Политика Общество Экономика Бизнес Происшествия Культура Спорт Наука О проекте Реклама

Укрощение злокачественной: как в Алтайском крае борются со страшным диагнозом

Алтайский краевой онкологический диспансер в июне этого года отметил свой юбилей – 70 лет. Современное и даже уникальное за Уралом оборудование, множество заслуженных врачей России, научные разработки и патенты – все это сосредоточено здесь. Но добиться высот было непросто. О том, каким был путь от двух онкодиспансеров до единой службы, «ПОЛИТСИБРУ» рассказал его главный врач Александр Лазарев и его коллеги.

Все началось с ридикюля

После окончания Великой Отечественной войны, в 1946 году вышло постановление правительства о создании онкологической службы Советского Союза. Именно с тех пор и берет свое начало Алтайский краевой онкологический диспансер. У истоков его создания стояла самоотверженная женщина Нина Ермакова.

Она уникальна тем, что решилась на отчаянный поступок. В обычном плацкартном вагоне она везла из Москвы первые изотопы в своем ридикюле. Позже это положило начало уникальному для края отделению радиологии. При Ермаковой получила развитие база онкослужбы, состоявшая из амбулаторного и стационарного блока, а также поликлиники. Она проработала главврачом 17 лет.

Затем эта должность перешла к Виктору Федотову. Этот продвинутый человек работал хирургом и открыл в диспансере торакальное отделение, где делали операции на грудной клетке и легких. При нем развивалась современная радиология и эндоскопия. Федотову удалось достроить здание на Никитина, которое долгое время стояло заброшенным.

Именно он заметил талант нынешнего главврача онкодиспансера Александра Лазарева.

«Я пришел в онкодиспансер в 1974 году. После вуза меня приглашали на работу в продвинутую клинику Израиля Неймарка. Но я отказался, предпочел онкодиспансер. Два месяца, пока не устроился на работу, не получал зарплату и работал «за так». Я очень быстро стал оперировать, и меня заметил Федотов. Он перевел меня в зарождающееся новое отделение торакальной хирургии», - рассказывает Лазарев.

Александр Лазарев

В 1978 году главный онколог России академик Борис Петерсон пригласил Александра Федоровича в очную аспирантуру в институт им. Герцена в Москве. Конечно, Лазарев не смог упустить такой шанс и согласился.

«Ни дня об этом потом не жалел. Там надо было пахать, чтобы хоть чему-то научиться. Были периоды, когда я не выходил из больницы по три месяца. Я сам оперировал, выхаживал пациентов, дневал и ночевал на работе. Тогда мы были полиглотами и росли быстро», - делится Александр Лазарев.

Но после трагической гибели Петерсона он перевелся на заочное и вернулся в родной Алтайский край. Полтора года он преподавал в мединституте. Дальше судьба сложилась так, что его назначили главврачом городского онкологического диспансера.

Всем миром

Александр Лазарев вспоминает, что в то время как его назначили главврачом, завершалась реконструкция старого здания школы под стационар диспансера на улице Матросова, 115. Новый корпус онкодиспансера строили практически «всем миром». Несмотря на то, что был дефицит строительных материалов, они всегда находились каким-то чудесным образом.

«На помощь приходили люди. Просто могли подвезти «Урал», наполненный перемычками или строительными блоками. Чьи были подарки - до сих пор не знаю. Говорили только одно: «Не спрашивай, это для больницы». При строительстве клинического корпуса мои друзья-строители за «так» выкопали котлован. У нас получился самый экономичный вариант в России. Вся помощь была бескорыстной. Памятник таким людям нужно ставить», - рассказывает Лазарев.

Строительство корпуса на Матросова, 115 начали в 1983 году, и оно продвигалось 10 лет. По семипалатинской программе было получено современное оборудование: гамма-камеры, рентгеновские аппараты, гамматерапевнический аппарат Рокус. В итоге в новом корпусе открыли три отделения, главврач расширил стационар в два раза. Стали набирать новый коллектив, работа шла своим чередом.

«Надежды» луч

Когда Николай Герасименко, будучи тогда председателем краевого комитета по здравоохранению, увидел, что городской диспансер стал опережать в своем развитии краевой, то принял решение их объединить. Во главе нового учреждения поставили Александра Лазарева.

Он заново выстроил структуру онкослужбы, открыл новые отделения и при всем этом сохранить целостность коллектива. Слабым местом в то время была поликлиника на ул. Партизанской.

«Тогда на учете у нас было всего 6 – 7 тысяч пациентов. Когда наметился их приток, один этаж перестал справляться. Я открыл второй этаж под поликлинику. Но это особенно не помогло и всем стало ясно, что назрел вопрос строительства новой поликлиники», - поясняет главврач.

При поддержке губернатора края Александра Карлина в 2010 году всего за одиннадцать месяцев возвели новую онкологическую поликлинику «Надежда». Сейчас она пропускает почти 200 тыс. человек в год.

«Поликлиника у нас вышла экономичной. В Тюмени аналогичный корпус построили почти за 700 миллионов рублей, а наш обошелся в 180 миллионов. Просто у нас строительством занимались местные специалисты, применяя материалы из Алтайского края», - отмечает Лазарев.

Сейчас поликлиника рассчитана на 450 посещений в смену, но ежедневно здесь принимается 550-600 человек.

«Мы четко следуем строгому правилу Александра Федоровича – сельский  пациент должен быть принят в день обращения. Для жителей Барнаула может быть время ожидания два-три дня. У нас очень хорошая команда регистраторов из 15 человек. Для них мы приглашаем социологов, которые учат работе с конфликтными пациентами. Психотерапевты подсказывают регистраторам, как не выгореть на работе», - рассказывает ответственная за работу врачебно-диспетчерской службы Елена Секержинская.

Елена Секержинская

Не приговор

Длительное время на учете в алтайской онкослужбе было всего несколько тысяч больных. Как рассказывает Александр Лазарев, раньше, узнав о своем диагнозе, пациенты отчаивались и даже не пытались бороться с болезнью, а смиренно ждали конца. Сейчас количество  пациентов увеличилось, потому что возможности диспансера выросли и пациенты увидели, что и  с этой патологией можно долго жить.

«Сегодня насчитывается 65 тысяч человек, состоящих на онкологическом учете, причем 30 тысяч из них – долгожители, то есть достигли возраста 90 лет. Всего в регистре излеченных больных в Алтайском крае уже под 150 тысяч человек», - отмечает Лазарев.

Конечно, главное условие для эффективной помощи онкологическим больным: это хорошая материально-техническая база, современные помещения, новейшая медицинская техника и аппаратура. Благодаря поддержке федерального центра, активной позиции в этом вопросе администрации Алтайского края и личного патронажа губернатора Александра Карлина за короткий срок были построены новый радиологический и лечебно-диагностический корпуса, что позволило перевести диагностику и лечение злокачественных новообразований на новый уровень, полностью соответствующий мировым стандартам.

Он рассказывает, что больные стали дольше жить, потому что появились современные методы лучевой терапии, внедрен целый ряд новейших хирургических методик, сильно продвинулись методы лекарственной терапии. Раньше лечили вслепую – то ли поможет, то ли нет. Сегодня же стали назначать лечение в зависимости от чувствительности опухоли к лекарственным препаратам.

Александр Лазарев отмечает, что сложные ранее операции становятся сегодня рутинными и не влекущими опасных последствий. Например, торакальные операции (на грудной клетке и легких) когда-то были верхом хирургии. При таких операциях даже в лучших клиниках летальность доходила до 50%. Сегодня же такие операции – обычное дело, а летальности при них не стало совсем.

Диагноз – пол дела

На сегодняшний день создана современная молекулярная диагностика опухоли. «На глазок» опухоли уже никто не определяет. Хотя раньше это практиковалось, что порождало множество приписанных диагнозов. Люди верили в то, что излечиться помогали знахари, экстрасенсы и так далее.

«На самом деле это все сказки, просто была ошибочная диагностика. Теперь же она вышла на современный уровень – молекулярная, генетическая диагностики, эффективная работа лабораторий. Тридцать лет назад у нас одногодичная летальность достигала 90 процентов. В прошлом году она составила всего 24 процента», - делится Александр Лазарев.

В онкодиспансере постановка диагноза во многом зависит от четкой и внимательной работы специалистов цитологической лаборатории.

«Сейчас у нас работает 17 человек, хотя поначалу было всего 3-4. Мы тогда сидели на Партизанской как куры на насестах: в маленькой комнатке, сплошь заставленной столами. Сейчас в нашем распоряжении находится пол этажа. Раньше чтобы воспользоваться простым микроскопом, приходилось ждать 10 утра, когда выходило солнышко. Только тогда мы могли работать. Сейчас в нашем распоряжении микроскопы с подсветками от Carl Zeiss, Nikon, Leica Microsystems. В числе самых первых в России мы запустили иммуноцитохимический метод (с 2005 года). Глазом можно типировать не все опухоли, а если провести реакцию, то можно установить все абсолютно точно», - поясняет заведующая цитологической лабораторией регионального онкодиспансера Ольга Григорук.

Ольга Григорук

По словам Александра Лазарева, успех лечения во многом зависит от ранней диагностики. В каждой районной больнице открыт смотровой кабинет, а также работают ФАПы. До 20% больных выявляются именно там. В Алтайском крае в два с лишним раза чаще выявляют рак in situ (рак 0 стадии), чем по России.

Прицельное лечение

Было время, когда лекарства вообще не давали какой-либо эффект для онкобольных. «Тогда были очень развиты народные средства, пили керосин и сулиму. Кончено, никому это не помогало, зато было много отравлений. Современные препараты стали вылечивать больных, но таргетная терапия сильно выросла в цене – на лечение одного больного иногда требуется более полутора миллионов рублей», - замечает онколог.

Большую значимость таргетной (направленной) терапии отметил и заведующий онкоурологическим отделением диспансера Сергей Варламов.

«При том же раке почки мы научились применять таргетную (направленную) терапию. В нашем отделении создан один из 10-12 центров России, который занимается клиническими изучениями таких лекарств. За 18-20 лет накоплен уже большой опыт, который позволяет выполнять публикации в иностранных журналах», - рассказывает он.

Сергей Варламов

Заместитель главного врача по лечебной работе Владимир Нечунаев добавляет, что прицельные технологии активно применяются и в радиологии.

«Мы прицельно лечим опухоль, четко разрабатываем направление движения лучевого пучка через симуляторы и компьютерные томографы. Раньше лечение опухоли лучом влекло за собой ожог всех окружающих тканей. Сейчас это исключено», - констатирует он.

Владимир Нечунаев

Сохраняя важное

Алтайские специалисты онкослужбы уже давно активно используют органосохраняющее лечение. Александр Лазарев подчеркивает, что сейчас хирургия в онкологии – это не просто пересадка органов, а удаление органа и пластика новыми тканями. Наблюдается переход к органосберегающим операциям, снижается инвалидизация.

«Уже более 20 лет мы выполняем функционально щадящие операции. В последние годы стали широко внедряться такие органосохраняющие операции как радикальные резекции, когда пациентка пришла с молочной железой и ушла с ней же. Из третьей стадии мы можем перевести опухоль в первую, либо после лечения опухоль в месте локализации может вообще не определяться. Также у нас внедрены пластические операции на молочной железе, но их широкое внедрение ограничивают финансовые возможности», - делится заведующая отделением опухолей костей, кожи и мягких тканей краевого онкодиспансера Лариса Чурилова.

Лариса Чурилова

Современное оборудование помогает свести к минимуму риски осложнений после сложных процедур.

«Когда в 90-ых появились первые компьютерные томографы, мы стали делать с их помощью топометрические карты (разметку больных, идущих на лучевую терапию). До этого все рисовалось вручную. Точности попаданий лучей практически не было, поэтому было очень много осложнений. В 1995 году мы первые за Уралом внедрили компьютерную томографию для топометрии. Сейчас мы делаем топометрию в 2-D и 3-D. Мы можем легко померить объем опухоли до и после лучевой терапии. Благодаря швейцарской лазерной системе выцеливания в крае снизились послелучевые осложнения», - приводит пример заведующий отделением лучевой диагностики онкодиспансера Сергей Евдокимов.

Сергей Евдокимов

Помочь, если не вылечить

В Алтайском крае именно в краевом онкодиспансере впервые был организован кабинет противоболевой терапии. Его открыли более 20 лет назад. В 2013 году появилась нормативная база по паллиативной медпомощи взрослым и детям. Паллиативная служба занимается теми пациентами, которых нельзя вылечить, но им можно помочь.

Доктора в противоболевом кабинете и паллиативной службе владеют всеми инвазивными методиками. Однако здесь немаловажную роль играют их человеческие качества, умение понять больного.

«Сейчас врач без врачебной комиссии может выписать больному сильное обезболивающее еще до постановки диагноза. Также увеличилось количество выписываемых ампул, причем необязательно их сдавать после использования. В крае у нас насчитывается 60 коек паллиативной помощи: по 20 в Барнауле, Рубцовске и Бийске. К 2020 году мы должны выполнить показатель 10 коек на 100 тысяч населения, то есть нужно будет 200 коек паллиативной помощи», - рассказывает заместитель главного врача по диспансерному учету Валентина Петрова.

Главный дирижер

За долгие годы совместной работы сотрудники алтайского онкодиспансера стали дружным и слаженным коллективом, настоящей командой.

«Мы – оркестр, а Александр Федорович - дирижер. Это человек, который формирует всю команду. Он рассаживает всех по местам. У него организаторский талант. От его профессионализма зависит не только слаженность коллектива, но и рабочее настроение, качественное выполнение и объем работ. Каждый должен не только хорошо знать свой инструмент, но и хорошо исполнять свою партитуру. При этом мы всегда прислушиваемся друг к другу, спрашиваем совета», - говорит заместитель главного врача Владимир Лубенников.

Владимир Лубенников

 

Специалисты-онкологи признаются, что их сфера деятельности обязывает их быть трудоголиками. К сожалению, рак –коварная болезнь, она развивается с течением времени, и для борьбы с ней всегда нужно быть во всеоружии. Врачи постоянно совершенствуют уровень своего профессионального мастерства. Здесь нужно не только виртуозно владеть уже существующими методиками лечения, но и всегда быть в поиске новых.

Врачи уверены, что будущее в онкологии - за ранней диагностикой и комбинированными методами лечения. Каждый онкодиспансер должен обладать высокотехнологичным центром с мощной инженерной службой. И хоть это и дорогостоящий процесс, но другого пути нет.

Дарина Белоусова.

Фото Евгении Савиной. 

Оставить комментарий

На ваш email придет письмо с ссылкой для подтверждения комментария. Обязательные поля отмечены звездочкой *

Комментарии: 1

Администрация сайта не несет ответственности за содержание сообщений, публикуемых в комментариях к материалам.

ПРИЧИНУ нужно устранять, ПРОФИЛАКТИКОЙ заниматься, а лечение-это следствие. ХОРОШИЕ НОВОСТИ и меня это удивило, к сожалению фамилии врача не знаю, но мне позвонила женщина, нашла меня, у которой онкология, операции, химии... ей один из онкологов порекомендовал пить ЭРАКОНД, я как раз этим занимаюсь второй год, распространяю о нем информацию и ЭРАКОНД всегда есть в наличии от производителя. Меня удивило то, что этот доктор о нем знает, потому что все остальные не сном, ни духом, а ЭРАКОНД сейчас нужен всем, потому что прогноз по поводу онкологии не утешительный, ЭРАКОНД нужен всем здоровым для профилактики, а больным так много. Не знаю кто ей сказал про ЭРАКОНД, но СПАСИБО!!! Возможна скидка 50%+. Желаю всем ЗДОРОВЬЯ. Берегите себя, Земляки!

Система Orphus
Яндекс.Метрика Индекс цитирования
Наверх