Политика Общество Экономика Бизнес Происшествия Культура Спорт Наука О проекте Реклама

Главное — искать пути, а вовсе не найти

Наша экспедиция создана недавно,

И недаром создана — платим все года.

И куда мы держим путь, это ведь не главное,

Главное — держать его, а не знать куда.

Александр Градский.

На прошлой неделе неожиданно реанимировался уже, казалось бы, забытый проект производства в Алтайском крае вина из винограда французского происхождения. Точнее,  реанимировался не сам проект, а давно угасший интерес к нему. Журналисты ИД «Алтапресс» выяснили, что в этом году работы на виноградниках в Алтайском районе будут производиться в минимальных объемах, и что плантации фактически заброшены. Параллельно с этим представитель губернатора в Совете Федерации Михаил Щетинин на экономическом форуме в Санкт-Петербурге заявил, что алтайское вино с каждым годом становится все лучше. Вот такие противоречия возникли. Но обо всем по порядку.

Саженцы французского винограда гендиректор госкорпорации «Алтайспиртпром» Владимир Вагнер завез в край в 2009 году. В 2012 году собрали три тонны плодов. Планировалось дойти до промышленных масштабов и выпускать до 500 тысяч бутылок столового вина в год.

Многих тогда интересовало: зачем? Кому нужно алтайское вино, если на рынке не котируется продукция даже таких традиционно винодельческих стран как Болгария, Молдавия и многих других? Ответ на вопрос быстро нашли краевые власти, как раз тогда активно приступившие к развитию туризма: виноградники - это отличный бизнес-ход для повышения туристической привлекательности района.

Ответ, надо сказать, достаточно странный. Каждая страна и регион стараются показать свою индивидуальность, свои традиции, а вовсе не то, что они худо-бедно научились делать только что.

Самогон, сало, пельмени, грузди со сметаной, холодец, блины – это наше, это мы умеем. А в виноградном вине мы не специалисты, никогда им не занимались, ибо климат у нас не тот, а потому ни опыта, ни традиций нет. Вообще эта затея напоминает вызов подвыпившими родителями к подвыпившим же гостям маленького сына-школьника с обязательной постановкой его на табуретку и чтением стихотворения наизусть. Вона, смотрите, как наш малец умеет! И малец начинает: «Однажды в студеную зимнюю пору я из лесу вышел; был сильный мороз…»

Короче говоря, краевым властям идея понравилась, ей, как сообщал официальный сайт региона, «оказывали организационную, методическую поддержку, помогали налаживать контакты, приглашали французских специалистов». Но сибирские морозы, неадаптированные к ним французские технологии, банкротство «Алтайспиртпрома» сделали свое дело.

В администрации края утверждали, что государственных денег в проект вложено не было, использовались частные инвестиции, но сколько энергии было потрачено на пиар этого странного проекта? Сколько вопросов возникало у людей, понимающих в экономике вообще и в виноделии в частности, по поводу адекватности этого начинания? Сколько потенциальных инвесторов политкорректно промолчали, услышав, как представители алтайских властей исполняют романтическую песню Вано Мурадели и Евгения Долматовского «И на Марсе будут яблони цвести».  

Вообще, поражает, как в Алтайском крае с его аграрной судьбой переплетаются три идеологических течения. С одной стороны, ленинско-сталинская идея о том, что в СССР (в нашем случае – на Алтае) – все самое лучшее и передовое.

С другой стороны, какая-то особая любовь ко всему французскому. Вино – из французских сортов винограда. А почему не настойки и наливки и плодово-ягодные вина из того, что традиционно растет у нас? Школа сыроделия по французскому образцу. А почему не развитие сыроделия на основе традиционных алтайских технологий? Если в наши «Советский» и «Швейцарский» не добавлять пальмовое масло и выдерживать положенное время. Они везде пойдут на ура.

С третьей стороны, какой-то особый алтайский путь. Начался он лет пятнадцать назад с разведения страусов. Кто знает, зачем в Сибири эта африканская птица? И вот закончилось все французским вином. Или не закончилось? Есть еще пара проектов, достойных реализации – выпуск духов «Шинель №5» с ароматом калины красной и производство премиального автомобиля с двигателем для вазовской «четверки». Его еще лет двадцать назад на «Трансмаше» делали.  Мне кажется, вполне свежие идеи.

Дмитрий Негреев. 

Фото Михаила Хаустова.

Оставить комментарий

На ваш email придет письмо с ссылкой для подтверждения комментария. Обязательные поля отмечены звездочкой *

Нажимая на кнопку Вы даете согласие на обработку своих персональных данных

Система Orphus
Яндекс.Метрика Индекс цитирования
Наверх