Политика Общество Экономика Бизнес Происшествия Культура Спорт Наука О проекте Реклама

«Мир Дикого Запада». Мечтал ли Филип К.Дик о шоу Трумана?

Осенью миллионы людей посмотрели первый сезон сериала «Мир дикого запада» (WestWorld). Продукт компании HBO, известной массовому зрителю малых экранов по легендарной «Игре престолов», стал заметным событием не только в мире кинематографа, но и в очередной раз затронул современные проблемы культуры и общества. Сегодня мы попробуем поговорить о проблематике самого явления "Мира дикого запада" и что он может сказать зрителю.

В 2016 году вряд ли кто-то вспомнил и отметил круглую дату - 205 лет с начала восстания луддитов.​ А ведь именно тогда человечество впервые не использовало свой шанс предотвратить неизбежный технический прогресс. Процесс, который в ближайшем будущем поставит перед нами вопрос дальнейшего существования. 

«Развитие искусственного интеллекта рано или поздно может оказаться концом для всего человечества»
Стивен Хокинг, английский физик

 

«[Мир Дикого Запада] - следующая глава в истории человечества, в которой исполнять главную роль предстоит уже не нам»
Джонатан Нолан, автор сериала «Мир Дикого Запада»

 

В колонке для The Guardian Хокинг формулирует два основных тезиса:

«ИИ возьмет контроль на себя, сможет себя перестроить и сможет адаптироваться к любым изменяющимся условиям. Люди же, ограниченные медленным процессом биологической эволюции, не смогут ему противостоять, а потому будут вынесены за скобки истории»;

«автоматизация в конечном итоге приведет к акселерации уже и без того увеличивающегося экономического неравенства в мире. Интернет и те платформы, которые его используют, сделают возможность маленьким группам людей получать невероятные прибыли, при этом не нанимая большое количество сотрудников. Это неизбежно, это прогресс, но это также социально деструктивный подход».

Если перенести эти реалии на два века назад, то можно заключить, что именно этого так боялись последователи полумифического Нэдда Лудда и крушили ткацкие станки. Но даже в то время, когда Англия воевала на обоих полушариях: на одном - с Наполеоном, на другом - с США, у неё нашлись ресурсы, чтобы жестоко подавить технофобный мятеж, а его зачинщиков казнить или сослать на родину вомбатов и коал.

Следующие двести лет прогрессу никто особенно не мешал. Неолуддизм второй половины XX века не пошел дальше философии. В наши дни даже, к примеру, более свободные в своих вымышленных вселенных дауншифтеры из фильма «Капитан Фантастик» или реднеки Фарреллы из «Чужаков» (Outsiders) без плодов технического прогресса обходиться не способны. Техноборцы сегодня не имеют ни существенного веса, ни единой организации, ни численности, заслуживающей внимания.

Но проблема всё очевиднее, несмотря на неоднородность уровня прогресса в мире. Пусть инновационные лидеры Япония и Южная Корея в сумме уравновешены одной Нигерией. Но перенаселенные Индия и Китай, где живет треть населения планеты уже испытывают колоссальное социально-экономическое расслоение. Когда границы между традиционным хозяйством и технологиями стремительно стираются, и на место рисовых полей, возделываемых мотыгой и голыми руками, приходят мегаполисы на 20-30 миллионов жителей, вырастающие за несколько месяцев.

Однако не только ручной труд испытывает прессинг технической революции. Даже в областях, ранее немыслимых без человеческого разума, искусственный интеллект вполне освоился. Не только скучные вычисления и контроль за менее разумными машинами и средами, но и сфера искусства подвластна нейросетям и ботам. Автоматизация процессов больше не предел. Реальность сегодня - это компьютерное творчество. Стихи, музыка, живопись, всё большая и большая самостоятельность и независимость от человека - вот современный робот.

- Ты всего лишь машина, только имитация жизни. Робот сочинит симфонию? Робот превратит кусок холста в шедевр искусства?

- А Вы?

Сегодня этот наивный диалог из «Я, робот» 2004 года вызывает лишь снисходительную усмешку…

Рассуждая о «Мире Дикого Запада» нельзя забывать контекст. Этот проект имеет все шансы стать определенной вехой не только в кинематографе, но и в культуре и философии. 10 часовых серий во многом могут проиллюстрировать и заменить скучные тома, где на сотнях пыльных страниц об экзистенциализме рассуждают люди, чей мир ещё невообразимо далек от столкновения с новой эрой, где вопрос человеческого существа встал как никогда остро.

Фильм Джонатана Нолана впитал в себя и отразил такое количество литературных и кинематографических произведений, что одного их перечисления хватило бы на отдельный материал. Назовем основные, которые создали необходимый фундамент. Начать, безусловно, следует с оригинальной экранизации 1973 года, сценарий к которой написал Майкл Крайтон, но хронологически мы шагнем еще дальше - в 1968 год. Предтечей теме этики создания искусственной жизни стал роман Филипа Дика «Мечтают ли андроиды об электроовцах?» Именно его корни мы видим в абсурдной ситуации создания машин, идентичных человеку не только ментально, но и физиологически. В «Мире Дикого Запада» есть короткий диалог, который предельно наглядно описывает этот феномен:

- Ты тоже машина?

- Если не видно разницы, то не всё ли равно?

И разницы действительно не видно. Андроиды Дикого Запада даже более совершенны: не  выращены искусственно из живых клеток, а вполне в духе времени напечатаны на 3D-принтере. И срок их жизни измеряется десятками лет, а не четырьмя годами, как у Дика. Во многом тождественен и антиутопизм обоих произведений - восстание разумных машин и их война за свободу от тирании создателей.

В начале 80-х появляются сразу две легенды: экранизация книги Дика - «Бегущий по лезвию» в 1982 году, «Терминатор» в 1984 году. Причём потенциал робота-убийцы из будущего по-настоящему раскрылся только спустя семь лет в картине «Терминатор-2. Судный день», где создатели рвут шаблон, превращая бывшего врага в друга и защитника.

В 80-х же появляются «Трансформеры», в наше время пережившие перерождение. Добрый семейный фильм «Короткое замыкание», без которого, уверен, не получился бы «ВАЛЛ-И». Ещё десятки фильмов, о которых массовый зритель не слышал и вряд ли услышит. Всё это было большим подготовительным этапом. Рубеж XX и XXI веков стал и своеобразным рубежом в фантастическом кинематографе. Сотовая связь и Интернет поделили мир на ДО и ПОСЛЕ. Пожалуй, как и явившаяся миру в 1999 году «Матрица». Никогда прежде вопрос о возможном поражении человека в войне с машинами не получал такого прочтения.

В «нулевые» режиссеры снова обращаются к теме человечности самого человека. Какое-то время их увлекают футуристические перспективы клонирования. Один за одним появляются «6-й день», «Суррогаты», шедевральнейший «Луна 2112». Поиск человечности ищет новые направления и источники.

Из совсем свежих, безусловно, нельзя пройти мимо «Робот по имени Чаппи» и двух фильмов о сращивании человека и машины «Превосходство» и «Люси».

Но «Мир Дикого Запада» не стал бы такой вехой, если бы создатели задавались только вопросом «Человечнее ли робот самого человека?» Реальность искусственного мира шире и глубже. А вопросы и условия её куда интереснее. Здесь мы сталкиваемся и с проблемой тотального контроля и степенью свободы, и с вопросом ответственности создателя перед созданием, и, самое главное, с восприятием и поиском реальности. Весь этот гигантский пласт вопросов для обсуждения мы неожиданно находим в фильме «Шоу Трумана», снятом ещё в 1998 году Питером Уиром. Не будучи роботом, персонаж Джима Керри существует в точно такой же вымышленной и созданной специально для него вселенной, как машины, населяющие Мир Дикого Запада. И мне вовсе не кажется случайным появление в одной из главных ролей Эда Харриса, сыгравшего создателя и режиссера шоу Трумана Бурбанка.

Westworld - это не просто парк атракционов, не просто новая виртуальная реальность, не просто онлайновая игра с эффектом 100%-погружения, но это ключ к самому себе, это моделирования ситуация когда объект и субъект могут не только меняться местами, но и быть тождественны друг другу. Это площадка и условие, изучая которые, ты больше узнаешь о себе самом, где твой контроль над происходящим - лишь иллюзия, скрывающая контроль над тобо. Где ощутив полную свободу, можно понять степень своей зависимости. Где человечность человека познаётся в сравнении, а бытие подвергается сомнению. 

Поколения философской мысль от Декарта до Фуко и Хайдеггера, при желании, могут быть обнаружены в этом сериале. Обсуждать такие вопросы можно ещё долго, и наскучат они не скоро. Благо кинематограф уже в следующем, 2017 году предложит нашему вниманию продолжение «Бегущего по лезвию» с Райаном Гослингом и  Харрисоном Фордом и экранизацию легендарного анимэ начала 90-х «Призрак в доспехах» со Скарлетт Йоханссон, а к осени HBO обещает второй сезон «Мира Дикого Запада». Посмотрим.

Оставить комментарий

На ваш email придет письмо с ссылкой для подтверждения комментария. Обязательные поля отмечены звездочкой *

Комментарии: 1

Администрация сайта не несет ответственности за содержание сообщений, публикуемых в комментариях к материалам.

что?

Яндекс.Метрика Индекс цитирования
Наверх