Политика Общество Экономика Бизнес Происшествия Культура Спорт Наука О проекте Реклама

Свои самые главные научные открытия Зиновий Баркаган совершил на Алтае.

Люди Алтая: Каким был основатель алтайской школы гематологии?

Историю страны, региона, города творят люди. К 80-летию Алтайского края «ПОЛИТСИБРУ» решил рассказать о тех, кто внес большой вклад в развитие Алтая, но вспоминаются не так часто, как они того заслуживают. 

Выдающийся советский и российский врач, гематолог и терапевт Зиновий Соломонович Баркаган стал основателем алтайской школы гематологии. Этот человек боролся с черной оспой, почечной недостаточностью, нарушением свертываемости крови и научной халтурой. Благодаря своим исследованиям и открытиям Баркаган заслужил множество наград и несколько почетных званий.

Зиновий Баркаган родился в Одессе 25 апреля 1925 года в семье служащих Соломона Львовича и Мины Александровны Баркаган. После школы он окончил мединститут и уехал в Душанбе. Там он проводил эксперименты, пытаясь постичь механизм отравления ядами змей и членистоногих Средней Азии. Баркаган остановил эпидемию черной оспы в горах Памира и в Афганистане. За это его наградили знаком «Отличник здравоохранения».

Свои самые главные научные открытия ученый совершил на Алтае, где более 40 лет (с 1955 по 1997 год) возглавлял кафедру пропедевтики внутренних болезней АГМУ.

Зиновий Баркаган был доброжелательным, но строгим к ученикам и научной истине человеком. 

Исследования Зиновия Баркагана в области гемостазиологии были отмечены Государственной премией СССР. Он изучал сохранение жидкого состояния крови. Спасая людей во время землетрясений в Таджикистане, а после – в армянском городе Спитак, ему со своей бригадой удалось не допустить ни одной ампутации, работая на примитивном оборудовании. Баркаган снизил частоту острой почечной недостаточности в десять раз и во столько же - летальность.

Ученый летал в Америку, чтобы читать лекции о спасении раненых и пострадавших в катастрофах, о способе преодоления «краш-синдрома». На весь свой гонорар Баркаган привез из поездки множество коробок с реактивами для исследования свертываемости крови, которых не было в России. В АГМУ впоследствии смогли ими пользоваться еще около 15 лет.

В очередной зарубежной поездке он увидел нагреватель крови, который нужен, чтобы довести замороженную плазму до определенной температуры перед введением больному. Тогда Баркаган начал добиваться, чтобы такие приборы стали выпускать у нас в серийном производстве. В 1960-х годах он организовал центр по диагностике и лечению нарушений гемостаза, который стал одним из ведущих в стране. На его базе в 1980-90-х годах был налажен выпуск отечественных диагностических тест-систем, что расширило возможности врачей в выявлении и успешном лечении многих видов патологии системы гемостаза.

В 1960-х годах он впервые предложил применение свежезамороженной плазмы для лечения нарушенной свертываемости крови. Как рассказал «Алтайской правде» его ученик, профессор Андрей Момот, Баркаган начал борьбу с невынашиваемостью беременности.

«Благодаря его лечению на свет появилось 160 младенцев. Женщины приезжали рожать в Барнаул из Америки, Швеции, других стран. Сейчас его методика распространена повсеместно. Репродуктологи регулярно направляют в гематологический центр женщин, которые не могут иметь ребенка из-за нарушений в составе крови», - рассказал Момот.

Мемориальная доска на доме по адресу Красноармейский,105, в котором жил Баркаган. 

Коллеги, работавшие под началом Баркагана, отмечают, что он был мягким и заботливым по отношению к пациентам. Всегда пытался досконально разобраться в каждом конкретном случае заболевания и поставить правильный диагноз. Затем в ходе лечения он умело увязывал врачей разных специальностей между собой, чтобы общими усилиями победить болезнь. Он очень много работал, мало ел и постоянно недосыпал.

«Зиновий Соломонович – выдающийся человек. Он - ученый от Бога. Это состояние его души. У него была прекрасная жена, кандидат наук, педиатр Ида Михайловна. По совместительству она была еще и его секретарем. Бывало, после работы мы приезжали к нему домой на чай. Как только мы переступали порог, ему на стол выкладывалась почта из разных концов света. Тогда он читал ее за чаем и рассказывал о своих научных контактах», - рассказывает  член-корееспондент РАН Валерий Киселев.

Зиновий Баркаган с женой и детьми. 

Он вспоминает, что Зиновий Баркаган был доброжелательным человеком, настоящей душой компании. Однако по отношению к своим ученикам был очень строг, как и к научной истине.

Дарина Белоусова.

Фото: avtograf22.ru, generium.ru, 22df.ru, zdrav.newdiamed.ru.

Читайте также: Люди Алтая: Как бывший белогвардеец построил в Камне-на-Оби элеватор без единого гвоздя?

Люди Алтая: Каким был первый ректор Алтайского госуниверситета?

Люди Алтая: Как неутомимый ученый «привил» краю садоводство

Оставить комментарий

На ваш email придет письмо с ссылкой для подтверждения комментария. Обязательные поля отмечены звездочкой *

Система Orphus
Яндекс.Метрика Индекс цитирования
Наверх