Во имя сохранения леса: кто и зачем проводит рубки в алтайских ленточных борах

В Алтайском крае очередной всплеск активности защитников ленточных боров - они требуют прекратить даже малоинтенсивные вырубки. Разъяснительная работа краевого Минприроды и представителей лесохозяйственной отрасли о том, что рубки носят санитарный характер, приносит свои плоды, однако данная тема с завидной регулярностью «всплывает» снова и снова. «Политсибру» решил разобраться в ситуации, отправившись изучить лесное хозяйство в ленточных борах Алтайского края, чтобы выяснить, кому и зачем понадобилось проводить в них вырубки. 

На этой неделе мы посетили несколько лесных хозяйств в Кулундинском и Касмалинском борах, а также питомник в Завьяловском районе, в котором выращиваются сосновые саженцы. Лес – это часть живой природы, поэтому так болезненно воспринимаются любые разговоры о его вырубках. Однако это еще и сложная экосистема – для понимания ее функционирования одних эмоций недостаточно. 

Общая площадь лесного фонда Алтайского края составляет 4,4 млн га, ленточных боров – 1,35 млн га. Общий запас древесины оценивается в 540,3 млн куб. м. В 2018 году всего к заготовке было разрешено 6,5 млн куб. м древесины, фактически заготовлено – 2,8 млн куб. м.

О чем говорят лесники

Директора по лесному хозяйству компании «Алтайлес», работающей в тесном взаимодействии с Управлением лесами по Алтайскому краю, Валерия Савина коллеги называют «ходячей энциклопедией». Он рассказал нам, как устроено лесное хозяйство и что станет с ленточным бором после вырубок.  

«В советский период в крае вырубили почти все спелые леса. Поэтому после рубки сделали выборочными. Сейчас спелых лесов слишком стало много — 50-80% по краю, тогда как для оптимального баланса всех возрастов примерно по 17 % должно быть. Я имею в виду категории возрастов: 20-40 лет, 40-60 лет и т.д. Мы эти переспелые деревья даже за сорок лет не успеем убрать – о каких сплошных вырубках «зеленые» говорят? Нам бы хоть часть леса успеть оздоровить», – пояснил Валерий Савин. 

В ленточных борах Алтайского края доля деревьев, чей возраст превышает 110 лет, составляет 72-80 %. Ветер, шумящий в кронах вековых сосен – это очень поэтично, однако поэтичностью их полезная функция, к сожалению, исчерпывается. С точки зрения функционирования экосистемы, старые деревья не то что не приносят пользы, но и напрямую вредят ее развитию. В первую очередь, старые деревья создают угрозу ветровалов и пожаров. Дело в том, что с возрастом дерево утрачивает способность сопротивляться болезням – его корни и ствол поражают гниль, вредители, корневая губка и прочие. В результате, ослабевшее дерево падает от сильного ветра и засоряет лес. 

Разбирать такие хаотичные завалы затратно и тяжело – технику приходится использовать многократно. Кроме того, завалы из упавших сосен представляют собой фактор высокой пожароопасности. Мы лично убедились в этом, осматривая такие ветровалы, а также трухлявые корни и сгнившие изнутри стволы упавших деревьев, покрытые легковоспламеняемой сухой хвоей. Но даже если старое переспевшее дерево не упало, оно мешает росту свежего подлеска, поскольку загораживает свет, необходимый молодой поросли. 

Валерий Савин продемонстрировал нам несколько различных участков леса, на которых рубки не проводились и еще несколько таких, где старые деревья своевременно были удалены. Действительно, разница колоссальная. Если на свободных участках пятнадцатилетние сосны достигали 4-5 м в высоту, то на затененных старыми соснами пространствах они были едва по пояс взрослому человеку. Развитие молодых деревьев особенно важно, поскольку без них бор, конечно же, сможет существовать и дальше, как это было до вмешательства человека, однако это существование будет представлять собой медленное угасание – засорение леса буреломом и уничтожение лесным пожаром. Конечно, бор сможет после этого восстановиться самостоятельно, но сколько для этого понадобится времени – неизвестно. Отметим, планомерная работа в области лесного хозяйства, ведущаяся краевым Минприроды, позволяет контролировать процесс существования ленточного бора, помогая его обновлению и оздоровлению. Однако не всем она приходится по нраву. 

О чем говорят экологи 

Мнения экологов странным образом разделились. Почему странным? Потому что противники рубок не приводят никакой внятной статистики, не используют в качестве основы своей позиции каких-либо научных разработок или гипотез, в отличие от специалистов лесного хозяйства. В основном, все сводится к эмоциональным заявлениям. Лейтмотивом их высказываний является беспокойство, что ленточный бор попросту исчезнет. Подобные умозаключения действительности абсолютно не соответствуют. Побывав в ленточном бору и внимательно его осмотрев, любой человек может легко убедиться, что лес восстанавливается самостоятельно и очень быстро. 

В Алтайском крае при поддержке властей содержится несколько питомников, в которых выращиваются саженцы сосны, однако эти саженцы служат резервом, необходимым для восстановления лесных массивов после крупных пожаров. В случае рубок уже через 10-15 лет только очень внимательный взгляд сможет определить, что они имели место, поскольку к тому времени все зарастет четырехметровыми соснами. Другие «защитники» леса опасаются исчезновения видового разнообразия. Однако и здесь практика показывает, что в лесах разного возраста обитают различные виды животных и растений. Поэтому, чем разнообразнее возраст лесных участков, тем разнообразнее их флора и фауна. 

Впрочем, серьезные ученые, такие как, например, заведующий кафедрой лесоводства Уральского государственного лесотехнического университета профессор Сергей Залесов (заслуженный лесовод РФ), алтайских лесников поддерживает. 

«Ленточные боры, как уникальные леса, нуждаются в оригинальных условиях охраны. И пока лесоводам Алтайского края это удавалось», - говорит Залесов. 

Глава краевого Минприроды Владимир Попрядухин также солидарен с тем, что в основу лесного хозяйства должны быть положены научные изыскания. 

«Основным моментом текущего периода продолжает оставаться проблема оптимального объема лесозаготовок. Принято решение провести научно-исследовательские работы с целью установления обоснованности сбалансированных параметров лесопользования. Точку в этом вопросе может поставить только лесная экологическая наука», – отметил министр. 

Добавим, что еще в конце прошлого года было принято решение о присвоении ленточным борам Алтайского края особого статуса. Он предполагает определенные правилами ведения хозяйства с приоритетом защиты леса, а не хозяйственного освоения. Краевые власти полностью поддерживают данную инициативу со стороны федерации и уже прорабатывают ряд конкретных предложений, направленных на дальнейшее сохранение и развитие ленточного бора.