Политика Общество Экономика Бизнес Происшествия Культура Спорт Наука О проекте Реклама

Вид комплекса ликеро-водочного завода в Змеиногорске с высоты птичьего полета, конец апреля 2018 года

Как и почему в Змеиногорске пропадает уникальный исторический памятник?

Памятник градостроительства и культуры регионального значения, ансамбль ликеро-водочного завода в Змеиногорске начала XX века находится на грани исчезновения после того, как обанкротился его собственник. В целом, для Алтайского края такое развитие событий уже становится типичным. «Политсибру» вспоминает историю одного из красивейших памятников промышленного зодчества.

Дела банкротные

После банкротства «Алтайспиртпрома» в 2014 году судьба целого архитектурного ансамбля оказалась под угрозой. Учитывая, что здания были признаны аварийными еще за несколько лет до этого, сейчас состояние объекта культурного наследия оставляет желать лучшего. Редакция газеты «Змеиногорский вестник» поделилась фотографиями того, что осталось от комплекса завода.

По снимкам можно понять масштабы разрушений. На некоторых зданиях провалилась крыша, более поздние постройки разрушились практически полностью, прилегающая территория заброшена. Как рассказала местным журналистам председатель комитета по культуре и туризму администрации Змеиногорского района Ирина Устинова, управление государственной охраны объектов культурного наследия Алтайского края на данный момент работает с собственником, но какие-то перемены пока не видны.

«По комплексу ликеро-водочного завода были сигналы, и сейчас вопрос о нем стоит довольно остро и контролируется управлением, которое работает непосредственно с собственником. К сожалению, пока очевидные изменения не видны. Работа в данном направлении продолжается», - прокомментировала Устинова.

Отметим, что в лучшем случае памятник ждет консервация, чтобы предотвратить дальнейшие разрушения, так как средств на реставрацию огромного комплекса зданий у собственника-банкрота нет.

В целом у промышленных памятников в Алтайском крае похожая судьба – все они разрушаются, когда владельцы банкротятся. Так произошло с барнаульским дрожжевым заводом, где после банкротства предприятия само здание оказалось заброшенным.

После того, как в 2006 году кожевенный завод потерпел крах, его исторические здания также оказались покинутыми. Собственник был готов даже бесплатно отдать комплекс компании, которая бы занялась восстановлением, но объект оказался никому не нужен. Сейчас на его месте только развалины.

Есть и относительно положительный пример того, как может сложиться судьба промышленного памятника. Барнаульский ликеро-водочный завод взяла под крыло строительная компания. Некоторые исторические здания комплекса сохранят и отреставрируют, приспособив под современное использование. Там строится жилищный комплекс с говорящим названием «Две эпохи».

Жители Змеиногорска же в отчаянии наблюдают за тем, как разрушается исторический памятник и сожалеют, что закрылось и само производство. «ПОЛИТСИБРУ» решил вспомнить, с чего начиналась история предприятия.

Век назад

Главное здание ликеро-водочного завода, а тогда казенного винного склада, в Змеиногорске было заложено в далеком 1900 году. Комплекс включал в себя здание цистерн, материального склада, бондарни, ледника, углеобжигательные печи, сторожки с приемным покоем, сторожки с контрольной проходной, навесов для бочек и для лошадей, двух сараев для хранения вина, сарая для укладки бутылок и бочек на повозки, жилого дома с баней и конюшней. На территории также был водоразборный кран, а около главного корпуса проектировалось здание для третьего парового котла. Ограда вокруг казенного винного склада с юго-запада и северо-запада была каменная, а с юго-востока и северо-востока – деревянная. Строительство завершили в очень короткие сроки.

Уже в 1902 году в газете «Сибирская жизнь» было опубликовано сообщение, что в Томской губернии происходит прием винных складов, построенных для предстоящей винной монополии. Для приема складов были командированы особые чиновники из Петербурга.

Напомним, что казенная винная монополия просуществовала в России до 1914 года, когда в связи с началом Первой мировой войны на территории страны был введен «сухой» закон. После революции все винокуренные заводы и казенные винные склады были национализированы и эксплуатировались уже советским государством. В 1923 году производство и торговлю спиртными напитками возобновили.

В 1972 году змеиногорский завод ждала реконструкция. В то время он производил спирт, ликеро-водочные изделия, безалкогольные напитки, концентрат квасного сусла. Планировалось построить новое производственное помещение, провести капитальный ремонт склада готовой продукции, сделать ограждение спиртоприемного отделения, построить меховую мастерскую и еще много всего.

Кстати, комплекс изначально имел более двенадцати построек, большая часть которых была расположена по периметру территории завода и соединялась между собой массивной кирпичной оградой. Назначение построек был типовым, устройство винных складов аналогично в Бийске и Барнауле. Главная постройка комплекса - основной производственный корпус. Вдоль западной границы завода располагается спиртохранилище. В состав комплекса входят многочисленные постройки хозяйственно-бытового назначения.

Приватизация и крах

В 1992 году завод приватизировали. Администрация города выдала АОЗТ «Змеиногорский ликеро-водочный завод» свидетельство на бессрочное пользование землей для производственных целей. В дальнейшем предприятие было переименовано в ОАО «Змеиногорский ликеро-водочный завод». Оно производило в основном ликероводочные изделия, но также выпускало и, например, йогурты и мороженое.

Общий вид основного производственного корпуса в 2002 году.

В 2003 году в Алтайском крае сохранялось снижение объемов производства алкогольной продукции, а в качестве причины называли приостановку работы на двух заводах края – Бийском спиртзаводе и Змеиногорском ЛВЗ. По словам в то время генерального директора корпорации «Алтайспиртпром» Владимира Вагнера, ситуация на Змеиногорском ЛВЗ была очень сложной. Одним из условий его повторного запуска служила опись имущества судебными приставами, однако, руководство предприятия опасалось, что тогда завод может быть продан за бесценок. Комплекс по-прежнему находился в ведении ОАО «Змеиногорский ликеро-водочный завод», занимался производством и продажей алкогольных напитков: вино, спирта, водки.

В 2009 году Змеиногорский ликеро-водочный завод наконец выпустил первую партию продукции после четырех лет простоя. Производство запустила компания «Алтайспиртпром». В 2010 году здания комплекса бывшего казенного винного склада арендовало ООО «Змеиногорский виноводочный завод», который в 2015 году обанкротился, был должен ФГУП «Кристалл» (подведомственная Росимуществу организация) за аренду, а годом позже продал все основное имущество на торгах.

Между тем, состояние комплекса оценивали в 2010 году сотрудники НПЦ «Наследие». Тогда они составили акты технического состояния на здания, входящие в комплекс завода: главный производственно-административный корпус, спиртохранилище, здание материального склада.

В актах было отмечено, что общее состояние зданий «неудовлетворительное» - трещины, деформирован рисунок кирпичной кладки, поражение грибком стен, кровля имела массовые протечки, деревянные элементы полностью утрачены. Уникальный образец промышленной архитектуры, примеров которой в крае остались единицы, пережил пожары и войну, но оказался заложником финансовых проблем его хозяина и, по словам местных старожилов, равнодушия властей.

Рита Перегудова.

Материал подготовлен по данным научной статьи М.А.Целищевой из «Красной книги объектов культурного наследия Алтайского края, находящихся под угрозой исчезновения».

Фото zmnvest.ru.

Оставить комментарий

На ваш email придет письмо с ссылкой для подтверждения комментария. Обязательные поля отмечены звездочкой *

Нажимая на кнопку Вы даете согласие на обработку своих персональных данных

Комментарии: 5

Администрация сайта не несет ответственности за содержание сообщений, публикуемых в комментариях к материалам.

На снимках видно, что на территории завода происходит жизнь. Кто то оставил машину на первом снимке (слева у гаража). На 1-3 снимке, кто то разобрал белое здание. На 4 кто то разобрал полностью здание. А ведь объект то охраняется. Ответ Устиновой не о чем. Пустые слова о бездействии органа культуры Змеиногорского района. За последнее время утопили музей, исчез памятник солдату, проводились промышленные работы на месте памятника Чудских копиях, на месте памятника Комисской шахты, горе Змеиной, в районе сереброплавильного Завода. Такая же участь ожидает дом горных офицеров, жилой дом купца Митина. И все это происходит с молчаливого согласия контролирующих органов. Кто то копает полезные ископаемые, кто то делит недвижимость. Главное, что работы ведутся.

Сперва была уничтожена промышленность и рабочие места Змеиногорска - Ликеро-Водочный завод, Сырзавод, Радиозавод. Затем передача Государственного имущества в частные руки - Дом горных офицеров (принадлежал ЦРБ, затем милиции), жилой дом купца Митина (принадлежал образованию), жилой дом управляющего винного склада №7 (входил в ансамбль ЛВЗ). Затем закрытие учебных заведений (ПУ №63). Затем промышленные работы (вывоз горной породы и хвостов) на территории Федеральных объектов культурного наследия (сереброплавильный завод, чудские копии, гора Змеиная). Теперь уничтожение объектов культурного наследия (памятники простояли Партизанскую войну на Алтае, Великую Отечественную войну, пережили девяностые года), а эффективное управление руководства города и района превращает их в руины. Осознано? На фотографиях отчетливо видно, что на территории ЛВЗ есть присутствие людей, что некоторые объекты разрушены не временем. Есть еще надежда на спасение оставшихся памятников. Спасибо ПС за поднятый вопр

В городе Змеиногорске, хотя его уже и городом назвать очень тяжело, аж 4 главы. И их нужно чем то кормить. Культура давно уже прибыльный бизнес, особенно если приторговывать объектами культурного наследия. Памятники изначально занимают самую выгодную территорию. Продажа которой путем ликвидации самого объекта вошло в норму в Алтайском крае. И никто никого не накажет. Рука руку моет. Госпожа Устинова И.М. знает это, в 2002 и в 2011 году. В 2011 году она судилась с районной культурой за то, что ее лишили премии. Будучи председателем городской культуры ее перевели в район. И она забыла передать дела в архив. Премия важнее чем дела. Теперь, что памятник, а что нет можно спорить долго. Рудное производство развивалось на самом выгодном месте с точки зрения недр земли. В последствии, эти места стали памятниками. Но ликвидировав их, руководство дает разрешение на продолжение работ. Так покупаются квартиры в Барнауле, дачи в Краснодаре. При их самых маленьких зарплатах! Остановитесь!

За время руководства культурой района Дударенко Надеждой Григорьевной с 1984 по 2015 год, памятники охранялись, вешались мемориальные доски. Надежда Григорьевна следила за состоянием объектов культурного наследия и принимала своевременные меры, била в колокола когда грозила угроза. Пресекала любые действия во вред памятникам. Посвятила всю свою жизнь культуре. Человек с большой буквы! Не всем это нравилось. С 2015 года, пришла Устинова Ирина Михайловна. В 2002 году бросает свой успешный двух годичный бизнес. И клещами вцепилась в бюджет, постепенно перетаскивая в бюджет всех своих родственников. В бюджете больше зарабатывают по сравнению с "удачным" бизнесом. В 2015 году прийдя на пост председателя культуры района, сразу начались проблемы. Первый скандал - это вывоз хвостов с улицы Заречной. После чего Глава города Змеиногорска Побойня В.В. подает в суд на собственных избирателей. Ирина Михайловна не знала, что это за места. Что хвосты вывозятся с исторических мест. Дальше веселее ...

... Так как за беспредел никто им даже слова не сказал. Начался настоящий беспредел. В 2016 году, молния попадает в голову памятника Солдату установленного в 1979 году. Вместо реставрации, принимается решение на его ликвидацию. Не спрашивая людей, ни ветеранов ВОВ, ни автора мемориального комплекса. Так, ночью сносят и осваивают бюджет. В 2016 году начинается вывоз драгоценной пароды с горы Змеиной, разрушая места Чудских копий. Опять тишина. В этоже время в безобразное состояние приводиться Дом гоных офицеров. Еще тогда Ирина Михайловна начала изучать термин - мы контролируем ситуацию. Тутже начинается непонятный ремонт кровли жилого дома купца Митина. Забыв сказать, что это памятник. Заказ на выполнение получает муж Устиновой. Теперь ЛВЗ. И все сходит с рук. Они только багатеют на культуре. Складывается впечатление, что их страхуют сверху. Поэтому такая ситуация по всему Алтайскому краю. Нужно поднимать ситуацию на Федеральный уровень. Иначе нашим детям ничего не останется.

Система Orphus
Яндекс.Метрика Индекс цитирования
Наверх