Валерий Елыкомов: «Трансплантология - это уже настоящее. Клеточные технологии - будущее»

Валерий Елыкомов: «Трансплантология - это уже настоящее. Клеточные технологии - будущее»
Валерий Елыкомов: «Трансплантология - это уже настоящее. Клеточные технологии - будущее»

В Алтайской краевой клинической больнице недавно провели первую пересадку печени. Больная циррозом женщина, не имевшая шансов на жизнь, уже ходит. О развитии в ККБ нового направления - трансплантологии - «ПОЛИТСИБРУ» рассказал главный врач больницы Валерий Елыкомов.

Валерий Елыкомов: «Губернатором перед нами была поставлена задача: трансплантология в Алтайском крае должна состояться. И она состоялась»

- Валерий Анатольевич, расскажите, с чего все началось?

- В трансплантологии есть несколько этапов. Наш центр трансплантации органов и тканей их прошел. На первом этапе мы занялись операциями, которые более отработаны в России. Это трансплантация почки - наиболее частая операция, ее выполняют достаточно много центров в нашей стране. На сегодняшний день с мая 2013 года мы выполнили уже 46 трансплантаций почек с хорошим результатом. По приживаемости мы где-то на мировом уровне.

- Какой процент приживаемости?

- За все время из сорока шести у двух пациентов были проблемы. В одном случае пришлось делать повторную операцию. Но все пациенты живы.

Трансплантация почек является противовесом гемодиализу - искусственной почке. Гемодиализных больных у нас много, мы вынуждены открывать новые центры. Каждая трансплантация почек позволяет как-то решить проблему гемодиализных больных. Они получают процедуру трижды в неделю, гемодиализный центр у нас работает в три смены. Последняя смена заканчивается в 0:40 минут. Это тяжелая, нудная, постоянная работа, больные привязаны к аппарату. Трансплантация дает человеку возможность жить совершенно в другом режиме.

- Вы сказали про несколько этапов. Какой был следующий после пересадки почек?

- Следующий – костный мозг. На сегодняшний день у нас 10 трансплантаций костного мозга. Это альтернатива химиотерапии при лейкозе, лейкемии, лимфоме, меломной болезни. В мире трансплантация костного мозга применяется, когда химиотерапия неэффективна. Если химиотерапия помогает – используется она. Сегодня в онкогематологии – фантастическое движение вперед по ряду проблем за счет внедрения препаратов таргетного действия, использующих целевой механизм.

Трансплантация печени – это, фактически, этап высокого мастерства. Пересадка печени возможна только тогда, когда весь бэкграунд, связанный с трансплантационными делами, отработан. Должна быть гистосовместимость – совместимость тканей. Почему раньше процент отторжений был больше? Потому что не могли на высоком уровне сопоставить совместимость органов и тканей донора и рецепиента. Сегодня это стало возможно, потому что у нас появилось самое современное оборудование, приобретенное в ходе реализации Стратегии развития краевой клинической больницы, подписанной губернатором Александром Карлиным. Губернатором перед нами была поставлена задача: трансплантология в Алтайском крае должна состояться. И она состоялась.

Трансплантация печени - это высший пилотаж. В США проводится около 720 трансплантаций печени в год, в России - около 300. В нашей стране это делается только в четырнадцати регионах, включая теперь и Алтайскаий край, в ведущих медицинских центрах. Это очень сложная операция. Кроме того, что должны быть сшиты все сосуды и желчевыводящие пути, в конечном итоге должна функционировать ткань, которая обезвреживает токсины, которые есть в организме.

- В каком состоянии сейчас находится пациентка, которой пересадили печень?

- Ее перевели из реанимации в палату, она уже ходит и улыбается. А до этого у нее был тяжелейший цирроз печени и перспектив там не было.

- Сколько человек принимали участие в операции?

- Одномоментно было задействовано свыше пятидесяти специалистов. Это хирурги, анестезиологи-реаниматологи, врачи-трансплантологи, врачи-лаборанты, врачи отделения переливания крови, биохимики, неврологи и другие.

- Наверное, это очень дорогая операция?

- Любая трансплантация дорога, потому что нужны уникальные инструменты. Еще более дорогая вещь - выхаживание больного, иммуносупрессивная терапия, потому что в любом случае организм попытается отторгнуть то чужое, что ему пересадили. Поэтому мы ищем наибольшее число антигенов, которые были бы сопоставимы, - тогда реакция отторжения меньше.

Для блокирования системы отторжения даются специальные препараты. Их введение нужно тщательно контролировать. Если дать больше, чем нужно данному больному, ему можно нанести вред. Поэтому уровень препарата в кровотоке постоянно контролируется.

- В деньгах можно выразить всю эту работу?

- Сегодня трансплантация практически любого органа стоит около 800 тысяч рублей. На пересадку почек и костного мозга 70 процентов дает краевой бюджет, 30 процентов - федеральный бюджет. Пересадку печени мы провели за счет средств краевого бюджета.

- Вы упомянули Стратегию развития краевой клинической больницы. Что она предусматривает?

- Реально  первый этап Стратегии прошел, он был рассчитан на 2014 - 2016 годы. Смысл Стратегии заключается в том, чтобы создать в Алтайском крае больницу, которая, по сути, является центром медицинского кластера, где сосредоточены новейшие медицинские технологии, в которой можно проводить высокотехнологичные операции.

Для реализации первого этапа нам было выделено 449 миллионов рублей. В результате у нас появились кардиохирургическое отделение, кардиохирургическая реанимация, отделения кардиологии и гематологии увеличились в два раза, появилось отделение трансплантации органов и тканей. Мы приобрели оборудование, обучили врачей.

- Вернемся к трансплантологии. Как вы сказали, это высший пилотаж. Но пересадка органов не может быть массовой.

- Трансплантация - это, говоря простым языком, замена отслужившего органа. Сегодня больным пересаживаются донорские органы. Значит, следующая технология - выращивание органов. Это уже клеточная технология. Сегодня в России на экспериментальном уровне выращивают ткань мышцы сердца. Я это видел собственными глазами. Кожу уже растят и пересаживают пострадавшим от ожогов. Кстати, в краевую больницу переедет ожоговый центр. Когда он у нес разместится, мы сможем заняться клеточными технологиями. Это уже будет составляющая часть второго этапа Стратегии развития краевой клинической больницы.

Рядом с нами расположен федеральный центр травматологии, ортопедии и эндопротезирования. Там меняют суставы. А мы на своей базе будем отрабатывать введение клеток, которые позволяют восстанавливать хрящевую ткань. Это нужно людям, у которых уже есть проблема с суставом, но не настолько острая, чтобы его менять.
Когда ученые научатся выращивать органы, трансплантологи будут их пересаживать. Но это будет такая же сложная операция, как сегодня.

Дмитрий Негреев.

Фото globalural.com



Комментарии (0)

1000