Адвокат Алексей Акатов: «Жизнь опережает самые смелые детективы»

Адвокат Алексей Акатов: «Жизнь опережает самые смелые детективы»
Адвокат Алексей Акатов: «Жизнь опережает самые смелые детективы»

Перед современным человеком постоянно стоит проблема выбора. Но если определится с местом отпуска, выбором марки телефона или машины, поможет реклама и рекомендации экспертов, то найти хорошего специалиста в той или иной сфере не так просто. Чаще всего здесь помогают коллеги или друзья. Также, как и репутацию врача, мнение об адвокате складывается из отзывов его клиентов. Адвокат Алексей Акатов рассказал «ПОЛИТСИБРУ», какими еще качествами и знаниями необходимо обладать правозащитникам, чтобы добиться успеха, а также поделился интересными случаями из своей адвокатской практики, за которые испытывает особую гордость.

- Алексей расскажите, вы начинали работать следователем, а потом перешли в адвокаты. С чем было связано такое решение?

- Я родился в семье, которая по мужской линии состоит из сотрудников правоохранительной сферы. Мой дедушка был полковник юстиции – прокурор, судья, отец – начальник уголовного розыска, дядя работал в системе ГИБДД. Поэтому вопроса выбора, в какую сферу пойти работать, с детства не стояло. И когда меня спрашивают, сколько лет я в профессии, я говорю: всю свою жизнь. После окончания учебы я пошел работать в систему Следственного комитета при прокуратуре РФ – в следственный отдел по Центральному району Барнаула. Проработав в этой сфере несколько лет, понял, что опыт, безусловно, неоценимый, но та система работы, которая сложилась, меня не устраивала. Через некоторое время ушел в частную практику и в 2013 году получил статус адвоката.

- Наверное, психологически сложно было перестроиться? Можно сказать, перешли с одной стороны баррикады на другую?

- Конечно, такой момент есть. Но когда мы говорим о нормальной работе следователя, который настроен на наказание виновных и защите невиновных лиц, то он руководствуется принципами справедливости. Поэтому мы не находимся по разные стороны баррикад. Ведь работа адвоката заключается в защите невиновных лиц тоже. Конечно, есть люди, которые совершили преступление, и в данном случае речь может идти скорее о минимизации возможного наказания. Но все мы люди, ситуации бывают разные, оступиться может любой.

- На каких делах вы специализируетесь?

- Основное направление работы – преступления в сфере экономической деятельности, но в настоящее время в производстве у меня есть и дела по преступлениям против личности: несколько резонансных убийств. Вина моих подзащитных не доказана, проводятся следственные действия, поэтому мы исходим из презумпции невиновности и считаем, что они преступлений не совершали.

Также у меня сложилась обширная практика работы с налоговыми преступлениями: по неисполнению обязанностей налогового агента, уклонение от уплаты налогов. В этой связи также работаю по преднамеренным банкротствам именно в уголовно-правовом разрезе. Кроме того, ведется и работа по абонентскому обслуживанию юридических лиц: в частности, на обслуживании находится ряд крупных компаний строительного и газового сектора. В данной связи необходимо отметить, что экономические преступления зачастую находятся на стыке гражданско-правовых отношений и уголовных преступлений, поэтому знания обеих отраслей права для работы жизненно необходимы.

Также время от времени беру интересные резонансные дела, относящиеся к иным категориям, в том числе и коррупционные. Так, недавно было окончено уголовное дело по защите сотрудников правоохранительных органов в результате расследования которого была доказана непричастность сотрудников к совершению каких-либо преступлений. В марте было прекращено уголовное преследование директора одного из детских садов Барнаула. Около года мы доказывали, что руководитель детского сада невиновна и незаконно привлекается к ответственности. В данном деле у меня был интерес именно с профессиональной точки зрения, потому что гонорар был довольно символический. Людям была нужна помощь, я видел там перспективу, и мы доказали, что дело было возбуждено безосновательно. Сейчас работаем над реабилитацией.

- Есть какие-то дела, которыми вы особенно гордитесь?

- Конечно, есть дела, которыми стоит гордиться, к примеру, ряд споров по экономическим делам. Их удалось разрешить. Дело по детскому саду меня затронуло лично, потому что там были глубоко интеллигентные люди, которые не совершали никакого преступления. Все факты были сфальсифицированы, людей просто оболгали. Есть и иные поводы для гордости, но, в связи с адвокатской тайной, данный аспект работы не может быть освящен публично.

- Не всегда ведь приходится защищать глубоко интеллигентных людей?

- Да, есть дела, по которым мы заведомо знаем, что человек совершил преступление. В этом случае задача состоит в минимизации наказания. Бывают ситуации, когда обвинения избежать не удастся, но можно вести речь об условном наказании, о возмещении ущерба потерпевшим, если таковые имеются, о попадании в пенитенциарное учреждение с более мягкими условиями содержания.

- А у вас есть какие-то принципы, кого вы не стали бы никогда защищать?

- Есть определенные категории дел, за которые я просто не возьмусь из принципа. Не буду защищать насильников и убийц детей и стариков.

- На ваш взгляд, в чем секрет успеха хорошего адвоката?

- Возвращаясь к предыдущему вопросу, о разнице в работе следователя и адвоката, скажу, что за спиной у правоохранителя целая государственная машина: экспертные учреждения, различные государственные службы, специалисты - они все готовы помогать в его работе. А адвокат работает один против системы и только от него зависит конечный результат. Он также может привлекать специалистов, но находит и подбирает их сам. Как у Шумахера, который стал гениальным гонщиком благодаря слаженной команде, мой успех в ряде резонансных уголовных дел связан с тем, что в команде работает широкий круг экспертов, специалистов, которые ранее работали в том числе и в правоохранительной сфере, в экспертных учреждениях, высококвалифицированный помощник, ранее работавший в судебной системе, консультанты из бывших сотрудников налоговых органов, службы судебных приставов, аудиторы и так далее. Ведь именно от возможности посмотреть на ситуацию под другим углом зрения, возможности провести экспертизу более тщательным образом, нежели имеющуюся в распоряжении следователя и может зависеть окончательный результат. А результатом в моей работе зачастую является судьба человека.

- Получается, не всегда успех в работе связан с возрастом или стажем?

- Приведу такой пример. Еще когда я работал следователем, в городе был совершен ряд двойных убийств, они выпадали на мои дежурства. Оперативниками был установлен подозреваемый, но тот человек, который на самом деле был убийцей, оказался свидетелем по делу. Мне удалось это установить и доказать. На тот момент я работал следователем всего несколько месяцев. Здесь вопрос не в возрасте или стаже работы, а в том, насколько ты чувствуешь человеческую природу. Можно знать все законы и прочитать очень много умных книг, потом начать работать с конкретными, живыми людьми и столкнуться с совершенно другими ситуациями и неспособностью применить эти знания на практике. Знаете, как в программировании, там все, что создает программный код, состоит из единиц и нулей, так и в нашей сфере. Ты либо можешь здесь и сейчас работать эффективно, и тогда опыт уже не имеет критического значения - у тебя есть определенный базис знаний и ты понимаешь, как им распорядится; либо ты можешь быть адвокатом со стажем 30 лет и не иметь возможности урегулировать ни один вопрос, потому что не умеешь найти подход к людям.

- Как человек должен выбирать себе адвоката? По каким критериям он определит, что это хороший специалист?

- Вопрос не простой. Адвокат - это тот специалист, которого ищут через знакомых, поэтому лучший метод поиска - опрос тех, кто с ним работал. Адвокат может рассказывать любые сказки о своем профессионализме, но судить об этом можно только по результатам его работы. А прежде всего, у специалиста стоит выяснить, адвокат ли он. К сожалению нередкий случай, когда человек называет себя адвокатом, сами таковым не являются: отсутствует регистрации в Минюсте, квалификационный экзамен никогда не сдавался, соответственно и статус адвоката не присваивался.

- В Алтайском крае большая конкуренция на рынке адвокатских услуг?

- Если говорить об общем количестве адвокатов, то их около 800 в крае, около 70 тысяч адвокатов на территории России. Адвокат – это как личный врач, если один человек нашел хорошего специалиста, то он его и себе оставит для дальнейших обращений и порекомендует кому-то. Лично я какой-то особой конкуренции не чувствую. Рынок достаточно обширный и каждый профессионал, который стоит того, чтобы к нему обращались, он свое место всегда найдет.

Юриспруденция – одна из самых популярных специальностей в вузах. По мнению практика, грамотно ли выстроена система обучения будущих юристов?

- Когда человек заканчивает университет, он не располагает никакими практическими знаниями. Образование является важной фундаментальной составляющей, но, как и в любой профессии, без практических знаний никуда. Университет выпускает заготовки. Если хорошо учился - качественная заготовка, плохо – меньше шансов стать хорошим профессионалом.

- Для вас есть какие-то люди в вашей сфере, на которых вы равняетесь?

- Более правильным будет сказать, что есть профессионалы, чье мнение для меня часто важно услышать. По этому поводу в среде юристов есть старый анекдот: “Если встретились два юриста, то у них всегда будет три мнения”.

- Как вы отдыхаете от работы?

- Полностью отдохнуть получается только в новогодние праздники, когда выходные у всей страны. Тогда позволяю себе выехать куда-то за границу и на время отключиться от дел.

- Что читаете?

Читаю фантастику - Ника Перумова, Андрея Круза и других авторов в этом жанре: как можно дальше от реальности, чтобы голова отдыхала. Детективы не читаю и сериалы об адвокатах и следователях не смотрю, потому что жизнь опережает самые смелые детективы.

Алла Филиппова. Фото Евгении Савиной.

 

На правах рекламы



Комментарии (0)

1000