Уроженец Барнаула рассказал, как заработал миллионы на «хулиганском» хобби

Уроженец Барнаула рассказал, как заработал миллионы на «хулиганском» хобби
Уроженец Барнаула рассказал, как заработал миллионы на «хулиганском» хобби
[gallery ids="8278,8280,8279,8281"]

Барнаулец Андрей Бергер превратил «хулиганское» хобби в прибыльный бизнес, создав в Москве граффити-агентство с годовой выручкой 30 млн руб, пишет РБК.

​31-летний Андрей Бергер рассказал, что сначала увлекся хип-хоп культурой, потом стал рисовать граффити — а где еще подросток может самовыражаться, как не на стенах зданий?

В середине 2000-х еще не было профессиональных школ стрит-арта, а художников, работающих в этом формате, считали хулиганами. Так что Бергер оттачивал мастерство на территориях заброшенных заводов и в недостроенных зданиях в Барнауле, а учился по «картинкам» в интернете. И усилия оказались ненапрасными: его творчество привлекло внимание местных жителей. Еще будучи школьником Бергер стал расписывать дома и гаражи на заказ. Художник вспоминает, что сначала работал за краску — остатки он мог забрать себе, и это уже было счастьем. Первая коммерческая работа — роспись ларька принесла Бергеру 2–3 тыс. руб.

Бергер поступил было в алтайский Институт архитектуры и дизайна, но очень быстро разочаровался в высшем образовании и забросил вуз. Все свои работы он обязательно выкладывал в «Живой журнал». Художника заметили и пригласили в сообщество Paint Methods, которое объединило создателей граффити из Новосибирска, Омска, Красноярска и Барнаула. Вместе с единомышленниками Бергер стал проводить фестивали уличного искусства, перебиваясь случайными заработками. Он взял творческий псевдоним Абер.

Современный стрит-арт — это не только рисунки на стенах домов. Многие райтеры работают в студиях и продают работы в галереях, выбираясь на улицы лишь ради крупных заказов от известных брендов. «Это очень большой пласт художников в мире. Сегмент растущий, молодой и сильно востребованный», — говорит Бергер.

В 2011 году Бергер переехал в Новосибирск и вместе с более опытным художником Маратом Данильяном (Мориком) попытался превратить свое хобби в бизнес. Они организовали первое, по их словам, в России граффити-агентство, которое так и назвали — First Graffiti Agency (FGA).

Партнеры вместе расписывали стены и оформляли интерьеры на заказ и параллельно делали некоммерческие работы для фестивалей. «Коммерческая и некоммерческая деятельность смешалась. Это легло в основу философии нашего бренда: мы не делим проекты на коммерческие и некоммерческие. К каждой новой задаче подходим как к арт-проекту», — утверждает Бергер.

Многие уличные художники брались за коммерческие заказы, но Бергер и Данильян сразу решили все организовать как настоящий бизнес: зарегистрировали юрлицо, брались только за масштабные проекты, отказываясь от мелкой халтуры, которая ничего не прибавляла к репутации бренда. А главное — выполняли полный цикл работ, от подготовки поверхности до аренды техники и согласований с властями. Им даже пришлось получить сертификаты промышленных альпинистов, чтобы легально заниматься высотными работами. Основная часть заказов приходила не из Новосибирска, а из других городов, так что Бергер и Данильян гастролировали по всей стране. Художники побывали в Кемерово, Новокузнецке, горнолыжном курорте Шерегеш, Бердске, Бийске, Москве, Санкт-Петербурге, всего около десятка регионов и двух десятков городов. Приходили заказы даже из США и Таиланда.

Он снял комнату — офис и жилье по совместительству. Чтобы платить зарплату двум наемным сотрудникам, художник взял потребительский кредит на 250 тыс. руб. Денег хватило ровно на два месяца. Затем Андрей взял еще один кредит на такую же сумму. Долги погасил только в прошлом году, «раньше руки не доходили».

Особых инвестиций бизнес не потребовал — расходы на материалы и оплату труда покрывала предоплата. Чем больше проектов, тем больше денег в обороте. Бергер признает, что поначалу опыта было мало, сводить дебет с кредитом было непросто. Поэтому он нанял бухгалтера на аутсорсинге. Сейчас в команде уже десять постоянных сотрудников и примерно столько же фрилансеров.

На продвижении своих услуг художник экономит — как правило, заказчики знают Бергера по его предыдущим проектам либо приходят по рекомендации прошлых клиентов. Если обе стороны готовы сотрудничать, то агентство разрабатывает концепцию проекта: выбирает идеи, подбирает художников, готовит эскизы. А затем реализует проект: наносит изображения на фасады, делает инсталляции, продумывает перформансы. В 20% случаев FGA работает только как генподрядчик — согласовывает с заказчиком идею, приглашает исполнителей и контролирует ход работ. На все работы дается пятилетняя гарантия — компания уверена, что за это время изображение не выцветет и не осыпется. На каждом объекте работает видеокоманда под руководством Ивана Волкова — они делают ролики о граффити для распространения в интернете.

Такой подход позволяет масштабировать бизнес. Раньше Бергер мог работать над проектом в одиночку целый месяц, сейчас за этот срок агентство выполняет 3–8 заказов. Они очень разные — от росписи роскошных квартир до украшения фасадов многоэтажек или оформления ледовой арены. В портфолио агентства работы для Adidas, Disney, Lexus, Google, МТС, Tele 2, Coca-Cola, всего более 200 проектов.

Минимальный чек FGA — 70 тыс. руб., самый дорогой проект обошелся заказчикам в 3,5 млн руб. Цена зависит от площади рисунка и состояния поверхности. Ведь для любого рисунка нужно провести предварительные работы: очистить поверхность, загрунтовать, а иногда и отреставрировать. На основе оценки этих работ рассчитываются затраты на строительные и художественные материалы. Например, на один квадратный метр в среднем уходит один баллон аэрозольной краски, цена такого баллона — 320 руб. Чем сложнее рисунок, тем больше расход материалов.

Почти половина расходов — это оплата работы, причем отдельно учитываются работа на объекте и рисование эскизов. Как правило, каждый художник в зависимости от опыта, техники и дедлайна выставляет индивидуальный счет. Вилка — от 1 тыс. до 50 тыс. руб. за квадратный метр. Чем больше деталей, тем дороже работа. «Художников нельзя обижать, они должны нормальные деньги зарабатывать», — говорит Бергер. Еще 20–30% бюджета съедает аренда подъемной техники: смена в семь часов обходится в 8–40 тыс. руб. в зависимости от высоты.

Выручка FGA в 2015 году составила 5,9 млн руб., в 2016-м — уже 30 млн руб. Прибыль — 3 млн руб. Почти все доходы художник реинвестирует в расширение производства: увеличивает штат, вкладывает средства в образовательные проекты. «В первую очередь мы художники. Культурная, художественная составляющая для нас, если честно, важнее денег», — объясняет Бергер. 

Фото со страницы Андрея Бергера в Facebook



Комментарии (0)

1000