Нашли опечатку?
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Сереброплавильный тупик в Барнауле

Мэрия Барнаула попыталась показать, что ситуация вокруг реставрации Сереброплавильного завода под контролем. Однако это далеко не так. К тому же власти, не создав систему диалога с обществом, возложили эту работу на самого инвестора.

«Никаких торговых центров с магазинами крупных торговых сетей на территории охранной зоны памятника не будет» - заявил мэр Барнаула Сергей Дугин по поводу возможной застройки Сереброплавильного завода - памятника культуры федерального значения. Вчера ближе к вечеру пресс-служба городской администрации обнародовала новость про встречу Дугина с новым главным архитектором Алтайского края Виктором Четошниковым, на которой, помимо прочих, присутствовал и председатель комитета по архитектуре Алексей Бобров и один из собственников территории Нодар Шония. Про присутствие последних можно было узнать только из фотографий - в тексте они почему-то не упомянуты.

И всё бы хорошо, и может, кто-то даже перестанет беспокоиться и паниковать после заявлений Дугина о невозможности строить ТЦ и о необходимости проводить процесс максимально публично и открыто. Но есть несколько «но», которые сводят на нет попытки барнаульской мэрии показать, что ситуация находится под контролем.

Во-первых, торгового центра на территории ОХРАННОЙ ЗОНЫ (то есть, вблизи исторических объектов) и не предполагалось. Стройка ТЦ по первоначальным проектам, которые выносились на публичные слушания, планировалась на другом берегу Барнаулки - том, который прилегает к лестнице, ведущей в Нагорный парк. И общественники-активисты-архитекторы беспокоились о том, что, влипнув в фактическую черту памятника, его облик будет бесповоротно искажён коробкой разноцветного сайдинга. Здесь пока до сих пор никаких гарантий.

Впрочем, регламент обращения с территорией памятника и возможной его застройки говорит о том, что инвесторы ограничены и в цветовых, и в высотных, и в архитектурных решениях объектов. Например, высота объекта не может быть выше 20 метров, а стилистически постройку нужно решить в нейтральных цветах и элементах, соответствующих общей застройке. Хотя речь идёт, в основном, о территории самого Сереброплавильного. Место, где предполагается ТЦ пока в неё и не входит. Пока - потому что схему планирования объекта хотят изменить, а значит, возможно всё.

Во-вторых, крайне противоречиво заявление Сергея Дугина о том, что при проектировании объектов вроде Сереброплавильного завода нужно учитывать мнение ведущих архитекторов края. Учитывать нужно, с этим не поспоришь. Но ведь сама мэрия вычистила всех архитекторов из Градостроительного совета, оставив там лишь застройщиков - непосредственных коммерческих интересантов любых строительных действий. И, как видится, архитекторов вычистили, потому что они не соглашались с некоторыми решениями и выносили на публику то, что обсуждалось на советах. Повлиять на решение они никак не могли, мнение совета носит лишь рекомендательный характер, но, видимо, даже само озвучивание несогласия и проблем властям было не нужно. В общий характер информационной политики это вписывается более чем идеально. Поэтому стоит ли ждать изменения этой политики - большой вопрос. Открытость - вообще не конёк властей и инвесторов.

В-третьих, системы обсуждений таких значимых проектов, как реконструкция Сереброплавильного завода, в Алтайском крае нет. Власти её не сформировали, о чём ярко говорит скандал вокруг генплана Барнаула, принять который мэрия хотела тихо и без обсуждений. А наткнувшись на слишком бурную реакцию общественности, и вовсе свернула дискуссию, отложив принятие генплана на неопределённый срок. Нет не просто диалога с обществом - нет даже понимания, каким он может быть. И откуда бы ему возникнуть, если работодатель для городских чиновников (особенно для мэра) - это не жители, а фактически губернатор? Теперь вырабатывать язык дискуссии придётся частным инвесторам, которые и вовсе ничего о диалоге с обществом не знают. Фактически власти возложили на инвесторов свои функции. Поэтому высока вероятность, что диалог этот зайдёт в тупик.

Возможно, это и нескромно утверждать, но власти и новые владельцы Сереброплавильного завода были вынуждены садиться обсуждать дальнейшую судьбу проекта только после того, как СМИ с подачи общественников подняли шум и обнародовали проекты предполагаемого развития территории. А это говорит только о том, что к публичности участники процессов вокруг реставрации памятника культуры оказались элементарно не готовы.

В-четвёртых, мэрии теперь придётся балансировать между желаниями показать открытость (особенно губернатору, который активно критикует власти Барнаула за излишнюю закрытость) и одновременно не отбить у владельцев Сереброплавильного охоту реставрировать объект. Напомним, компания Евгения Ракшина и Нодара Шонии «Матч» - это далеко не первый частный владелец территории, а четвёртый. Сделали ли что-то с объектом предыдущие? Ответ очевиден.

Конфликт вокруг памятника федерального значения властям не нужен. В первую очередь, краевым. Выход с очередным скандалом в общероссийскую повестку может привести к последствиям. Вот и получается, что из-за закулисных действий, возведённых в единственно возможный принцип работы власти, и получился тупик, выход из которого можно найти только в столь нелюбимом чиновниками диалоге с обществом.

Текст: Василий Морозов, шеф-редактор телеканала «Наши новости».

Фото: Олег Укладов.