Политика Общество Экономика Бизнес Происшествия Культура Спорт Наука О проекте Реклама

В чем секрет вин из «Страны длинного белого облака»

Презентация вин из Новой Зеландии событие всегда особенное. Не только потому, что напитки «Страны длинного белого облака», как ее называют аборигены, в «Ин вино» гости нечастые в сравнении с «итальянцами» или «французами». Во всех новозеландских винах есть какая-то общая фишка, нечто такое, что позволяет говорить о фирменном, узнаваемом стиле.

В «Брют-баре», что на площади Октября, посетителям тематических винных вечеров сезона 2016-2017 годов предлагались самые различные линейки: «Красные вина Старого Света», «Белые вина Нового Света», «Международные белые сорта», «Знаменитые автохтонные сорта» и много еще чего. В конце вечера проводилось символическое голосование: какое из вин понравилось больше всего? И что все заметили? Если в представленной линейке имелся посланец из Новой Зеландии, он неизменно набирал большой процент голосов. Дошло до того, что один из завсегдатаев «брютовских» вечеров однажды пошутил: «Новозеландцы должны доплачивать организаторам за скрытую рекламу».

Очередной рекламой этих вин стала презентация в Барнауле 22 сентября винной линейки «Зайфрид Эстейт», в которой участвовали экспорт-менеджер этой компании Мари О’Раердан и Юрий Кузнецов, категорийный менеджер «Марин Экспресс», компании-экспортера из Санкт-Петербурга. Юрий на таких вечерах работает переводчиком не первый раз, поэтому в нашем интервью он участвовал, можно сказать, на пару с Мари – дополнял, делился собственными оценками.

В июне 2012 года мы встречались с Пенни Фир, экспорт-менеджером новозеландской компании «Вилла Мария». Тем интервью (кстати, за тем же самым черным квадратным столом) начался большой цикл бесед с гостями «Ин вино» из разных стран и континентов. Основной задачей цикла виделось просвещение наших горожан, разговор с профессионалами об истинных и мнимых ценностях в мире вина. Прошла пятилетка – знаковый цикл в сознании многих из нас - и снова Новая Зеландия, и снова ее представляет женщина. Большое кругосветное винное путешествие вернулось к исходной точке.

Экология, гибкость законов, коллективизм

- Мари, в Новой Зеландии не сразу начало развиваться виноделие из-за строгих религиозных нравов англоязычных переселенцев. Когда произошел поворот?

- В истории становления и развития новозеландского виноделия есть доля труда семьи Зайфрид. Виноделие в этой стране зародилось чуть более сотни лет назад, но настоящий старт оно получило лишь в семидесятых годах. В тот период виноделие резко шагнуло вперед не только в северном регионе Мальборо, но и в Нельсоне, расположенном на юге страны. Здесь пионером виноделия выступил как раз Херман Зайфрид, отец Криса, нынешнего хозяина компании. Херман приехал из Австрии в Новую Зеландию в 1971 году. В регионе Нельсон, в котором более прохладный климат, чем в Мальборо, специализировались на разведении яблоневых садов, табака, хмеля. Херман подумал: «Но если у меня на родине выращивают те же самые культуры, то почему бы здесь не заняться виноделием, как в Австрии?». Получив займ у местной католической церкви, он основал винодельческое хозяйство в 1973 году.

- Какие конкурентные преимущества для развития виноделия есть у Новой Зеландии? Многовековые традиции это не про вас. Земли у вас немного в сравнении с рядом других стран.

- Мы живем, можно сказать, на отшибе цивилизации. Со всех сторон страну омывает океан. Австралия, ближайший сосед, находится в 2,5 тысячах километров. У нас очень хорошая экология, воздух чистейший. А воздух для лоз так же важен, как и земля, солнце, влага. Многие люди из других стран, попробовав наше вино, говорят или пишут по «электронке»: «Спасибо! У вас чистое, как ваш воздух, вино». Второй важный аспект связан с гибкостью винодельческих законов в Новом Свете, позволяющих воплотить в реальность любую фантазию. Это не Испания или Франция, где «шаг влево, шаг вправо – побег», а виноделы не хотят терять апелассьон на своей этикетке. В Новой Зеландии можно делать многие вещи, можно экспериментировать. Хочешь разводить Мальбек или Рефоско (древний сорт красного винограда с севера Италии), веришь в успех – пожалуйста! Наконец, виноделие у нас – «зеленая отрасль». В работе с виноградниками мы стремимся к минимальному загрязнению окружающей среды. Если надо внести удобрения, мы выпустим на виноградники наших знаменитых овечек. Все вина, уходящие на экспорт, на задней этикетке имеют указание, что они прошли соответствующую экологическую сертификацию. Это, кстати, дает нам плюс в работе со скандинавскими странами, где большой спрос на продукцию «зеленой экономики».

- Когда пробуешь новозеландские Совиньон Блан, Гевюрцтраминер, Пино Нуар и другие сорта, чувствуешь какую-то неуловимую схожесть. И также с разными винодельнями вашей страны – нюансы, конечно, различаются, но основа, ядро общее. За счет чего?

- Видимо, все дело именно в нашей географической изолированности: океан со всех сторон, горы-горы-горы и хрустальный воздух. К тому же страна небольшая, а южные регионы не очень заметно отличаются от северных в климатическом отношении. Но есть и еще два важных момента. Большая часть вин, экспортируемых на рынки России и других стран, очень молодые. Сейчас это 2015 и 2016 годы, очень скоро в Россию начнет поступать Совиньон Блан 2017 года. А в таких молодых винах неизбежно доминируют фруктовые тона. В Новой Зеландии насчитывается порядка 1100 виноделен. Конечно, они конкурируют, но еще сильнее сотрудничают, помогают друг другу: делятся рецептами, секретами, опытом. На больших международных выставках Новая Зеландия выставляет общий стенд. Для всех нас важнее имидж страны, чем своей винодельни. Можете называть это коллективизмом по-новозеландски.

- Я часто бываю в командировках в Испании, - дополняет слова гостьи Юрий Кузнецов, - и знаю, что, если приеду в Риоху и возьму в любом ресторане винную карту, то увижу список вин сплошь из этого региона. Ну, может быть, будет одна позиция из Рибера-дель-Дуэро. В Новой Зеландии винная карта любого ресторана будет содержать весь алфавит местных винодельческих регионов.

Меньше сахара, меньше градусов, меньше дуба

- Мой знакомый недавно сказал: классные вина в Новой Зеландии, но выбор сортов небогат. Международные сорта и никаких автохтонов. Есть ли желание пробовать другие сорта, расширять линейку?

- Конечно, у нас есть две «рабочие лошадки» – белый Совиньон Блан и красный Пино Нуар. Совиньон Блан занимает 78 процентов всех наших виноградников. 80 процентов экспорта приходится именно на этот сорт. Но наши виноделы понимают, что нельзя все яйца складывать в одну корзину. Тренд на Совиньон Блан может уйти, и что тогда делать? В настоящий момент наблюдается диверсификация в посадках лоз. В регионе Нельсон в целом и хозяйстве «Зайфрид» в частности отлично растут ароматические сорта: Рислинг, Гевюрцтраминер, Пино Гри. Херман Зайфрид завез из Австрии родные для него Цвайгельт и Грюнер Вельтлинер. Другие виноделы экспериментируют с сортами Арнеис и Альбариньо.

На мой взгляд, в ближайшее время в Новой Зеландии будут активно работать с Шардоне. Еще пять лет назад во всем мире любили Шардоне из Австралии, сейчас многим оно кажется слишком тельным, пышным. В любом случае, сегмент Совиньон Блана будет постепенно снижаться.

Есть и еще один тренд – постепенное снижение содержание сахара в наших винах. Вообще-то они все сухие, однако в России иные стандарты, у вас Рислинг, Гевюрцтраминер и даже базовый Совиньон Блан компании «Зайфрид» будут считаться полусухими. Но сахар в них будет снижаться. Наш Рислинг 2015 года содержит 12 граммов сахара на литр, а Рислинг 2016 года будет иметь 7-8 граммов. Современные потребители считают, что лишние калории в вине не нужны.

- Какие еще можно отметить тенденции в современном виноделии?

- Рынок требует появления низкоалкогольных вин. Есть категория потребителей, для которых вино 13-14 градусов чересчур крепкое. В «Зайфриде» недавно появилась линейка Рислинга и Совиньон Блана крепостью 9-10 градусов и с чуть большим содержанием сахара, чем в их сухих версиях.

Другая тенденция связана с процессом регионализации вин, поскольку вино каждого региона имеет неповторимый стиль и вкус. Если раньше человеку было достаточно пить новозеландский Пино Нуар, то теперь он скажет: «Я предпочитаю Пино Нуар из Мальборо, Нельсона или Мартинборо».

- В испанской Риохе виноделы добились того, что со следующего года на этикетке будет дополнительно указываться субрегион и даже деревня, где сделано то или иное вино. В Риохе поняли: суть вина не в том, сколько оно выдерживалось в бочке, а на каком терруаре, на какой почве оно родилось. Виноделы Риохи Алавесы – самого маленького субрегиона с площадью всего 12 тысяч гектаров – выступили инициаторами этих изменений. Именно в Алавесе делается лучшее вино всей Риохи, и местные производители хотят подчеркнуть свою особость, - говорит Юрий Кузнецов.

- Есть и еще один важный тренд – переход от вина, основательно выдержанного в дубовых бочках, на более свежие, легкие, питкие варианты, - продолжает зарубежная гостья. – В американской Калифорнии, испанской Рибера-дель-Дуэро, французском Лангедоке-Руссильоне хватает задубленных вин. Их иногда называют «винами одного бокала». Они яркие, интересные, их любят многие винные критики. Но выпил один бокал - отлично. А второй? Нет, спасибо! В этом отношении наш Пино Нуар находится в выгодном положении – он очень питкий, легкий. К сожалению, винные критики редко обращают внимание на аспект питкости, могут поставить 95 баллов вину из Рибера-дель-Дуэро и на пять баллов меньше бургундскому.

- А-а-а, замечательное племя критиков упомянули… Как часто вам или тем более Крису после статьи того или иного умника хочется запустить ему в голову бутылкой?

- Жаль, что с нами нет сейчас Криса, - хохочет Мари. – Он бы рассказал парочку историй на этот счет! Хотя я работаю в нашей компании восемь лет, и за это время плохих отзывов и оценок со стороны критиков не помню. На многих фестивалях мы получали золотые и серебряные медали. И так повелось еще со времен Хермана Зайфрида. В 1976 году он впервые повез на выставку три разных вина и вернулся с тремя серебряными медалями.

- В чем сильная сторона того Совиньона, который делается в хозяйстве «Зайфрид»?

- В нашем портфеле четыре варианта Совиньона, два из которых будут представлены на нынешней дегустации. Мы имеем возможность, варьируя почвами и урожаем с различных виноградников, делать как классическую версию этого сорта – яркую, игривую, с ароматами свежескошенной травы, маракуйи, грейпфрута, так и утонченную, тихую в знаменитом стиле французской Долины Луары.

Мы гонимся за качеством, а не за большими объемами

- Стремится ли «Зайфрид Эстейт» стать такой же крупной компанией, как «Бранкотт» и «Клауди Бей» или ему достаточно своей ниши?

- Давайте сравним два региона: Мальборо и Нельсон. В первом виноградники занимают 22 тысячи гектара, здесь производится две трети новозеландского вина. В Нельсоне лозы занимают всего тысячу гектаров, вина делается в 25 раз меньше, чем в Мальборо. В Нельсоне виноградники поделены между семейными хозяйствами, некоторые из которых даже не работают на экспорт. «Зайфрид Эстейт» в этом регионе крупнейшая семейная компания. Ежегодно мы высаживаем 8-10 гектаров новых лоз, но рано или поздно расширение закончится. В лучшем случае в хозяйстве будет порядка 400 гектаров виноградных лоз. Но больше не значит лучше. Для нас это принципиально – оставаться маленькой винодельней, семейным хозяйством. Мы никогда не будем гнаться за бешеными объемами, зато всегда будем стремиться к высокому качеству наших вин. В Мальборо, между прочим, многие компании скуплены крупными корпорациями вроде «Хенесси», «Перно Рикар» или «Реми Мартин».

- Есть виноделы, которые говорят: надо развивать вкус потребителей, тянуть их вверх. А есть те, кто говорит: как и в любом другом бизнесе, надо идти за потребителем. Нравится ему такой вот незатейливый букет – пожалуйста, мы сделаем. Какой позиции придерживается ваша компания?

- Мы из тех, кто считает, что надо вкладывать средства, силы, эмоции в воспитание хорошего вкуса у потребителей. Этот путь занимает много времени, требует терпения и ответственности. Но это наш осознанный выбор. К сожалению, винная индустрия слабо стыкуется с потребителем, дает мало информации, поэтому он часто теряется, увидев полки с винами, проявляет слабую осведомленность. Такой потребитель может, не моргнув глазом, сказать: «Я Шабли не пью, предпочитаю Шардоне». Хотя, как вы знаете, для производства Шабли используется только один сорт винограда – Шардоне.

Здесь можно говорить еще об одном козыре новозеландского виноделия. На бутылочных этикетках многих стран слишком много слов и терминов, что путает многих клиентов. Например, если слово «Резерва» имеет смысл в Испании, то в чилийских винах оно ничего не гарантирует. Все эти кюве, крю… В нашей стране все предельно просто: на этикетке указывается регион, год производства и сорт винограда. И всё!

- Вы продвигаете свое вино в Китай и Россию, с их колоссальными рынками. Это сходство, а в чем различие, особенности продвижения? Какие вина любят китайцы, а какие россияне? Где с чиновниками работать проще?

- Начнем с того, 60 процентов нашего вина мы поставляем за рубеж, первая партия на экспорт была отправлена в 1986 году. На сегодня мы работаем с 26 странами. Ключевые рынки: Великобритания, США, Австралия, Швеция и Норвегия. Россия уже вошла в наш TOП-6. Китайцы закупают вина в три раза меньше, чем Россия. Они очень любят известные лейблы, раскрученные марки. Вина Бордо, например, или Австралии. Новая Зеландия для них пока загадка. Хотя та компания, с которой мы завязали сотрудничество в Поднебесной, состоит из продвинутых молодых людей, мы с ними на одной волне. Очень хороший контакт у нас установился и с «Марин Экспресс». Сложнее общаться со скандинавскими партнерами – много заморочек с бумагами, этикетками. В России было сложно начинать – особенно в первые три месяца, а потом все пошло-поехало.

С каким вином идти к инопланетянам

- Жаль, что в Барнаул по уважительной причине не смог прилететь Крис Зайфрид. Что он за человек?

- Есть виноделы, которые достигнув какого-то статуса и признания, любят, чтобы к ним относились как к поп-звездам. Крис человек совсем из другого теста – скромный, без всякой заносчивости и высокомерия. Он чувствительный человек. Настоящий семьянин. И Крис помнит, как трудно все начиналось, как ограничивали себя во многом, взяв кредит, мама и папа. В семейных хозяйствах эстафета передается из поколения в поколение. Для членов семей виноделие -это образ жизни. Для Криса важно продолжить дело свое отца. Сейчас у него самого трое детей, и Крис с радостью говорит, что младшенький, похоже, пойдет по его стопам.

Стив Джобс в 2005 году на лекции в Стэнфорде говорил: «Оставайтесь голодным, оставайтесь безрассудными». Вот Крис таким и остается. Он постоянно учится, летает на всякие семинары, лекции.

- Давайте пофантазируем: на Землю прилетели инопланетяне, занялись изучением нашей цивилизации. И они захотели попробовать вина разных стран. Но условие – от каждой страны по одной бутылке. Новую Зеландии доверили представлять вашей компании. Вино из какого сорта винограда вы предложили бы «зеленым человечкам»?

- Мы бы предложили тихий, утонченный Совиньон Блан 2016 года, который сегодня будет представлен на презентации.

- Я бы поспорил с этим выбором, - качает головой Юрий Кузнецов. –В этом меня окончательно убедило наше сибирское турне, отзывы сибиряков. В линейке «Зайфрид» есть совершенно замечательный Рислинг, лучший, на мой вкус, в Новой Зеландии. И вы скоро в этом убедитесь.

P.S.

И мы убедились. И в правоте Мари, и в особой точке зрения Юрия. И в том, что линейка «Зайфрид Эстейт» поддерживает высокое реноме новозеландских вин. Убедитесь и вы.

Сергей Зюзин.

Система Orphus
Яндекс.Метрика Индекс цитирования
Наверх