Нашли опечатку?
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Первая улица Барнаула носила загадочное название – Ряпосовская

Деревянные дома строителей завода стояли на территории современного парка Центрального района

Главная улица поселка барнаульского завода в середине XVIII века – Петропавловская (сейчас ул. Ползунова) – имела особенность, сближавшую сибирский посёлок с Санкт-Петербургом. Дома на Петропавловской первоначально строились вдоль одной стороны, освещенной полуденным солнцем. Поэтому и звалась она «линией», как в городе на Неве. Однако начиналось заводское «заселье» в устье речки Барнаул с традиционной уличной застройки, при которой жилые дома возводились по обе стороны от проезжей части.

Рис 1. Фрагмент плана поселка Барнаульского завода. Ноябрь 1748 г.

Рис. 2 Фрагмент плана поселка Барнаульского завода. Ноябрь 1752 г. Прорисовка А. В. Контева.

Когда в 1747 г. демидовская собственность на Алтае была взята в казну, в посёлке Барнаульского завода уже имелась одна сформировавшаяся улица, первая в нашем городе.

Сотрудники лаборатории исторического краеведения Алтайской государственной педагогической академии Вадим Бородаев и Аркадий Контев, исследовав архивные материалы, нашли её название. Оказалось, что первая улица демидовского посёлка имела странное имя – Ряпосовская.

Здесь начинался Барнаул

К 1739 году закончился выбор места для строительства второго медеплавильного завода Акинфия Демидова в Верхнем Приобье. Было решено, что удобнее всего разместить предприятие в устье речки Барнаул – здесь в достатке имелись и водные, и лесные ресурсы, сюда удобно вели транспортные пути.

В октябре 1739 года начались подготовительные работы там, где должна была встать плотина. С этого времени в устье реки Барнаул возник посёлок демидовских строителей, часть из которых, безусловно, оставалась здесь и зимой. Весной 1740 года сразу ниже плотины, в пойме реки, началось возведение заводских корпусов, а на террасе левого берега был построен примыкавший к плотине «двор Демидова» – не связанный с плавильным производством административный комплекс, центром которого была контора приказчика. От «двора Демидова» вниз по реке, вдоль левого берега Барнаулки, стала формироваться жилая улица.

К сожалению, чертежа или рисунка посёлка демидовского времени до нас не дошло. Наиболее ранний план Барнаульского завода, доступный современным исследователям, датирован 1748 годом, когда предприятие уже взяли в казну. Поэтому трудно отделить новостройки, которые появились к 1748 году, от того ядра, которое образовалось при Демидове в 1739–1745 гг.

Мы сделали реконструкцию, опираясь на описание демидовских строений, составленное после смерти заводчика в 1746 году, – рассказывают Вадим Бородаев и Аркадий Контев. – Эта опись демидовского имущества использовалась, когда после взятия в императорскую казну встал вопрос о выплате денежной компенсации наследникам Акинфия Никитича. В сводной ведомости, составленной позднее по списку 1746 года, имеется описание Барнаульской крепости демидовского времени, а в нём такая фраза: «По левую сторону речки… В ней башен проезжих рубленых из брёвен с караульными шатриками: первая главная – от заводской канторы в Ряпосовскую улицу…».

Где находилась заводская контора – известно. Это «двор Демидова» на левом берегу Барнаулки. Ниже него стояла главная крепостная проезжая башня. Единственная улица тянулась от завода вдоль левого берега Барнаулки, между современной улицей Ползунова и рекой. Если современную улицу Льва Толстого продолжить через парк Центрального района до сереброплавильного завода, то там, на территории современного парка, и находилась та самая первая улица Барнаула, говорят краеведы.

Сегодня вся территория поселка демидовских мастеров занята парком. «Мы уверены, что в земле, в культурном слое находятся остатки построек. Там влажный грунт, в котором хорошо хранится древесина, времени прошло немного, – утверждают Бородаев и Контев. -

В 1991 году мы вели раскопки на территории Барнаульского сереброплавильного завода. Обнаружили остатки деревянной конюшни (завод вначале весь был деревянный), сохранились нижние венцы. Так что и в парке земля хранит много интересного. Проблема не в том, как провести здесь раскопки, а в том, как сохранить найденное, музеефицировать, чтобы можно было показывать барнаульцам и туристам».

В принципе, парк Центрального района потенциально очень хороший объект для показа демидовского прошлого Барнаула. Тем более что эта площадка не занята и принадлежит городу. Именно там удобнее всего создать экспозицию, посвященную демидовскому Барнаулу. Рядом сереброплавильный завод, краеведческий музей, музей «Мир камня», все это можно замкнуть. По территории парка протекает Барнаулка, поэтому есть возможность установить там водяное колесо и демонстрировать принцип его работы.

Как расшифровали название

Но вернемся к историческим реалиям. Есть описание 1746 года, включенное в сводную ведомость, составленную в январе 1750 года. Из этого описания следует, что одна сторона проезжей башни выходила на заводскую контору, другая – в Ряпосовскую улицу. Длина первой барнаульской улицы была незначительная – метров 300 от крепостной башни. Население-то было небольшим. На плане города 1752 года улица, которая являлась как бы продолжением Ряпосовской, уже носит другое имя, она названа Большой.

В 1753 году улица стала называться Большой посадской, в 1757 году – Тобольской, позднее Большой Тобольской. Сейчас ее сохранившаяся часть – это улица Льва Толстого. Свое современное название она получила в 1910 году после смерти писателя. Располагавшаяся рядом Малая Тобольская улица сохранила свое старинное имя до сих пор.

Мы долго не могли понять, откуда взялось название улицы – Ряпосовская, – рассказывают краеведы. Что означает слово «ряпас» или «репас» – писали по-разному – до сих пор не известно.

Как-то не сразу пришла мысль, что улица могла быть названа по фамилии. Улиц, названных по фамилиям, тогда в Барнауле не было. Были Тобольская, Иркутская, Офицерская… В честь людей улицы в Барнауле стали называть только в конце XIX века.

Однако когда стали знакомиться с названиями улиц сибирских городов в XVIII веке, то обнаружили, что многие улицы Тобольска – столицы Сибири – были названы по фамилиям жителей. Не в честь кого-то, а по фамилии самого видного жителя этой улицы. Потом эти названия становились официальными.

Тогда появилось новое направление поиска. Стали искать Ряпасова, начали смотреть списки жителей. И, действительно, нашли плотника, десятника, руководителя барнаульских плотников по фамилии Ряпасов. Звали его Иван Емельянович. Фамилия писалась по-разному: Ряпасов, Рипасов, Репасов. Писали же тогда как слышали. Но то, что речь шла об одном и том же человеке – безусловно. Этот плотник присутствовал в начальной стадии истории Барнаульского завода и, видимо, пользовался авторитетом среди первых жителей заводского посёлка. Ведь все строилось из дерева, и начальник плотников, конечно, был фигурой значимой. Надо полагать, он имел право поставить свой дом ближе к дому приказчика. У Демидова иерархия была очень простая: приказчик, плотинный мастер и главный плотник. Никаких офицеров во время заводского строительства у него не было.

Справка «ПолитСибРу»

Имена первостроителей Барнаульского завода известны:

приказчик Иван Осипов;

плотинный мастер Роман Латников

плотницкий десятник Иван Ряпасов.

Может быть, Ряпасов заложил первые здания и распланировал первую улицу, определил, где ставить дома, рассуждают краеведы. Застройка демидовского времени не была хаотичной. Когда Барнаульский завод брали в казну, то заводской поселок представлял собой улицу, которая шла параллельно левому берегу Барнаулки. А поскольку берег реки был не под прямым углом к плотине, то и первая градостроительная ось оказалась под углом к плотине.

По документам выяснилось, что Ряпасов не был крепостным, в одном из списков он назван в числе государственных крестьян. Он был демидовским работником, его прислали в Колывань из Невьянского завода с Урала. В 1739 году его отправили на строительство Барнаульского завода, он оказался в числе первых поселенцев, жил здесь. Потом попал во владения Кабинета и умер 25 августа 1755 года. Потомки Ивана Емельяновича Ряпасова продолжали жить в Барнауле.

Это место нужно сохранить как память о демидовских временах

Нам очень жаль, что в парке Центрального района хотят построить планетарий, говорят краеведы. Идея понятна. Нашему планетарию более 50 лет, город им заслуженно гордится. Конечно, его нужно сохранить. Но он расположен в здании Кресто-Воздвиженской церкви, которую верующие просят им вернуть, и власть собирается пойти им навстречу.

Справка «ПолитСибРу»

Кресто-Воздвиженский кладбищенский храм был построен на территории открытого в 1885 году кладбища и освящен 5 сентября 1909 года. В клировой ведомости за 1910 год было записано: «причта не положено». Причт – состав лиц, служащих при церкви. В это время в Кресто-Воздвиженской церкви служили работники Покровской церкви, к которой Кресто-Воздвиженская была приписана. Только в 1920-х годах эта церковь была превращена в приходскую, но уже 3 октября 1932 года решением Западно-Сибирского крайисполкома была закрыта, здание ее передано «на культурные нужды». Кладбище было закрыто в 1931 году, а на его месте разбит парк Меланжевого комбината, ныне – парк Октябрьского района.

По материалам книги «Православные храмы Барнаула». 2001 г. С. 61-63.

Справка «ПолитСибРу»

Барнаульский планетарий был открыт 11 марта 1950 года в здании бывшей Кресто-Воздвиженской церкви. В 1964 году в звездном зале был установлен проекционный аппарат "Малый Цейсс" немецкой фирмы «Carl Zeiss Jena"».

По материалам сайта http://www.planetary22.ru/.

Безусловно, наш планетарий достоин нового, современного здания, – говорят краеведы. Весь вопрос в площадке. Сейчас просматривается такая логика: рядом музей, историческая зона, чтобы парк не пустовал – давайте поставим в нем планетарий. Но территория парка предназначена не для этого. Она дарована городу судьбой для того, чтобы рассказать о демидовском прошлом. Именно здесь проходила первая барнаульская улица. Строительные работы уничтожат остатки демидовского Барнаула, который лежит в земле, и мы уже никогда не сможем музеефицировать его.

Справка «ПолитСибРу»

Парк Центрального района – старейший парк Барнаула. Еще в конце XVIII века на месте сегодняшнего парка был заложен аптекарский сад – это место отдали аптеке для выращивания лекарственных растений. В XIX веке на этом месте был ботанический сад.

Что же касается нового здания планетария, то он прекрасно смотрелось бы в Нагорном парке (бывшей территории ВДНХ), считает Вадим Бородаев. Там лучшая видовая точка, с которой открывается великолепный вид на исторический Барнаул. Второй такой смотровой площадки в городе нет. А с другой стороны этой горы Обь видна такой, какой ее больше нигде в городе туристам не покажешь. Угол обзора звездного неба там тоже лучше, чем где бы то ни было, это важно для работы с телескопом в ночное время. Поэтому для планетария там лучшее место. В Нагорном парке были проведены террасирование, берегоукрепительные работы и строить там можно. Вместе с планетарием там могли бы хорошо сосуществовать станция юннатов, конно-спортивная школа, которая там уже есть, считает Вадим Бородаев.

Дмитрий Негреев.