Октябрь-1993. Как это было на Алтае

Барнаульские коммунисты провели траурную акцию, посвященную 22-й годовщине событий сентября-октября 1993 года. Тогда президент России Борис Ельцин распустил парламент - Съезд народных депутатов и Верховный Совет. Противостояние, долгое время существовавшее между исполнительной и законодательной властью, закончилось, но не обошлось без кровопролития. Апогеем стала стрельба из танков по Белому дому, где заседали Съезд и Верховный Совет. «ПОЛИТСИБРУ» вспомнил, что предшествовало тем трагическим событиям, и как в них участвовали алтайские политики.

В конце 1992 года отношения между законодательной и исполнительной властью в России накалились. 10 декабря Борис Ельцин с трибуны  VII Съезда народных депутатов обратился к народу с предложением провести референдум о доверии президенту или Съезду в проведении реформ. «На Съезде развернуто мощное наступление на курс, проводимый Президентом и правительством. На те реальные преобразования, которые удерживали страну все последние месяцы от экономической катастрофы. То, что не удалось сделать в августе 1991 года, решили повторить сейчас и осуществить ползучий переворот. Цепь действий уже выстроена. Вот она.
Первое. Здесь, на седьмом Съезде, создать невыносимые условия для работы правительства и Президента, деморализовать их.

Второе. Любой ценой внести в Конституцию поправки, которые наделяют Верховный Совет, ставший оплотом консервативных сил и реакции, огромными полномочиями и правами. Но по-прежнему оградить его от какой-либо ответственности. Взять права, но уйти от ответственности.
Третье. Заблокировать реформу, разрушить все позитивные процессы, не дать стабилизировать ситуацию.

И, наконец, четвертое. Провести в апреле 1993 года VIII Съезд народных депутатов. Расправиться на нем и с правительством, и с Президентом, и с реформами, и с демократией. Тем самым совершить крутой поворот назад. Таковы логика и последовательность действий, которые открыто обсуждаются частью депутатов в эти дни», - сказал Борис Ельцин.

Заявив, что «с таким Съездом работать дальше стало невозможно», президент предложил депутатам принять решение о назначении всенародного референдума на январь 1993 года со следующей формулировкой: "Кому вы поручаете вывод страны из экономического и политического кризиса, возрождение Российской Федерации: нынешнему составу Съезда и Верховного Совета или Президенту России?"

Это обращение стало реакцией на попытку Съезда внести изменения в Конституцию и ограничить полномочия исполнительной власти, и на то, что 9 декабря Съезд не утвердил Егора Гайдара премьер-министром. В ответ Съезд обвинил президента в нарушении конституционного баланса. Переговоры между представителями президента, Верховного Совета и Конституционного суда закончились принятием решения провести 11 марта 1993 года референдум по основным положениям новой Конституции РФ, работа над которой велась уже достаточно долго. Ельцин не стал в очередной раз вносить кандидатуру Гайдара, и из нескольких предложенных кандидатур Съезд утвердил премьером Виктора Черномырдина.

Алтайский губернатор Владимир Райфикешт крайне отрицательно отнесся к этому решению – он очень высоко ценил Егора Гайдара, считал, что он был наголову выше всего остального российского руководства.

«Первые встречи с Егором Тимуровичем состоялись, когда я работал в качестве народного депутата. Первоначально ничем выдающимся среди демократически настроенных  депутатов он не отличался. Несмотря на эрудированность, энциклопедические знания, он плохо воспринимался аудиторией съездов. Однако в 1992 году, когда Борис Ельцин дважды предлагал уже сильно полевевшему съезду его кандидатуру на должность премьер-министра страны, Гайдар проявил настоящие бойцовские качества. При первом голосовании он набрал чуть более 200 голосов из 460 – 470 необходимых.

Перед вторым выдвижением выступил председатель Верховного Совета Руслан Хасбулатов. Он, в частности, с иронией заметил, мол, каждый скотник знает, что во всем мире сельское хозяйство дотируется из бюджета, а кандидат на должность председателя правительства в своей программе ничего об этом не говорит. На что в своем втором выступлении Гайдар ответил, что, действительно, каждый скотник знает, что сельское хозяйство дотируется, но, видимо, не каждый профессор (Хасбулатов – профессор МГУ) знает, что доля этих дотаций  не превышает двух-трех процентов ВВП, а у нас она составляет 30 – 40 процентов. В целом это было блестящее и убедительное выступление. Отбросив идеологию, сознавая, что с экономикой страны надо что-то делать, его кандидатуру поддержали свыше 400 депутатов России. Но и этого, к сожалению, было мало.

Меня и поныне не покидает ощущение, что если бы Борис Ельцин и в третий раз выдвинул кандидатуру Гайдара, на что он имел полное право, с минимальным перевесом бы его утвердили. Трудно сказать, какие включились силы, какие появились новые мотивы во время перерыва съезда, но в третий раз, совершенно неожиданно для нас, он выдвинул кандидатуру Виктора Черномырдина, и левое большинство съезда с восторгом проголосовало за нее. Через несколько месяцев это же большинство дружно и гневно критиковало своего избранника. После этого голосования я вышел из зала расстроенный, подавленный. На вопросы журналистов сказал, что России повезло, что у нее есть Гайдар, но не повезло, что он не с тал премьер-министром. События 1993 – 1994 гг., когда мы стали метаться из стороны в сторону, когда инфляция поразила нашу экономику, подтвердили эти слова», - вспоминал позже Райфикешт.

В августе 1993 года началась подготовка к последней схватке с Советами. «…План действий уже готов… Август я называю артподготовкой. Сентябрь – главный месяц, затем октябрь и, возможно, часть ноября…», - заявил Борис Ельцин. 1 сентября он отстранил от должности вице-президента Александра Руцкого и первого вице-премьера Владимира Шумейко «в связи с ущербом, который нанесен и наносится государственной власти в результате обвинений в коррупции». Руцкой был уже одним из лидеров оппозиции. Оппоненты Ельцина объявили его указ в отношении Руцкого, избранного вместе с президентом, неконституционным актом. 16 сентября президент посетил дивизию внутренних войск им. Ф.Э.Дзержинского и там объявил о назначении Егора Гайдара первым вице-премьером. Советы ответили антипрезидентским  обращением к гражданам, принятым на всероссийском совещании народных депутатов всех уровней 18 сентября. Собравшийся в тот же день Совет Федерации высказался за досрочные выборы парламента и президента.

Противостояние между законодательной и исполнительной властью в эти дни усилилось и в регионах. Депутат краевого Алтайского краевого Совета, председатель Родинского райсовета Сергей Опенышев опубликовал в «Алтайской правде» статью «Некоторые размышления о проекте Конституции и не только о нем», в которой, в частности, в резкой форме раскритиковал Владимира Райфикешта. «В Суетском районе предложенная В.Райфикештом кандидатура главы районной администрации не была поддержана депутатами, и они в свою очередь, в соответствии с указом президента, выдвинули свою кандидатуру, отдав подавляющее количество голосов. И все-таки краевая администрация, игнорируя мнение депутатов, пытается навязать на должность руководителя района человека, который при голосовании получил поддержку 4 депутатов. Видно, урок Косихи нашим самодержцам краевого масштаба не пошел впрок. Им нужен не профессионал, работающий в интересах района, а свой человек, исповедующий бурбулисовскую идеологию.

В. Райфикешту на прошедшем крестьянском митинге было предложено уйти в отставку, так как не видно его стремления работать в интересах края, особенно аграрного сектора. Но я могу сказать больше: не только крестьяне так думают, многие главы администраций районов, которых я знаю, также считают, что он занимается не своим делом. Его мало интересуют проблемы конкретных предприятий, поэтому руководители районов почти перестали к нему  обращаться. И это не случайно. Им самим, и особенно его близким окружением, усиленно создается имидж политического лидера, но не руководителя аппарата управления. Конкретные вопросы экономики, народного хозяйства края не для него. Везде и всюду разговоры общего характера в контексте того, что реформы идут в правильном направлении, а сложности и трудности носят временный характер». «Надо бы Владимиру Федоровичу выполнить свое обещание и подать в отставку», - резюмировал Опенышев. (Вскоре Сергею Опенышеву удалось сделать весьма успешную политическую карьеру в Москве. В декабре 1993 года он был избран депутатом Госдумы, затем стал аудитором Счетной палаты, а потом, уже в путинское время, побыл членом Совета Федерации, представляя там краевой Совет.) 

Ответ не заставил себя долго ждать. Администрация края опубликовала «открытое письмо», подписанное заместителями главы Владимиром Германенко, Павлом Ефремовым, Львом Коршуновым, Владимиром Куликовым, Сергеем Потаповым и Анатолием Сидоровым. «Изложенные в ней (статье Опенышева) примеры избрания глав администраций двух районов,  решения митинга аграрников искажены. Бездоказательно сообщается о выступлениях против краевого руководства неких глав районных администраций. Также неверна информация о якобы самых высоких ценах на Алтае (достаточно посмотреть сводки статистики, чтобы убедиться, что они не выше, чем в соседних областях). И список «погрешностей» можно продолжить.

Возникает вполне законный вопрос: зачем депутату краевого Совета делать все это? Неужели больше нечем заняться? Мы находим только одно объяснение этому – в преддверии октябрьской сессии крайсовета кому-то хочется вновь накалить обстановку в крае, вместо конструктивной работы втянуть Совет и администрацию в политическую борьбу.

Снова сталкиваемся с фактом, когда личные амбиции выше интересов простых людей, которые уже устали от непрекращающейся склоки между властями.

Мы считаем, что на Алтае есть все условия, чтобы не допустить конфронтации, не копировать московские события».

Но конфронтации избежать не удалось.

21 сентября президент решил поставить точку в затяжном конфликте между законодательной и исполнительной властью и подписал указ 1400 «О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации», основные положения которого были оглашены в тот же день в телевизионном обращении Ельцина в 20:00 по московскому времени.

Констатировав, что из-за противодействия осуществлению социально-экономических реформ со стороны Съезда народных депутатов и Верховного Совета в России сложилась политическая ситуация, угрожающая государственной и общественной безопасности страны, президент постановил прервать полномочия Съезда и Верховного Совета. Вместо них 11 – 12 декабря должны были пройти  выборы нового, двухпалатного, парламента. Конституционной комиссии и Конституционному совещанию поручалось представить к 12 декабря 1993 года единый согласованный проект Конституции Российской Федерации.

Председатель Верховного Совета Руслан Хасбулатов охарактеризовал решение Бориса Ельцина как государственный переворот. В ночь на 22 сентября вице-президент Александр Руцкой принес президентскую присягу перед Верховным Советом и заявил, что принимает на себя обязанности президента Российской Федерации.

22 сентября состоялось заседание Малого Совета краевого Совета народных депутатов. Его вел зампред крайсовета Михаил Бордюг – Александр Суриков не мог вылететь из Москвы из-за задержки рейса. Никакого решения, кроме решения о назначении сессии, принять не удалось.

В дни политического кризиса администрация Алтайского края и краевой Совет заняли полярные позиции. Глава администрации Райфикешт активно поддерживал президентскую сторону, а большинство депутатов краевого Совета и его председатель выступили на стороне Верховного Совета и даже признали законность вступления Александра Руцкого в должность президента России.

23 сентября Владимир Райфикешт направил телеграмму в адрес президента РФ, председателя правительства РФ и Верховного Совета, в которой, в частности, заявил о поддержке действий президента. Райфикешт подчеркнул необходимость проведения досрочных выборов, а также выразил просьбу не высылать в адрес администрации края документов за подписью Руцкого. В тот же день на пресс-конференции для журналистов губернатор заявил о сложении полномочий народного депутата России. 24 сентября заместители Владимира Райфикешта Лев Коршунов и Владимир Германенко также заявили о своей поддержке действий Ельцина и объявили о сложении с себя депутатских полномочий.

Ряд народных депутатов с Алтая – Сергей Андреев, Артур Аскалонов, Юрий Жильцов, Александр Назарчук, Виктор Ревякин и некоторые другие - принимали участие в заседаниях распущенных Верховного Совета  и Съезда. Андреев находился в Белом доме до 26 ноября, один из немногих участников Съезда голосовал против импичмента Ельцину. После Андреев долгое время работал в администрации президента.

«Уважаемые коллеги! Я вот смотрю сверху, и в телевизор насмотрелся на вас достаточно, на членов Верховного Совета, извините, расслюнявились вы, - эмоционально обращался к ВС Виктор Ревякин 23 сентября. – И сегодня создается то же поле, когда Верховный Совет сидит в окружении депутатов, из деревни приехавших, и наблюдает, как мы еще будем заседать. …Съезд надо открывать, объявив предварительно регистрацию после перерыва. Открывать немедленно, если мы не хотим в историю войти предателями Отечества». Немедленного созыва Съезда народных депутатов требовали Юрий Жильцов и Александр Назарчук.

Но ни один алтайский депутат не был в Доме Советов во время трагических событий 3 – 4 октября, когда по Белому дому стреляли из танков. Все те, кто сначала занял позицию Хасбулатова и Руцкого, предусмотрительно покинули Белый дом.

23 сентября большинством голосов сессия краевого Совета признала Указ № 1400 неконституционным и не действующим на территории края, поддержала решение Верховного Совета об отстранении Бориса Ельцина с поста президента и назначении и.о. президента Александра Руцкого. В решении сессии предлагалось провести перевыборы обеих ветвей власти не позднее декабря 1993 года. Краевой Совет призвал местные СМИ к «объективному освещению событий». Комментируя это выражение, председатель  крайсовета Александр Суриков заявил о готовности местного парламента закрыть те СМИ, которые будут отступать от «объективного отражения событий».

А вот депутаты Каменского городского Совета 27 сентября поддержали Указ «О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации» и действия Бориса Ельцина.

4 октября на совместном заседании малого Совета краевого Совета народных депутатов и совета администрации края было принято обращение к жителям. Фактически, оно осудило действия и Верховного Совета, и президента: «К великому сожалению, драматические события в Москве пошли по самому опасному пути – пролилась кровь. Какими бы помыслами ни руководствовалась та или другая сторона,  льется кровь наших сограждан. И ни у одной из ветвей власти нет ни законного, ни морального права раскручивать далее маховик трагедии. И мы должны сегодня потребовать от противодействующих сторон: «Остановитесь! Никакими благими целями и намерениями не может быть оправдана пролитая кровь!» Было заявлено, что «краевой Совет народных депутатов и администрация края контролируют ситуацию и ими принимаются все необходимые меры для обеспечения нормальной жизнедеятельности народного хозяйства и населения». Администрация края и Совет призвали людей «не поддаваться экстремистским призывам, с какой бы стороны они не исходили, сохранять гражданскую выдержку и спокойствие в рамках Конституции и законов Российской Федерации».

Прошедшая после трагических событий в Москве внеочередная сессия краевого Совета внесла некоторые изменения в решение сессии от 24 октября. Пункт о признании действий президента Ельцина, связанных с изданием Указа № 1400, антиконституционными, ведущими к дестабилизации положения в обществе, был оставлен в силе. Однако, из решения были исключены слова о признании Указа не действующим на территории края «ввиду необходимости участия в подготовке и проведения досрочных выборов в федеральные органы власти». «Ввиду изменения ситуации» был признан утратившим силу пункт постановления о поддержке решения Верховного Совета об отстранении Ельцина от должности президента и назначении и.о. президента Руцкого.

«К осени 1993 года стало совершенно очевидным, что в стране два противодействующих центра власти: администрация президента и Верховный Совет народных депутатов во главе с Русланом Хасбулатовым, - оценивал события почти 10 лет спустя Владимир Райфикешт. – Видно было, как от съезда к съезду набирал силу, влияние председатель Верховного Совета. Выдвинутый и поддержанный в свое время Ельциным, он проявлял все больше бестактности, откровенного хамства в отношении президента страны. Видимо, почувствовав и увидев тщеславие, амбиции человека маленького роста с трубкой, левая оппозиция, спецслужбы решили ускорить события и руками Хасбулатова убрать Ельцина с политической арены. На роль марионетки они выбрали также и Александра Руцкого, бывшего в то время в должности вице-президента. К сожалению, к этой группе заговорщиков присоединился руководитель Федеральной службы контрразведки Виктор Баранников, который  еще вчера клялся в преданности и парил Ельцина в бане, известные депутаты Сергей Бабурин, Аман Тулеев, Владимир Исаков и другие. В это же время случился большой конфуз у депутатов Алтайского краевого Совета народных депутатов. Они, пожалуй, единственные в России проявили усердие и поспешили присягнуть самозванцу. Глава крайсовета подписал постановление, согласно которому на территории края отменялось действие указов президента страны Ельцина, а главой государства объявлялся Руцкой. Он даже послал к нему своего представителя – краевого депутата Игоря Марченко. Однако в то время политическая интуиция еще подводила нашего председателя».

Обстановка в здании, которое делили тогда между собой администрация края и крайсовет, в те дни, особенно в начале октября, была напряженной. Второй этаж (администрация) был за Ельцина, третий этаж (крайсовет) за Хасбулатова и Руцкого. Оба этажа оставляли своих ночных дежурных на случай непредвиденных обстоятельств. Дежурные, как правило, прекрасно находили друг с другом общий язык. Доходило и до курьезов. Тогда у администрации и крайсовета был общий факс, установленный в приемной главы администрации. Все многочисленные документы за подписями Руцкого и Хасбулатова, адресованные в основном крайсовету, приходили на него, и сотрудники аппарата Совета спускались на второй этаж, чтобы забрать руководящие указания. Многие послания им просто не отдавали. Источником оперативной информации для крайсовета был также народный депутат России Юрий Жильцов, с которым связывались по телефону, пока он находился в Белом доме.

26 октября Борис Ельцин подписал указ о реформировании местного самоуправления. Указ прекращал деятельность городских и районных советов. Их функции временно передавались администрациям, а вместо Советов в декабре 1993 – июне 1994 годов предстояло избрать новые органы местного самоуправления. В Алтайском крае первым прекратил существование Барнаульский городской Совет. 26 октября, в день издания указа президента, мэр краевого центра Владимир Баварин подписал распоряжении об окончании деятельности горсовета.

Дмитрий Негреев.

Фото со страницы Анны Бурыкиной в Facebook.


Комментарии (0)

1000