Нашли опечатку?
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Ученый бьет тревогу из-за охранного статуса Барнаульского сереброплавильного завода

Комплекс зданий бывшего Барнаульского сереброплавильного завода имеет статус памятника градостроительства и архитектуры федерального значения. Однако земля, на которой он стоит, хранит в себе не менее важную часть истории, но при этом статуса памятника не имеет.

На это обратил внимание ведущий специалист лаборатории исторического краеведения АлтГПУ Вадим Бородаев. В разговоре с «Политсибру» он сообщил, что культурный слой участка завода не имеет статуса памятника археологии и, соответственно, не находится под охраной.

«Выломать кирпич из стены – это преступление. А выгрести всю землю с остатками старины рядом со стеной – уже не преступление, потому как юридически земля не имеет статуса памятника истории», - говорит историк.

Между тем, культурный слой на территории исторического комплекса превышает два метра. По словам ученого, эта земля хранит уникальные артефакты, ведь на поверхности от завода демидовских времен не осталось ничего.

Еще в 1990-х годах на территории проводились археологические исследования, в которых участвовал Бородаев. Тогда археологи нашли целый ящик артефактов, которые теперь хранятся в музее педуниверситета. К примеру, около дома офицера нашлись берестяные бирки с информацией об отгруженной руде, а также остатки деревянной конюшни.

«Это только одна сторона медали. Больше меня волнует вопрос, что завод, берущий начало с демидовских времен [1739 год – основание завода], как совокупность земли и архитектурных объектов не имеет статуса памятника истории даже местного уровня. Сейчас мы охраняем только стены – комплекс архитектурных объектов. Это сама по себе нелепая ситуации, которая не решается десятилетиями. Этот парадокс не замечается никем», - говорит Бородаев.

Ученый убежден, что заводу необходим юридический статус памятника истории, потому что огромная часть истории таится не только в сохранившихся кирпичах, но и глубоко в земле. Без охранного статуса это наследие может быть уничтожено.

Фото Олега Укладова