Политика Общество Экономика Бизнес Происшествия Культура Спорт Наука О проекте Реклама

«Российская газета»: Проект «Алтайский виноградник» не оправдывает ожиданий

На Алтае обсуждают судьбу виноградников, разбитых в 2009 году в одном из предгорных районов. Тогда Владимир Вагнер, занимавший пост гендиректора госкорпорации «Алтайспиртпром», завез и посадил на тридцати сотках первые саженцы французского винограда. Необычный для Сибири проект привлек повышенное внимание. Но время шло, а серьезных успехов не наблюдалось, пишет «Российская газета».

У «Алтайского виноградника» изначально хватало критиков. Виноград - культура нежная, не для сибирских холодов. Не проще ли возродить знаменитое алтайское садоводство и производство плодово-ягодных вин, настоек и наливок из яблок, облепихи, рябины, черноплодной смородины?

Виноделие - ужасно хлопотное и, главное, дорогостоящее занятие. «Алтайспиртпром» - настолько процветающее предприятие, что может себе позволить с нуля начать заниматься виноделием? Зачем связываться с французскими и итальянскими сортами, если в Ростовской области и на Ставрополье есть прекрасные местные, автохтонные сорта, адаптированные к зимним морозам и весенним заморозкам? Почему в качестве партнера по проекту, который был объявлен международным, выбрана французская провинция Франш-Конте, которая славится своими сырами, но никак не винами? В Европе есть немало регионов с так называемым экстремальным виноделием, почему за опытом и советами не обратились к ним?

Одна из главных заповедей винодела гласит: «Лоза должна страдать». Чтобы дать качественный виноград, она должна бороться за выживание, пускать корни максимально глубоко в грунт в попытках добраться до влаги и минералов. Зачем для саженцев выбрана богатая черноземом, жирная земля? Почему применяется неукрывной, самый дешевый, способ возделывания винограда, непригодный для наших условий? Разве можно заманить вином на Алтай европейцев или американцев? Наконец, можно ли всерьез говорить об алтайском виноградном вине, если его до сих пор нет в продаже? Пробовал ли его кто-нибудь из авторитетных винных критиков, профессиональных сомелье и виноделов из других регионов и стран?

Между тем, по планам организаторов («РГ» в свое время писала он них), в 2011 году в Алтайском крае предполагалось выпустить первые пятьдесят тысяч бутылок эксклюзивного сибирского вина из французских сортов винограда, а к 2015-му наладить ежегодный выпуск 500 тысяч бутылок красного и белого вина.

В декабре 2011 года сообщалось о дегустации первой партии вина «Алтайская лоза» на кафедре технологии бродильных производств и виноделия Алтайского государственного технического университета.

Кто выступил в роли дегустаторов, в информации не указано, однако был сделан вывод, что произведенное в регионе молодое виноградное вино не уступает французскому. А в сентябре 2012 года плантации с виноградником посетил губернатор края Александр Карлин, который отметил: «Хочется подчеркнуть, что в этот проект не было вложено ни копейки из краевого бюджета. Мы оказывали организационную, методическую поддержку, помогали налаживать контакты, приглашали французских специалистов. Мы это делали и делать будем. Никто не говорит, что Алтайский край уже завтра составит конкуренцию виноделам Испании, Италии, Южной Африки, Франции. Вопрос в другом: виноградники - это отличный бизнес-ход для повышения туристической привлекательности района. Помимо этого, в регионе начинает формироваться культура виноделия. Сейчас мы уже стоим на пороге промышленного производства вин».

Одно из последних упоминаний о проекте датировано 17 сентября 2015 года. Материал «Алтайское вино появится в продаже в 2016 году» опубликован со ссылкой на ТАСС: «В этом году на экспериментальных виноградниках в Алтайском районе планируют собрать до десяти тонн винограда. По словам Владимира Вагнера, этого хватит для производства десяти тысяч бутылок вина по 0,5 литра или 7,5 тысячи бутылок объемом 0,7 литра. Для начала планируется освоить производство пяти видов вин, их будут продавать туристам возле виноградников». Дальше - тишина.

А нынешней весной журналисты, заглянувшие на плантации, расположенные в Алтайском районе, увидели обрушенную ограду, разграбленный павильон и заросшие бурьяном ряды винограда.

Выяснилось, что в этом году работы на виноградниках будут производить в минимальных объемах, что лоза сильно пострадала от весенних заморозков и что лицензия на торговлю виноградным вином компанией «Алтайская лоза», которую возглавляет все тот же Вагнер, до сих пор не получена. В то же время на Петербургском экономическом форуме сенатор от Алтайского края Михаил Щетинин, отвечая на вопрос корреспондента «РГ» о дальнейшей судьбе проекта, заявил: «Соответствующие работы там выполнены. Почки распустились. Я думаю, что будем собирать урожай в этом году. Но вы должны понимать, что это французский и итальянский винный виноград, а здесь другие почва, солнце, атмосфера. С французами работа продолжается, и это дело не одного года. Но вино есть, и оно с каждым годом становится все лучше». Сразу родился вопрос: и где оно, это вино?

5 июня Татьяна Зеленина, начальник управления Алтайского края по пищевой, перерабатывающей, фармацевтической промышленности и биотехнологим, сообщила на пресс-конференции, что ЗАО «Курорт Белокуриха» рассматривает возможность использования урожая винограда из Алтайского района на своей будущей винокурне. Прозвучала фраза и о том, что будет найдено место и для виноградников, «их не так уж много».

Но Алексей Тырышкин, представитель «Курорта Белокурихи», утверждает, что винокурня планируется под другие задачи. И что значит найти место для этих виноградников площадью около десяти гектаров? Пересадить их? Если так, то зачем?

Тем временем глава администрации Алтайского района Виктор Коршунов сделал заявление насчет Алтайского винзавода, который после банкротства «Алтайспиртпрома» достался инвесторам из Новосибирской области и был перепрофилирован. Районный чиновник пообещал «сделать все, чтобы винзавод объединить с виноградниками, получить симбиоз и производить вина».

Новые владельцы винзавода сильно удивились. Винных цехов у них не осталось, старое оборудование выброшено. После реконструкции здесь намерены работать в совершенно другом направлении - это розлив минеральной воды, производство сиропов и ягодных чаев.

Больше официальных заявлений не звучало. Зато в прошлый четверг прошла пресс-конференция Владимира Вагнера. На ней, он, в частности, заявил: «Край помогал добрым советом. В проект не было вложено ни одного бюджетного рубля. На покупку саженцев «Алтайспиртпром», выступивший основным инвестором, затратил около двух миллионов рублей. После банкротства «Алтайспиртпрома» я вынужден рассчитываться по колоссальным кредитам как поручитель. Сейчас проект «Алтайский виноградник» финансируется за счет денег, которые я занимаю у друзей, родственников и у кого могу. Да, ошибки были, в том числе с выбором многих сортов и с почвой (лоза не захотела пускать корни глубоко). Но цель преследовалась благая - с помощью винограда реанимировать производство на Алтайском винзаводе, сохранившемся с советских времен. Одновременно с этим проект имел образовательное значение, поскольку в АлтГТУ ведется подготовка специалистов в области виноделия».

По словам Вагнера, все эти годы производство вина не прекращалось, но продавать его без лицензии нельзя. «Надеюсь, «Алтайская лоза» в 2017 году все-таки получит лицензию на производство и продажу вина, - добавил он. - Если до следующего года этого не произойдет, я откажусь от проекта и буду воспринимать его как исключительно научный и экспериментальный».

Компетентно

Леонид Попович, президент Союза виноградарей и виноделов России:

- Алтайское вино? Это экзотика. Может, там три куста вырастет и одну бутылку кто-нибудь сделает. Но я не верю в промышленные перспективы.

Фото kapitalist.tv

Оставить комментарий

На ваш email придет письмо с ссылкой для подтверждения комментария. Обязательные поля отмечены звездочкой *

Нажимая на кнопку Вы даете согласие на обработку своих персональных данных

Система Orphus
Яндекс.Метрика Индекс цитирования
Наверх