Нашли опечатку?
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Замороженные миллионы. Как в Барнауле строили ледовый дворец, да не достроили

На заседании суда Железнодорожного района Барнаула 21 сентября так и не разрешился «ледовый кризис», из-за которого оказались на улице дети из краевой СДЮШОР по хоккею и профессиональная команда «Алтай». Кризис возник не только из-за неэффективной деятельности хозяина Дворца зрелищ и спорта им. Титова – краевых профсоюзов. Несколько лет назад мину замедленного действия заложили непоследовательные шаги краевых чиновников и незаконные действия строителей.  

Напомним, 7 августа Железнодорожный суд вынес постановление о временном прекращении эксплуатации здания Дворца зрелищ и спорта. Двери спортивно-развлекательного комплекса, построенного в 1966 году, закрыли из-за нарушений пожарной безопасности. Юные хоккеисты вынуждены заниматься на окраине города в частной «Карандин Арене». По словам тренеров СДЮШОР «Алтай», проводить тренировки им разрешили в неудобное для детей время, из-за чего их родители организовали пикеты в центре города.

Находится в подвешенном состоянии и взрослая команда, выступающая в чемпионате Высшей хоккейной лиги (ВХЛ). Пока вариант один – играть на той же «Карандин Арене». Сейчас там ведутся работы по приведению имеющейся инфраструктуры в соответствие регламенту ВХЛ: увеличение мест для зрителей, оборудование медицинской комнаты, места для допинг-контроля (все-таки арена на ул. Жасминной строилась для тренировочных целей). 25 сентября все переделки оценил инспектор ВХЛ. Но даже если гость из Москвы даст добро, хоккейный клуб и болельщики не испытают большой радости. Зрительский сектор по-любому будет недостаточной вместимости, к тому же болельщикам на матчи любимой команды сложно добираться в часы-пик. Соответственно, возникли сомнения у рекламодателей «Алтая».

Всех этих головных болей могло и не быть, если бы несколько лет назад в центре Барнаула, на проспекте Сибирский достроили новый ледовый дворец на 3,5 тысяч зрительских мест. Его возводили в рамках социального проекта партии «Единая Россия». Предполагалось, что новый хоккейный дом сдадут в эксплуатацию в 2014-м. По данным «РГ», в краевом бюджете не нашлось 170 миллионов, чтобы закрыть контур. После чего – согласно программе – Москва направила бы в Барнаул все необходимую «начинку»: хладоагрегаты, ледовые комбайны и остальное спецоборудование. Стройку заморозили. Крайним сделали федеральный центр – мол, это «там» не нашлось средств. А потом грянули разбирательства со строительными компаниями. Одна из разборок дошла до суда.

Нынешним летом в Центральном районном суде рассматривалось уголовное дело в отношении Евгения Красилова, возглавлявшего ООО «СибСтройКомпани» (далее в сокращении – «ССК»), участвовавшей в первом этапе строительства, связанным в основном с демонтажом старых зданий, земляными работами и заливкой фундамента. Выяснилось немало любопытных фактов и странностей. В 2011 году «ССК» выиграла конкурс на проведение строительных работ, сбив стартовую цену без малого на 14 миллионов рублей - с 59,8 до 45,9 миллионов рублей. Между «ССК» и гензаказчиком - краевым управлением по физической культуре и спорту - был заключен госконтракт. В регионе еще не было такой структуры, как ныне функционирующий Единый заказчик капитального строительства Алтайского края, и многие управления краевой администрации вынуждены были заниматься организацией конкурсов по определению заказчика-застройщика. В том же, 2011 году конкурс выиграло государственное предприятие Кемеровской области «ГлавУКС», которое должно было осуществлять контроль и технический надзор за ходом и результатом строительных работ. С контролем и надзором вышла промашка. В журнал учета выполненных «ССК» работ регулярно вносились ложные сведения об объемах выполненных работ. Контролеры из Кемерово, видимо, не замечали этих приписок (а, может быть, делали вид, что не замечают). В крайспортуправлении, где по определению не было специалистов по строительству, доверяли профессионалам из «ГлавУКСа» и перечисляли деньги за подписанные акты приемки. Суд установил, что «ССК» получила за фактически невыполненные работы 14 с небольшим миллионов рублей. Узнаваемая цифра? Когда на торгах так крупно сбивают цену, должны возникать вопросы.

Несоответствия между оплаченным и сделанным всплыли, когда подошло время второго этапа строительства, на которое предполагалось потратить около 500 миллионов рублей. В «ССК», у которой финансовое положение с декабря 2011 года ухудшалось (на суде приводилась экспертная оценка), очень хотели выиграть конкурс и на второй этап. Расчет простой: за счет нового большого куска завершить недоделки первого этапа и погасить кредиты. Обычная практика наших дней. Однако конкурс выиграла крупная компания «Стройгаз», которой крупный контракт требовался позарез из-за надвигающегося банкротства (что в скором времени и произошло). Стройгазовцы устранили недоделки «ССК» (довели до ума фундамент). Работали споро, умело, но на завершающем этапе в краевом бюджете денег не нашлось. Почему? Версии высказываются разные. Например: банкротство «Стройгаза» было на руку конкуренту, одной из крупнейших строительных компаний края, последние годы тесно сотрудничавшей с краевой властью.

Суд признал Евгения Красилова виновным в совершении преступления по ч. 4 ст. 159 УК РФ и дал ему три года условно. После суда вопросов осталось больше, чем ответов. Почему за очковтирательство понес наказание только Красилов, да и то условно? А как же кемеровский заказчик-застройщик, волшебным образом просмотревший невыполненные работы аж на 14 миллионов рублей? Почему многомиллионный недострой ржавеет, покрывается трещинами, зарастает бурьяном, а выгоду из сложившейся ситуации имеет только частная компания? И когда, наконец, законодатели поймут, что у строителей в нынешней конкурсной системе большие шансы на победу всегда будут иметь не честные профессионалы, а хитрые комбинаторы? Такой же хоккей нам не нужен? Или как?

Кстати

Справедливости ради заметим, что Евгений Красилов и «СибСтройКомпани» имели в строительной среде хорошую репутацию, получали награды и грамоты. Коллеги Красилова говорят, что ситуация, в которую угодила «ССК», типична для всех фирм, ввязывающихся в строительство, которое  финансируется из бюджета: получить маломальский доход сложно, зато «сесть на щетки» можно запросто. Видимо, у Красилова не оставалось выбора – требовалось срочно затыкать кредитные дыры. К томе же, по словам наших экспертов, «ССК» сильно подвели проектировщики, которые не учли ряд важных моментов, в частности, необходимость перекладки сетей, что привело к резкому удорожанию работ. «РГ» предлагала Евгению Михайловичу дать собственную оценку случившегося, но он решил отмолчаться. 

Мнение

Маргарита Мельникова, государственный обвинитель, помощник прокурора Центрального района Барнаула 

- Красилов заранее спланировал мошенническое  хищение бюджетных средств. Он разработал преступную схему, используя свое служебное положение и имеющийся авторитет в строительной отрасли. И мер к возмещению нанесенного ущерба не принял. Сумму свыше 14 миллионов, выделенную на строительство крытого катка с искусственным льдом,  Красилов потратил на собственные нужды. Все это свидетельствует о повышенной общественной опасности совершенного преступления, за которое могло быть назначено реальное лишение свободы.

Сергей Зюзин, собственный корреспондент «Российской газеты».