Эффект домино: почему в Алтайском крае все больше мундепов рискуют досрочно потерять свой мандат

Последние пару месяцев одной из самых обсуждаемых тем в Алтайском крае стал скандал, связанный с декларациями муниципальных депутатов за 2017 год. Все началось с Барнаульской гордумы, продолжилось бийскими избранниками, а совсем недавно очередь дошла и до Новоалтайска. Думается, что это еще не окончательный список. Что же произошло, отчего прокуратура так рьяно на первый, поверхностный взгляд, взялась за мундепов? Есть ли здесь политический «заказ» или просто надзорное ведомство стало пристальнее следить за выполнением законов? Попробуем разобраться.

Бомба замедленного действия

Все декларации были заполнены и поданы депутатами, в том числе муниципального уровня еще весной 2018 года, тогда же их выложили в общий доступ на офсайтах представительных органов власти. С документами в тот период времени, безусловно, знакомилась и прокуратура. Почему же если нарушения заметили еще тогда (согласитесь, трудно поверить, что правоохранители впервые занялись декларациям через полгода), о них ничего не было известно широкой публике?

Нарушения сочли мелкими и на них можно было закрыть глаза? Не было получено добро и отмашка от высших лиц края, которым, вероятно, доложили о имевших место нестыковках в декларациях? Возможно. Ведь если опираться на букву закона, единственным наказанием для мундепов, запутавшихся в собственных сведениях о доходах и имуществе, может быть только лишение мандата. Не порицание со стороны коллег, не штраф и не мастер-класс на тему: «Как заполнять декларации». При том, что нарушения, как сейчас стало понятно, носили массовый характер и это могло привести к досрочным выборам в представительные органы власти ряда ключевых муниципалитетов. Плюс, конечно, пятно на репутации краевых властей: учитывая постоянную плотную опеку над мундепами, впору говорить о том, что откровенно не доглядели.

Преступление и наказание

Похоже, все декларационные истории вышли на свет лишь благодаря тому, что в крае поменялась исполнительная власть. На смену губернатору Александру Карлину в самом конце мая пришел Виктор Томенко. С новым главой региона «скелетов в шкафу» в крае становится все меньше, а соответствующие надзорные органы, не опасаясь давления извне, вновь качественно принялись выполнять свою работу.

В этой связи жалобы от некоторых депутатов, которые они озвучивают в частных разговорах не под запись, о том, что намерений скрыть имущество не было, а случившееся – результат невнимательности или незнания закона, вряд ли может служить оправданием. Для той же прокуратуры не должно иметь значение, забыл ты указать 5 тысяч рублей или не задекларировал условный Volkswagen Tiguan.

В этой связи хотелось бы напомнить читателям еще и о мере ответственности со стороны аппарата соответствующих представительных органов. Куда смотрели их сотрудники, чем занимался юрист, который есть в штате той же Барнаульской гордумы? В конце концов, почему такую ситуацию допустили и никак не проконтролировали председатели дум?

Вероятно, консультации по заполнению деклараций, если и были, то носили формальный поверхностный характер. Ровно то же самое можно сказать и про обучение. Только после того, как полыхнуло по полной, депутаты пошли на эти шаги. Но их надо было делать гораздо раньше. Собственно говоря, это первая декларационная кампания для новых составов большинства представительных органов в крупных алтайских муниципалитетах. Большинство из них были избраны лишь в сентябре 2017 года, то есть совсем недавно, не отработав и половины от положенного срока.

"Урбанисты" из прокуратуры

Чем бы в итоге не закончились разбирательства в судах, хочется верить, что выводы будут сделаны всеми участниками этой истории. Самими мундепами, аппаратом представительных органов власти и, конечно, прокуратурой. Урок в данном случае может оказаться полезен, каким бы суровым в итоге не оказалось решение.

Кстати, обязанность декларировать свои доходы для депутатов муниципального уровня возникла только в 2016 году. Соответственно впервые депутаты отчитывались за предшествующий период, то есть 2015 год. За все это время, если прокуратура в Алтайском крае и пыталась лишить кого-то из мундепов мандата, то причиной служил просроченный срок подачи декларации или ее отсутствие на сайте представительного органа власти. При этом такие случаи носили единичный характер и распространялись только на представительные органы муниципалитетов, расположенных в сельской местности. Города, тем более крупные, надзорное ведомство до конца 2018 года "не трогало".