Будни церкви: как живет Барнаульская епархия

Чем занимаются священники в епархии? Из чего состоит рабочий день настоятеля храма? Получают ли работники церкви пенсию? Как церковнослужители взаимодействуют с региональными чиновниками и ведомствами? Ответы на эти и другие вопросы о внутреннем устройстве Барнаульской епархии хотели бы получить многие. Однако, несмотря на то что церковь сегодня позиционирует себя как открытый институт, такие внутренние темы напоказ не выставляются. «ПОЛИТСИБРУ» попробовал разобраться во «внутренней кухне» церкви на примере Барнаульской епархии РПЦ.

Вертикаль церковной власти

В мае 2015 года по распоряжению высшего органа Русской православной церкви - Священного Синода некогда единая Барнаульская и Алтайская епархия была переименована в Алтайскую митрополию, а в ее состав вошли вновь образованные Барнаульская, Бийская, Рубцовская и Славгородская епархии.

Главой Алтайской митрополии стал Преосвященный Барнаульский и Алтайский Сергий (Иванников), который ранее был епископом Барнаульской и Алтайской епархии. До переезда на Алтай он служил в отделе внешних церковных связей Московского патриархата, был настоятелем соборов в Таллине и Праге, а также членом Русской духовной миссии в Иерусалиме.

Епархии, действующие на территории Алтайского края, сами по себе являются неким административным институтом, надстройкой, транслирующей решения и распоряжения главы митрополии и глав епархий нижестоящим благочинным. Эти священнослужители непосредственно контролируют деятельность всех приходов на территории трех-четырех районов края. Однако иногда епархиальные отделы и комиссии могут «перешагивать» через благочинных, напрямую взаимодействуя с определенными приходами по отдельным вопросам.

Каждая епархия разделена на функциональные отделы. Так, структура Барнаульской епархии включает в себя девять отделов, восемь комиссий, а также юридическую службу и консультационные центры по наркотической зависимости, достаточно сильно напоминая структуру государственных или муниципальных органов власти. Кстати, сходство религиозного и государственного проявляется даже в наименованиях: названия епархий и округов по выборам депутатов Госдумы в Алтайском крае совпадают абсолютно.

Каждый епархиальный отдел, как правило, состоит только из руководителя, который в полной мере осуществляет все функции отдела, отчитываясь перед правящим в епархии архиереем.

Иногда для исполнения тех или иных обязанностей привлекаются волонтеры из молодежных организаций, на общественных началах выполняющие те или иные поручения.

На гражданке, в армии, тюрьме

Чем же занимаются священнослужители в епархии? Понятно, что существует функциональное разделение отделов, причем некоторые из них выполняют функции, достаточно сильно схожие с деятельностью государственных ведомств. Сами епархиальные служащие предпочитают не обсуждать эту тему, больше говоря о взаимодействии с государством и обществом. При этом РПЦ и каждая из ее епархий перенимает конституционно закрепленные социально-правовые обязательства государства. В частности, отдел епархии по социальному служению основан на принципе оказания помощи обратившимся вне зависимости от конфессии.

Как говорит завотделом церковной благотворительности протоиерей Михаил Бень, «социальное служение», осуществляемое отделом, подразумевает материальную, консультативную и любую другую помощь. «Если мы знаем, что обратившимся к нам людям не может помочь государство, тогда посильную помощь им пытаются оказать на приходах. Мы взаимодействуем с приходом, находим юристов и консультантов, взаимодействуем с НКО и благотворительными фондами, чтобы помочь людям в том или ином конкретном случае», - рассказал отец Михаил Бень.

Особенно интересная сфера, в которой пересекаются интересы церкви, государства и общества, – это военная служба и правоохранительная деятельность. Сегодня тесное взаимодействие церкви со столь серьезными структурами ничуть не скрывается: православные священники даже проводят обряды освящения военной техники и современных ракет-носителей, чем каждый раз вызывают волну ироничных насмешек в интернет-среде.

Руководитель епархиального отдела по взаимодействию с Вооруженными силами протоиерей Андрей Ушаков рассказал, что на территории нашего края даже работают три штатных военных священника. Они были утверждены министром обороны РФ на должности помощников командиров дивизии по работе с верующим составом и получили официальное место работы в воинских частях ЗАТО Сибирский, Бийска, Алейска. Их служба не совсем похожа на труд обычных священников: много общего с работой замполитов. «Они принимают участие в учениях, полевых сборах, проводят в частях лекции. Кроме того, наши священники неоднократно были в командировках, в том числе на границе с Украиной. Они участвовали в пусках боевых ракет, учениях», - рассказал отец Андрей.

Священники из Алтайского края наравне с военными несли службу в Чечне, когда там находился контингент российских войск. По словам отца Андрея, в полевых условиях даже был оборудован походный палаточный храм, где проводились службы. Наравне с военными священники после боевых действий были награждены знаками отличия.

Мало кто знает, что взаимодействуют служители церкви и с правоохранителями: в каждом благочинии есть священник, который посещает изоляторы врменного содержания или наведывается в тюрьмы: там людям зачастую нужна беседа или проповедь. В Алтайском крае налажено взаимодействие Церкви и Госнаркоконтроля. Вернуть наркозависимых «на путь истинный» священнослужители пытаются в единственном в крае православном реабилитационном центре.

Стоит сказать, что в состав Барнаульской епархии входят отделы и комиссии, занимающиеся более узкими церковными вопросами. Они касаются только внутреннего церковного устройства, не затрагивая церковно-общественных и церковно-государственных отношений.

Например, есть в епархии богословская комиссия, следящая за точностью исполнения церковных традиций. Ставленническая комиссия епархии отвечает за отбор кандидатов для рукоположения в священный сан. Работает и комиссия по канонизации святых: сегодня к лику новомучеников причислено пять священнослужителей Барнаульской епархии. К слову, процесс канонизации очень долгий и трудоемкий: чтобы канонизировать того или иного умершего подвижника, комиссией должны быть собраны и описаны конкретные случаи, когда людям помогла молитва, обра-щенная к нему, а также тщательно изучена его биография.

Работа или служение?

Каждый священнослужитель епархии не только занимается административно-организационными делами, но и параллельно является священником или настоятелем в храме. О том, как устроена работа священника в приходе, рассказал настоятель Введенской церкви в Павловске отец Александр Липовцев.

Работу настоятеля можно разделить на храмовую (совершение служб), внехрамовую (осуществление треб и посещений) и административную (решение хозяйственно-практических вопросов прихода), рассказал отец Александр.

«Рабочий день» священника зачастую совсем не нормирован. Храмовые службы в небольших церквях совершаются по праздничным и выходным дням, иногда и ночью. Посещения и требы - услуги по крещению, отпеванию, освящению - необходимы прихожанам постоянно, а «бумажная» административная работа по предоставлению рапортов о принятии решений правящему архиерею также отнимает немало времени. При этом стоит иметь в виду, что на такой небольшой храм в Павловске приходится около 100 прихожан, а священник в храме – только один.

«Я являюсь настоятелем Введенской церкви в Павловске, занимаюсь административными вопросами как настоятель и как благочинный Павловского церковного округа (Павловского, Шелаболихинского и Ребрихинского районов). К тому же у меня есть дополнительная социальная деятельность по координации взаимодействия групп само- и взаимопомощи анонимных алкоголиков и приходов Церкви. Работы хватает», - рассказал священник.

Между тем настоятель не стал называть работу священника профессией, а сравнил служение церкви со «служением» политиков и военных. Отец Александр пояснил, что стать священником может любой, кто «имеет к этому духовное расположение»: так же, как в политике и военном деле, всему можно при желании обучиться в процессе.

«Можно хоть десять семинарий закончить и формально стать священником, но к чему это приведет? Священник ведь призван служить Богу и на благо людей, семей, иметь внутреннее горение, желание служить и желание внести свою маленькую лепту в борьбу с социальным злом, окружающим нас в жизни», - пояснил отец Александр, отметив, что сам пришел к вере, одновременно получая вполне светскую инженерную специальность. К окончанию университета он имел уже два образования, одно из которых было духовным.

«Неудобные» вопросы

Хоть священников и сравнивают с политиками, а отчитываться каждый год о своих доходах перед государством и прихожанами они не обязаны. Поэтому и возникают разговоры и споры о «мерседесах» и золотых крестах.

Всем понятно, что, чем больше приход, тем состоятельнее служащие в нем священники. Церковь обязуется обеспечивать своим работникам и служителям минимальный прожиточный уровень на всех членов семьи: это закреплено в положении Архиерейского Собора РПЦ, опубликованного на сайте Московского Патриархата. «Зарплата» священнослужителя зависит и от его деятельности вне церкви: оплата освящений, крещений, отпеваний – это дополнительный доход, который, к слову, не облагается налогами. Как рассказал отец Александр, «заработная плата» - вознаграждение священника за его труды от прихожан, в Алтайском крае служащего более 10 лет, в зависимости от обстоятельств, от 20 до 40 тысяч рублей в месяц. По его словам, этого почти хватает для того, чтобы обеспечить семью.

Всем церковнослужителям и работникам религиозных организаций РПЦ предоставляет социальные гарантии, закрепленные федеральным законодательством, включая оплачиваемый отпуск, больничный и декретный отпуск.

Период работы священнослужителей в церкви включается в общий трудовой стаж при расчете пенсии, а преосвященным архиереям, находящимся на заслуженном отдыхе, полагаются еще и дополнительные выплаты от храма, в котором они служили. РПЦ и ее подразделения в виде отдельных храмов зарегистрированы в качестве юридических лиц как религиозные организации. В отношении них действует льготная система налогообложения: налоги за продажу церковной литературы и предметов религиозного назначения государством не предусмотрены, освобождены религиозные организации и от уплаты земельного налога. Зачастую храмы имеют свои благотворительные фонды.

Полина Грязнова 

Фото Михаила Хаустова и сайта mskagency.ru.

Комментарии (0)

1000