Эксперт рассказал о потенциале алтайских рек

Эксперт рассказал о потенциале алтайских рек
Эксперт рассказал о потенциале алтайских рек

Потенциал российских рек в настоящее время остается сильно недооцененным, убежден кандидат технических наук, доктор географических наук, член Академии водохозяйственных проблем, сотрудник Института демографии, миграции и регионального развития Алексей Беляков. Он является одним из авторов проекта Речной доктрины России, разработанной этим учреждением.

По мнению ученого, алтайские реки также могут принести огромную пользу экономике региона, принести ей миллиарды рублей. Обо всем, а также о многом другом, он и рассказал в интервью ИА «Амител».

Уже в начале разговора Алексей Алексеевич дал понять, что возможности российских рек используются сегодня крайне слабо:

- Реки – это не только судоходство, но еще и выработка электроэнергии, а также водохранилища, не говоря уже о рыболовстве. Приведу один пример в такой жизненно важной отрасли, как энергетика. Выработка электроэнергии российскими гидростанциями сегодня составляет немногим более 1 трлн кВт/ч, в то время как потенциал российских рек превышает этот объем более чем в полтора раза и превышает 1,5 трлн кВт/ч.

«Водохранилища спасут Алтай от наводнений»

- Принято считать, что передовые страны в наш скоростной век используют для грузоперевозок железнодорожные и автомобильные магистрали.

- Это в корне неверное представление! Сегодняшним мировым лидером в гидротехнике является Китай – там только больших плотин насчитывается более 25 тыс. Это больше, чем в остальных странах мира вместе взятых. На втором месте – США, там 6,5 тыс плотин, в Индии – 2,6 тыс, в Японии – 2,5 тыс, в России – 63.

Причем в китайском законе о водопользовании запрещается строить плотины без гидростанций и судопропускных сооружений. Можно представить, как используется там потенциал рек! А в России, которая является страной рек, где города строились у рек – нам просто необходимо быть речной державой Получается, что наша страна сегодня – лидер по «недоиспользованию» своих рек.

- Жителей Алтайского края в этой связи интересуют, конечно же, возможности, Оби.

- Возможности Оби и ее алтайских притоков многообразны: это — и пути сообщения, и источники вод для водоснабжения населения, орошения земель и обводнения нуждающихся в этом водоемов, это и рыболовство, и рыбное хозяйство. Это, наконец, источник энергии, которая в естественных условиях расходуется на русловые переформирования, нередко вредоносные для населения и хозяйственной деятельности.

Но кроме использования или неиспользования потенциалов, у Оби есть и множество проблем — это и наводнения, маловодья и засухи, и низкое качество вод (не по техногенным даже, а по естественным причинам — заболо­ченный водосбор).

- В прошлом году у нас было мощное наводнение.

- Это, опять же, результат нерационального использования такого богатства, как реки. Все эти проблемы надо решать с помощью устройством систем водохранилищ. Что касается наводнений, то на средней и нижней Оби они повторяются раз в 3–4 года, подъем воды достигает 9­­–11 м, ширина разливов — до 15–30 км, пойма затапливается на 2,5­­–3 летних месяца, все притоки подтопляются на 120–150 км, что задерживает их сток… И давным-давно подсчитано, что суммарная резервная емкость водохранилищ в бассейне Оби для срезки паводочной волны должна составить примерно 40 куб. км. А в бассейне реки есть только одно-единственное нормальное современное водохранилище —  Новосибирское, у него полезная емкость всего лишь 4,4 куб. км. Но и для решения водных проблем, и для использования многообразных потенциалов рек, водохранилища должны размещаться в верховьях бассейна, там, где формируется сток Оби — прежде всего, именно на реках Алтая.

«Реки Алтая – источник даровой электроэнергии»

- Каков транспортный потенциал Оби на Алтае?

- Потенциальное коммуникативное значение Оби огромно: с юга Иртыш соединяет ее через Казахстан с Китаем; на западе Трансуральский водный путь между Камой и Иртышом должен соединить ее с Волгой. Наконец, на востоке Обь должна быть соединена с Енисеем.

Но следует понимать, что транспортные возможности рек Алтая и могут быть реализованы при одном условии — при подпоре рек плотинами.

Раньше это называлось шлюзованием рек, а в ХХ веке во всем мире было понято, что подпор воды плотинами может и должен не только обеспечивать судоходные глубины, но и решать разнообразные водные проблемы, а попутно давать электроэнергию, и это стали называть комплексной реконструкцией рек.

И устраивая по рекам Алтая благоустроенные глубоководные пути, можно и сделать водохранилища, содержащие воду исключительно высокого качества, и регулировать ими сток Оби, а также получать ежегодно многие миллиарды кВт/ч даровой электроэнергии, сберегая от уничтожения десятки миллионов тонн ископаемого топлива, атмосферного кислорода, и много чего еще.

В этих условиях Алтай, сохраняя свою замечательную природу, получил бы доступ по благоустроенным водным путям, по существу, ко всему миру.

Экономический эффект и элитарный туризм

- Как вы оцениваете проект строительства ГЭС на Алтае – сначала это была Катунская, а затем Алтайская ГЭС?

- На моей памяти она называлась сначала Еландинской, потом Катунской. Но от смены названий суть проекта не меняется. Предлагается сделать большое хорошее водохранилище с мощной гидроэлектростанцией. Но одно, и не делающее Катунь транспортным маршрутом. Наоборот, все транспортные связи — исключительно автомобильные.

Между тем, следует реконструировать реки в каскады, получив при этом благоустроенные глубоководные пути, водохранилища — хоть и неболь­шие, но в силу своей многочисленности реально регулирующие речной сток, и кроме этого — немало электроэнергии от гидроэлектростанций. Это — четыре проекта, которые не с потолка взяты, а основаны на проектных материалах 1930–50-х гг. Новее, увы, нет.

Проект первый и безоговорочно первоочередной — реконструкция Бии на всем ее протяжении. Это — каскад из 5–10 ступеней, превращающий Бию и Телецкое озера в непрерывный глубоководный путь протяженностью около 380 км. При этом будет получена выработка электроэнергии ГЭС более 5 млрд. кВтч/год, откроются перспективы развития водного туризма — «экологического», или же «эли­тарного», но для природы Алтая совершенно безопасного.

Второй проект выведет Алтай благоустроенным глубоководным путем в Обь. Это — каскад из 3­­–­4 ступеней на Оби от истока до Новосибирского водохранилища, причем Верхне-Обская ступень должна подпирать нижние участки Бии и Катуни. Электроэнергии ГЭС тут тоже будет немало, около 5 млрд. кВтч/год, а новые водохранилища позволят, наконец, оросить Кулундинскую степь — плодородную, но засушливую.

Третий проект — каскад по Катуни, с развитием снизу вверх: глубоководный путь прошел бы по всему нижнему 100-кило­метровому участку реки и далее в горы. Сооруженная ГЭС может дать электроэнергии не менее 2,2 млрд. кВтч/год.

Наконец, четвертый проект, уже не собственно Алтайский: Батуринский и Киреевский гидроузлы на р. Оби ниже Новосибирского водохранилища.

Кстати, для Алтая эти проекты будут недороги и полезны.

Выход к новым экосистемам

- Ваши проекты развития речного потенциала замечательны, но реки в России, у нас в Сибири, на несколько месяцев замерзают, и движение по рекам останавливается.

- В любом случае, перевозка по реке дешевле и экономичнее перевозки железнодорожным и автомобильным транспортом. Скажем, в одну фуру можно загрузить 45 тонн груза, в железнодорожный вагон – 50-60 тонн, а грузовое судно может вместить более 1 тысячи.

-  Не стоит сбрасывать со счета экологов, которые вряд ли одобрят сооружение гидростанций и водохранилищ в таком количестве. И у нас были напряженные отношения с экологами, когда была попытка начать реализацию проекта Катунской ГЭС.

- Конечно, здесь нужно работать совместно с экологами. Но защитники природы должны знать, что водохранилище способствует формированию особой регулируемой экосистемы. Эти экосистемы очищают воду, в то время как вода в свободной реке подвержена разного рода загрязнениям. Скажем, если бы в нижней части Волги не было бы речных каскадов, то сегодня бы там не водились не только осетры, но и даже лягушки. Поэтому, предложенные проекты могут принести огромную пользу Алтаю не только в плане транспортного сообщения, энергетики, экологии и туризма, но дать импульс к развитию рыбоводства в регионе. По сути, это будет уже новая экономика. 



Комментарии (0)

1000