Нашли опечатку?
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Заживет ли Алтай иначе с новым правительством?

В один день, 22 октября, губернаторы Алтайского края Виктор Томенко и Красноярского края Александр Усс представили составы своих обновленных кабинетов министров. В политике формирования правительства прослеживаются параллели, но случайны ли они? И заживет ли Алтайский край по-новому?

Федеральный вектор

Наш губернатор значительнее, чем Усс, изменил структуру правительства. Он добавил двух зампредов, разделил краевую минтрудсоцзащиту, повысил до министерств управления спорта и культуры. Из управления связи и массовых коммуникаций создал новое министерство цифрового развития. Решая застарелую проблему дорожной инфраструктуры, выделил из трудно управляемого Минстройтранса отдельное министерство транспорта, разделил Госинспекцию, и это еще не весь список изменений.

В Красноярском крае в правительстве появились две новые структуры, одно министерство было переименовано, назначены четыре новых министра и создана должность вице-губернатора – представителя в Москве.

Две новые структуры в красноярском правительстве – это агентство по туризму и опять же министерство цифрового развития. Оба губернатора, объясняя причины создания «цифровых» ведомств, говорят о федеральном тренде и необходимости особенного внимания к развитию этой сферы экономики.

Красноярский политолог Сергей Комарицын подтверждает, что схожесть структур, скорее всего, обусловлена федеральным трендом. 

«Структура правительства копирует федеральную. Старая - громоздкая и не очень эффективная расчлененная система правительства в последние годы корректировалась. Мне кажется, что это общее явление» - отметил Комарицын.

Количество и качество

Между тем, численный состав команд губернаторов также практически одинаков. Оба губернатора увеличили составы кабминов: в Красноярском крае вместо 20 человек стало 23, в Алтайском крае с 17 состав увеличился до 21 человека. Заметим, что в Красноярске должности губернатора и председатель правительства разделены.

У Виктора Томенко остались широкие полномочия. Даже если бы он хотел их разделить – это невозможно сделать – в Уставе края нет председателя правительства. Возможно, когда-то будет внесена поправка, и в регионе появится председатель правительства, но сейчас Томенко всю работу ведет сам.

Кстати, у Александра Усса четыре заместителя, у председателя красноярского кабмина Юрия Лапшина - пять замов. В качестве зампредов Томенко – девять человек, два из которых также являются министрами.

Энергичное развитие

И Томенко, и Усс делают упор на развитие, даже лексически. Алтайский губернатор, презентуя структуру правительства, выделил целый блок для ведомств со словом «развитие» в названии. Предвыборная программа Томенко так и называлась - «Энергия развития».

Интересно, что Александр Усс тоже добавил «развития» в свое правительство. Он переименовал красноярское министерство экономики в министерство экономики и регионального развития, что «отражает необходимость в большой мере сосредоточиться на развитии территории». Это тоже федеральный тренд.

Что будет с обновлением?

Выраженного запроса на обновление в Красноярском крае не было. Тем не менее, небольшие изменения, которые произошли в структуре и кадровом составе правительства, пойдут на пользу, считают политологи. В нашем правительстве новичков оказалось немного – всего четверо. Ключевые фигуры остались теми же. Так заживет ли Алтай по-новому?

Правительство Алтайского края сформировано на две трети. Пока еще не ясно, кто возглавит проблемную сферу здравоохранения, а также остаются неизвестными два зампреда, не назначены несколько министров.

Сергей Комарицын считает, что для перемен нужны новые люди. Старые же чиновники будут делать то, что привыкли.

С этим можно поспорить. Стоит обратить внимание на зампреда Ивана Кибардина. Он шесть лет отработал в должности руководителя аппарата правительства Красноярского края. Очевидно, это человек, которому Томенко доверяет. Он независим от местных элит, и будет беспристрастно осуществлять контрольно-надзорные функции и курировать блок имущественных вопросов. Это дает надежду, что даже старые кадры будут вынуждены работать по-новому.