«Я верю Ларисе Анатольевне»: адвокат Ягофаровой попросил условный срок

«Я верю Ларисе Анатольевне»: адвокат Ягофаровой попросил условный срок
«Я верю Ларисе Анатольевне»: адвокат Ягофаровой попросил условный срок

19 февраля состоялось очередное судебное заседание по делу экс-волонтера барнаульского приюта «Успех» Ларисы Ягофаровой. В предыдущем заседании выступал прокурор, попросивший дать полностью признавшей вину подсудимой пять лет реального срока. На этот раз речь произнес ее адвокат – Олег Казаков, разобравший все три эпизода, которые инкриминируют Ягофаровой, указавший на полное возмещение ущерба и дополнительно коснувшийся роли нотариусов в этом деле.

«В данной ситуации, я считаю, более важной была работа, которую проводит этот реабилитационный центр, где Ягофарова была лишь волонтером (директором центра, по его словам, выступает некто Фомин – прим.ред.). Это СМИ возвели ее в ранг директора и учредителя. Но она была лишь волонтером, и это установлено в судебном заседании. Человек без какой-либо оплаты выносил за стариками горшки, покупал им медикаменты, общался с ними. Многочисленные характеристики и благодарственные письма, которые оглашены в суде, подтверждают, что Ягофарова очень много сделала доброго для людей, которые потеряли связь с обществом, перестали быть важны и нужны своим близким, и оказались в этом реабилитационном центре. Я считаю, что это обстоятельство все-таки важнее. Не у каждого, совсем не у каждого хватит духу не только войти в эту историю, но и пребывать в ней, сохраняя человеческие качества и увеличивать их, помогая людям», – заявил защитник Ларисы Ягофаровой.

Об ущербе и его полном возмещении

Лариса Ягофарова обвиняется в присвоении денег трех лиц (содержавшихся в приюте пенсионеров). Двое из потерпевших ныне покойны. Общая сумма исков составила около 1,3 млн рублей.

Потерпевший С.

Олег Казаков отметил, что если оценить каждый из эпизодов и обратиться к судьбе каждого из потерпевших, придется согласиться (и в судебном заседании это установлено), что никому они, действительно, ранее не были нужны.

«Пребывание их в реабилитационном центре было связано с тем, что люди, в дальнейшем инициировавшие возбуждение уголовного дела и в судебном заседании рассказывавшие, как они любили и заботились об ушедших стариках, реально ничего для них не сделали. Тот же самый С. – инвалид без ног – находился в приюте и ни сестра его, заявляющая сейчас иски о моральном ущербе, ни племянник – никто к нему не приезжал», – указал Казаков.

Что касается эпизода с С., то деньги его сестре возвращены.
Прокурор попросил для Ларисы Ягофаровой 5 лет реального срока

Прокурор попросил для Ларисы Ягофаровой 5 лет реального срока

Новости

Потерпевшая С.

Адвокат Ягофаровой обратил внимание суда на то, что свидетель, дружившая с ней, признала, что не могла заниматься С. Давняя знакомая (дальняя родственница) С. в суде также сказала, что ни физических, ни материальных возможностей ухаживать за С. не имела и моральных обязанностей таких не испытывала. Более того, обе свидетельницы подтвердили, что обращались в органы соцзащиты, чтобы перевести С. из реабилитационного центра не домой, а в другое социальное заведение – «Ветеранский госпиталь».

Деньги С. Ягофарова сама поместила на депозит нотариуса, который в дальнейшем передал деньги в полном объеме наследнику.

«И обратите внимание: наследник, любимый племянник С. – даже не появился в судебном заседании и в ходе следствия никогда не приезжал в Барнаул. Как и на протяжении многих лет до этого», – подчеркнул Олег Казаков.

Учредитель известного барнаульского фонда вступилась за Ларису Ягофарову после ее конфликта со СМИ

Учредитель известного барнаульского фонда вступилась за Ларису Ягофарову после ее конфликта со СМИ

Новости

Потерпевший Л.

О Л. защитник Ягофаровой рассказал следующее: ветеран войны – появившийся в реабилитационном центре в мундире, с орденами, был избит. Рассказывал людям, что его выгнали сыновья. В судебном заседании установлено, что, когда по инициативе Ягофаровой они приехали к нему в больницу, он даже не стал с ними общаться. По словам Казакова, само его поведение в суде тоже достаточно показательно: он появился в первый день, заявил об исковых требованиях, которые фактически не смог обосновать, и больше не появлялся на заседаниях. «Поэтому говорить о том, что он что-то там переживает… Думаю, в данной ситуации человек просто заинтересован лишь в получении денег, которые, кстати, заработал его отец, а никак не он», – выразил мнение адвокат.

Он также отметил, что деньги Л., как суду известно, в полном объеме были изъяты у Ягофаровой – они лежали в мешочке.

«С первого дня следствия Ягофарова просила и следствие, и неоднократно в судебных заседаниях говорила, что это – деньги Л. и она их просит вернуть ему, поскольку в свое время не нашла сил вернуть ему лично, хотя принимала меры для помещения этих денег на депозит нотариуса, но они ей в письменной форме в этом отказывали», – напомнил Олег Казаков.

Роль нотариусов

Помимо вышеперечисленного, адвокат Ягофаровой затронул вопрос о роли нотариусов в деле. По его словам, Ягофарова, не имея психиатрического образования, не могла быть уверена в дееспособности стариков, однако считала, что нотариальная доверенность снимает с нее все вопросы.

«Институт нотариата как раз и предусматривает заверение сделок. Допрошенные в суде нотариусы подтвердили, что каждый из них имеет специальную подготовку. Они все подтвердили, что каждый из них беседовал с потерпевшими, проверял их дееспособность, наблюдал за их состоянием. И никто из них не усомнился в том, что С., Л. и С., находились в адекватном состоянии, были дееспособны, четко выражали свою волю о передаче своих денежных средств Ягофаровой. Давайте будем честными – о недееспособности Л. и С. стало известно только после проведения экспертизы, уже в ходе следствия», – отметил защитник.

«Я верю Ларисе Анатольевне»: адвокат Ягофаровой попросил условный срок
«Я верю Ларисе Анатольевне»: адвокат Ягофаровой попросил условный срок

Заключение. Условное.

По мнению Олега Казакова, все свои деяния Лариса Ягофарова так или иначе исправила, полностью возместив причиненный ущерб.

«Я верю Ларисе Анатольевне в том, что, встретившись со стариками, которые были фактически брошены своими близкими, она сочла, что деньги больше пригодятся приюту, чем этим близким. В судебном заседании установлено, что некоторая часть денег действительно была потрачена на приют, это подтверждается документами, а остальная сумма, так или иначе была возвращена», – заявил адвокат Ягофаровой.

Он добавил, что все эти обстоятельства существенно влияют на вопросы, связанные с наказанием и попросил «отнестись к этому делу не однобоко».

«Я уже сказал, что Ягофарова на сегодняшний день характеризуется сугубо положительно, ни в чем предосудительном не замечена, трудоустроена в двух местах, имеет на иждивении двух малолетних детей, беременна. Учитывая все обстоятельства, я считаю, что она имеет право на сострадание и милосердие. Считаю, ей возможно назначить наказание условно, а если суд посчитает необходимым – назначить наказание с отсрочкой исполнения. Все юридические основания для этого имеются», – подытожил защитник.

Сама Лариса Ягофарова от последнего слова отказалась. В судебном заседании объявлен перерыв до 10 марта 2020 года.



Комментарии (0)

1000