Дело Надвоцкого как точка старта для Виктора Томенко

Как связано уголовное дело Надвоцкого и перевод прокурора Якова Хорошева в Новосибирск, и почему это поможет Виктору Томенко и Алтайскому краю, в колонке Василия Морозова специально для «Политсибру».

В уголовном деле руководителя борьбы с коррупцией краевого управления МВД Вадима Надвоцкого, подозреваемого в масштабной коррупции, есть не только злая ирония. Да, сама ситуация — хоть для американского «Большого куша», хоть для русского «Левиафана» или других подобных фильмов. Но если поставить дело «Вадика Всемогущего» (как его, оказывается, называли) в контекст с некоторыми другими событиями и посмотреть под иным углом, картина получается куда любопытнее кинематографа. По крайней мере, для Алтайского края и его будущего она крайне важна. И вот почему.

Контекст 1. Империя коррупции

Вадиму Надвоцкому, начальнику управления экономической безопасности и противодействия коррупции ГУ МВД по Алтайскому краю, инкриминируют взятку в 5 млн рублей. По букве закона, это уже считается особо крупным размером. Но масштаб, оказывается, был куда большим. Источники в правоохранительных органах подтверждают, что у Надвоцкого якобы обнаружено денег более чем на 1 млрд рублей — это 200 раз по 5 млн! Вряд ли даже высокопоставленный полицейский мог накопить столько лишь зарплатой.

Надвоцкий возглавил управление по борьбе с экономическими преступлениями в 2006 году, то есть, проработал 12 лет. Затем, после реформы полиции, возглавил управление экономической безопасности и борьбы с коррупцией. За такой срок можно обрасти какими угодно связями и одному или с помощниками создать целую систему сбора-дачи взяток. Империю коррупции. Если верить источникам, сообщавшим об обнаруженном у Надвоцкого миллиарду, эта система в Алтайском крае и была создана. И работала она слаженно и долго.

Контекст 2. Скандальный ряд

Недостатка коррупционных преступлений, в том числе с участием высокопоставленных чиновников, в Алтайском крае за последние три года нет. От начальников отделов разных ведомств до мэра и заместителя губернатора — ряд внушительный. Но дело Надвоцкого стоит ставить вместе далеко не со всеми из них. Даже несмотря на то, что спусковой крючок здесь один — команда бороться с коррупцией «сверху».

Возьмём почти каждого из фигурантов громких дел о взятках. Каждый из них, будь то Савинцев, Денисов или кто угодно, организовывал всё «для себя». В такой конфигурации коррупции выгоду приобретают максимум двое — кто даёт и кто берёт. И работает эта схема или один раз, или недолго.

А теперь разберём коррупцию с участием того, кто должен её пресекать. В схемы в таком случае вовлекаются не только дающий и берущий, но и посредник, «решала», коим много лет, судя по всему, и выступал Надвоцкий. И таких «решал» может быть в цепочке сколько угодно. То есть, такая коррупция выглядит системной, если сравнивать с банальной жаждой обогащения. И направлена даже не на нарушение закона, а на его разрушение.

Поэтому в один ряд с уголовным делом Надвоцкого встают разве последние, выявленные тоже в правоохранительных органах. А именно бывший главный следователь МВД по Барнаулу Андрей Арестов (по версии следствия, позволил взяткодателю обойти закон) и начальник антикоррупционного подразделения МВД по Новоалтайску Владимир Сагайдак (по данным правоохранителей, за деньги не дал ход уголовному делу в отношении человека).

Контекст 3. Широкое вовлечение

Из официальных сообщений следователей понятно: Надвоцкий и некоторые его подчинённые получали деньги за то, что прекращали проверки и расследования в отношении каких-то предприятий. Если учесть то, как легко контролирующие и надзорные органы могут превращаться в репрессивные, то возникает закономерная мысль. А не для этого ли проверки компаний инициировались, чтобы потом их за деньги прекращать? Алтайский предприниматель, с которым мы побеседовали, заявляет: схема действительно рабочая. Но это пусть доказывают следователи.

Сразу несколько собеседников, среди которых руководитель краевого ведомства и известный алтайский бизнесмен, рассказали о ещё одном моменте, когда могли появляться Надвоцкий и необходимость давать ему взятки. Схема работает так: полицейский видит «нездоровую смычку» бизнеса и власти, например, при решении земельных вопросов или в закупках, и предлагает «закрыть глаза» на нарушение закона за определённую сумму.

Если схема так и работала хотя бы один или несколько раз, то мы выходим на совершенно другой уровень. А именно — на вовлечение в коррупционный процесс представителей исполнительной власти (городской, краевой, районной, сельской — не принципиально). Поэтому дело Надвоцкого и отстранение его от должности может дать куда больший эффект, чем простая отставка высокопоставленного чина.

Контекст 4. Обновление силовиков

Фактически с возбуждением дела Вадима Надвоцкого в крае подошло к концу обновление в стане силовиков. Хотя в целом процесс в регионе проходил мирно. Покинули свои посты или в связи с уходом на пенсию, или  переводом в другой регион руководитель налоговой службы Валерий Тарада, глава следственного комитета Евгений Долгалев, главный прокурор края Яков Хорошев. Переведён в Крым начальник краевого главка МВД Олег Торубаров. Впрочем, последний в этот ряд не вписывается.

С Надвоцким в один ряд Долгалева, Тараду и Хорошева можно поставить лишь по одной причине. Они — управленцы, принимающие оперативные решения по конкретным случаям, а не выстраивающие политику и стратегию. Поэтому смена лиц, принимающих решения, неизбежно влияет на происходящее в регионе. А в итоге — и на экономический климат в регионе. То есть, можно предположить, что не будет Надвоцкого — не будет работать коррупционная машина. Тем более, и органы власти в регионе существенно обновились. А значит, у бизнеса (условного инвестора) может отпасть причина, по которой он не хотел работать в Алтайском крае. Почему нет?

Контекст 5. Эффект для региона

Мирные перемены в стане силовиков, завершившиеся уголовным делом Вадима Надвоцкого, безусловно, на руку новому губернатору Алтайского края Виктору Томенко.

Тот факт, что «силовая» расстановка в регионе изменилась, даёт ему весомое основание для будущих реформ, перемен и развития. И это основание, этот «козырь» прилетел Виктору Томенко с федерального уровня.

Воспользуется ли этим губернатор?

А закончу текст словами главного героя этого материала — Вадима Надвоцкого. Ровно год назад (в ноябре 2017) он дал интервью «Алтайской правде», в котором рассказал о вреде коррупции и о том, как её победить:

«Коррупция — это подрыв доверия общества к институтам власти и органам управления. Коррупция препятствует развитию нормальной рыночной конкуренции, существенно изменяет расстановку сил на рынках. А это неизбежно ведет к ослаблению экономического роста и снижению доходов предприятий и граждан. Нужно устранить причины и условия, способствующие этому социальному явлению».

Сложно с этими словами не согласиться.

Василий Морозов.

Комментарии (0)

1000