлагается передать лесхозам, сообщает официальный сайт Иркутской области .

В Алтайском крае также признают, что проблема незаконной заготовки леса через механизм привлечения третьих лиц также актуальна.  Поэтому министерство обратилось в АКЗС. Региональному парламенту предлагается выступить с инициативой внесения аналогичных поправок в Лесной кодекс.  Кроме того, алтайское Минприроды предлагает условия, при которых участки леса могут сдаваться краевым учреждениям в бессрочное пользование. В частности, предлагается дополнить статью об особенностях заготовки древесины отдельными категориями лиц следующей частью:  

«В случаях, если на государственные автономные учреждения в установленном порядке возложено осуществление мероприятий по охране, защите воспроизводству лесов, расположенных на землях, находящихся в государственной собственности, лесные участки могут предоставляться этим учреждениям для заготовки древесины в постоянное (бессрочное) пользование»

В сравнении с соседями

Руководитель региональной группы общественного мониторинга ОНФ по проблемам экологии и защиты леса в Алтайском крае Алексей Грибков пояснил, что работу «черных лесорубов» никто и не отрицает.

«Есть традиционные районы, где это проявляется наиболее выпукло: Угловский, Тальменский, Быстроистокские районы.  Какими факторами обусловлены эти процессы, судить не берусь, наверняка среди них и безработица, и неразвитое сельское хозяйство в отдельных территориях, и «удачное расположение» сел рядом с лесными массивами.  Однако объемы таких незаконных заготовок ничтожно малы. По статистике в Алтайском крае заготавливается порядка 3 млн кубометров в год. В соседних Кемеровской и Новосибирских областях, с которыми корректно сравнивать наш регион. Официальная заготовка древесины не превышает 2 млн кубометров. И это действительно проблема», - заявил он.

Пока общественники задают вечные вопросы, «кто виноват» и «что делать», жители региона вынуждены самостоятельно защищать лесные территории. Так, в марте жители Алейского района обращались к губернатору Виктору Томенко с просьбой прекратить вырубку реликтовых берез.  Рубки прекратили, Минприроды обещает обследовать территорию после схода снежного покрова. А в Угловском районе фиксируют снижение качества оставшегося леса.

«Деловой древесины практически не осталось. Ест короед, деревья сохнут, Леса действительно стало меньше», - резюмировали в администрации района.   

Комментарии (2)

1000

виктор.

В первую очередь необходимо обеспечить людей прожиточным минимум, а потом регулировать закон.

Андрей

фискари сутками возят сосну!!! а мужик на уазе вор! где правда?