Марк Козловский: «У меня есть средства, чтобы поддержать КПРФ на выборах».

Марк Козловский: «У меня есть средства, чтобы поддержать КПРФ на выборах».
Марк Козловский: «У меня есть средства, чтобы поддержать КПРФ на выборах».

В августе депутата Алтайского краевого Заксобрания, заместителя председателя комитета по экономической политике, промышленности и предпринимательству Марка Козловского, работающего в АКЗС на постоянной основе, исключили из КПРФ за неуплату пожертвований партии. В большом интервью «ПОЛИТСИБРУ» Козловский рассказал о том, почему он отказался платить партмаксимум, отношении к коммерческим кандидатам и желании перестроить работу краевой партийной организации.

 - Первый секретарь крайкома КПРФ Сергей Юрченко сказал мне в интервью, что вас исключили из партии за невыполнение партмаксимума. Это правда или есть какая-то другая причина?

- Есть та причина, которая называется. Действительно, есть постановление ЦК, что определенную сумму дохода за счет того, что я, можно сказать благодаря партии, нахожусь на этом месте, должен отдавать партии.

- Это процент или фиксированная сумма?

- Там очень сложная формула. Сумма выплаты зависит от региональной средней заработной платы, коэффициента. Когда эта сумма была определена, я оплачивал, вопросов не было. Единственный вопрос у меня был такой: дайте какой-нибудь документ об уплате партмаксимума. Мне хотелось иметь письменное подтверждение, чтобы при случае я мог бы показать его своим товарищам. Люди видят декларацию о доходах с многочисленными нулями, и особенно возникают вопросы к депутатам, которые избраны от оппозиционных партий.

- Разве в партбилете сумма взносов не проставляется?

- В партбилете проставляется сумма в один процент от дохода. Это взносы, которые платят все коммунисты. А та сумма отдельно, это своеобразный фонд поддержки партии.

Наступил период, по-моему, осень прошлого года - начались какие-то непонятные вещи с суммами. Один секретарь говорит одну, другой - другую, бухгалтер - третью. Суммы достигли больше половины зарплаты. Я говорю: я же на работе не отдыхаю, у меня там определенная ответственность, на тот же митинг 7 ноября я беру отпуск без содержания, потому что вопросы партийной дисциплины и профессиональной деятельности часто приходят в противоречие. 

Я содержу общественную приемную, штат помощников, издаю информационный бюллетень, финансово участвую в партийных проектах и т.д. В мой партмаксимум это не засчитывают, говорят: это твоя инициатива. Ставку помощника я отдал в партию, об этом тоже не упоминают. На этой ставке работает супруга Сартакова (Андрей Сартаков - депутат Барнаульской городской Думы, первый секретарь Барнальского горкома КПРФ, - «ПОЛИТСИБРУ».).

Я просил дать мне конкретное партийное поручение, например, предлагал финансировать газету «Голос труда», увеличить тираж. Посчитали, что Козловский будет пиариться. У меня вполне естественное желание - увидеть, как мои деньги материализуются в каком-то полезном для партии деле. 

- У вас еще есть какие-то расхождения с КПРФ кроме партмаксимума?

- Я всегда выступал против того, чтобы у нас были коммерческие кандидаты. Выступал против Мастинина (Александр Мастинин – депутат АКЗС, член фракции КПРФ, сейчас находится под следствием, - «ПОЛИТСИБРУ».), особенно в ту пору, когда он решил провести Антипину (Ольга Антипина – бывший генеральный директор скандально известно корпорации «Изумрудная страна», - «ПОЛИТСИБРУ».)  в Барнаульскую городскую Думу. Это уже стало забываться, но многие помнят, что ключевым было мое и двух моих помощников неучастие в двух параллельных партийных конференциях. Это были как раз те голоса, которых не хватило для кворума. Когда Мастинин все документы забрал, мы в горкоме работали с утра до ночи, чтобы подготовить новые на кандидатов для избирательной комиссии. 

Кроме репутационных потерь платные кандидаты ничего не дают. Может, в том же Новосибирске удается найти достойных коммерческих кандидатов, которые, став депутатами, работают, голосуют так, как решает фракция. К сожалению, мы не можем похвастаться такой историей.

Лично я на свою избирательную кампанию даже 100 тысяч рублей не потратил, сделал ставку на организацию процесса. Когда-то мы работали вместе с Галиной Качакаевой, бывшим пресс-секретарем губернатора Александра Сурикова, в пиар-агенстве «Парк и К», и я использовал технологии, которые знал, зашел лично в 20 - 25 процентов квартир округа. У меня было 20 тысяч визиток и четыре тысячи календариков, еще две тысячи листовок формата А-4. Тысяча осталась. 


Сегодня у меня есть средства, чтобы поддержать партию на выборах. У меня такое видение: составляется план мероприятий, обсуждается, утверждается смета, и деньги идут не кому-то, а по статьям расходов, как в бюджете. Все прозрачно. Может быть, и сейчас все деньги идут по назначению, но когда вокруг этого туман, возникает много досужих разговоров, которых не должно быть в принципе. 

КПРФ не идеальная партия, но на сегодняшний момент это единственная оппозиционная сила, которая может противостоять партии власти. Поэтому я был бы готов поддержать партию на выборах 2016 года, даже не баллотируясь. Зачем мне это нужно я, честно говоря, пока сам до конца не понимаю. Моих средств плюсом к тем, что выделяет ЦК, хватило бы для проведения скромной, но честной избирательной кампании.

- То есть вы сами больше в Законодательное собрание не собираетесь?

- Никогда не говори никогда, но сегодня у меня такое настроение. Я всегда занимался общественной деятельность и не перестану ей заниматься, такой характер. 

 - А избраться в Госдуму не хотите попробовать?

 - Я вам сейчас скажу, а вы сами делайте выводы. Я взял планку – АКЗС. Я здесь многому научился, познакомился с очень интересными людьми, себя показал. Повторить это – не плохо и не хорошо. Я всегда занимался стартапами – принимал участие в создании новых фирм, доводил их до коммерческой ликвидности и продавал. Для меня всегда интересно начало, что-то новое. Когда начинается стабильность - мне скучно. Мне нравится сыграть, себя попробовать, найти отклик у людей.

Я себя найду, мне есть куда вернуться. Но на сегодняшний момент хочется что-то изменить в нашем краевом отделении КПРФ. Получится – получится. Не получится – не получится. В той ситуации, которая сложилась в региональном отделении, я себя там не вижу. 

- Я правильно вас понял, что в том или ином виде вы в выборах участие примите?

- А я в выборах принимаю участие с 1995 года. Я был студентом – работал на Игоря Родионова (Игорь Родионов – бывший издатель газеты «МК на Алтае», - «ПОЛИТСИБРУ».), когда он баллотировался в Госдуму. Где-то с 1999 года начал работать с Виталием Сафроновым. Вообще работал с разными политическими силами. 

- Как вы попали в КПРФ?

 - Актив я знаю года с 1999-го. Окончил школу помощников депутатов Государственной Думы, которую организовывал Сафронов (Виталий Сафронов – депутат Госдумы второго и третьего созывов, в настоящее время руководитель фракции КПРФ в АКЗС, - «ПОЛИТСИБРУ.). Помню, мне тогда понравился Александр Кусиков (работал пресс-секретарем краевой организации Народно-патриотического союза России, - «ПОЛИТСИБРУ».), я его потом сам привлекал для работы по постановке речи у кандидатов. 

Я сам - обманутый дольщик. В этом качестве общался с представителями «Справедливой России». Антон Беляков, который тогда был депутатом Госдумы, сейчас он член Совета Федерации, объяснил мне, любая акция – не самоцель. Не должно быть пиара ради пиара. Важно решить, что получишь на выходе – постановление, внесение изменений в краевой закон. Я так и делал. Мы организовали комитет помощи обманутым дольщикам, объединили все проблемные объекты, весь политический спектр, кроме «Единой России», разработали краевой закон о мерах государственной поддержки обманутых дольщиков. Я тогда не был депутатом, но мы добились серьезных результатов. А на определенном этапе все начало стопориться. 

У нас был актив – около 30 человек. Они мне сказали: Марк, тебе надо идти в АКЗС и пытаться до конца этот вопрос решать. Все прекрасно понимали, что прошло много времени, самым проблемным барнаулстроевским объектам было по 10 – 11 лет. Манны небесной никто не ждал, но пытаться надо было. 

Одномандатные округа все были распределены еще задолго до выборов. Где-то в августе 2011 года мы встречаемся с Мастининым у «Гранмулино». Он говорит: я на 24-м округе, но я хочу в партийный список КПРФ. Если у меня получается, мне округ не нужен - забирай. Получится или нет, не было известно до партийной конференции. Проголосовали за включение Мастинина в партийный список. У меня документы были готовы, и меня выдвинули по 24-му округу. 

Зная, какие избирательные кампании ведет Мастинин, из «Единой России» никто особо не хотел идти по этому округу. Соперником у меня был Юрий Ярцев. Фактически я побеждал, но под утро на двух избирательных участках поменялись цифры, и я пришел вторым. Но я прошел по партийному списку КПРФ.

Не так давно искал информацию в интернете по выборам 2011 года и случайно наткнулся на аналитический материал, прочитав который отметил для себя, что у меня лучший результат среди одномандатников-оппозиционеров и процент голосов, отданных за мою фамилию, больше, чем за бренд КПРФ. Не скрою, польстило. Поэтому хочется достойно отработать весь срок полномочий, сосредоточившись на депутатской деятельности. Ради этого я не раз брал самоотводы при избрании в коллегиальные партийные органы.

Спортсмен, придя к финишу первым, может вполне обоснованно праздновать победу, у политика же, по моему мнению, с победой на выборах начинается самый трудный этап -оправдать то доверие, которое тебе оказали избиратели. 

- В партии собираетесь восстанавливаться?

- Когда это все случилось, мне не хотелось провоцировать публичную дискуссию, доказывать, что я не верблюд. Решил: пусть все утихнет, пена отстоится, тогда я смогу что-то сказать. Сегодня все приходит к тому моменту, когда я приму решение о восстановлении в партии. Это будет в ближайшую неделю-другую. Товарищи по фракции в АКЗС имеют единодушное мнение, что необходимо восстанавливаться. Такого же мнения придерживаются товарищи в Москве. Проблем с восстановлением, я думаю, возникнуть не должно.

Беседу вел Дмитрий Негреев.

Фото из личного архива Марка Козловского.



Комментарии (0)

1000