Нашли опечатку?
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Что нужно знать о Барнаульском меде-серебропавильном заводе?

Судьба зданий Барнаульского меде-сереброплавильного завода, основанного Акинфием Демидовым в середине XVIII века, до сих пор не ясна.  Новые собственники исторического памятника до сих пор не обнародовали планы использования территории, на которой расположен завод. Барнаульцы опасаются, что вокруг зданий XVIII – XIXвеков, с которых начинался город, появятся типовые торгово-развлекательные центры, которые исказят облик исторического центра.

 «ПОЛИТСИБРУ» проследил историю Барнаульского завода.

Когда на Алтае начали добывать руду и плавить медь?

Левобережье Оби русские стали заселять в начале XVIII века. В 1719 году люди уральского заводчика Акинфия Демидова дошли до верховьев Алея и открыли там руды. В 1726 году Демидову разрешили эти руды плавить. В 1728 году были заложены Колыванский завод и Колыванская крепость. В 1729 году завод заработал и стал плавить медь. В качестве топлива в то время использовали древесный уголь. В итоге, вокруг  Колывани весь лес очень быстро вырубили. Да и было его там, в горной местности, немного.

Когда и почему стали строить завод в Барнауле?

Специалисты предложили Демидову найти место на реке, где есть лес, поставить там завод и сплавлять туда руду на специальных судах. Такое место нашли у впадения Барнаулки в Обь. На левом берегу Барнаулки был прекрасный бор, который в ширину простирался примерно до сегодняшней улицы Молодежной. И в 1739 году на демидовские деньги демидовские люди начали строить здесь завод.

В октябре 1739 года началось возведение плотины, а в 1740 году стали класть плавильные печи. Об этом писал сам Демидов, хотя на заводе он никогда не был. Известны имена людей, которые  руководили строительством, - приказчик Иван Осипов и плотинный мастер Роман Латников.

Бревна, которые до сих пор торчат из Барнаулки, - это остатки крепежа, реальные свидетели демидовских времен. Плотина была не просто земляным валом, который река могла бы легко размыть. Это было достаточно сложное инженерное сооружение. Вода по специальным деревянным желобам под небольшим уклоном уходила в корпуса плавильных фабрик (они стояли на обоих берегах Барнаулки), там падала на водоналивные колеса. Никакого другого источника энергии не было. Колеса вращали валы, которые поднимали и опускали мехи, – таким образом работала воздуходувка металлургических печей.

Читайте также:Барнаульская уникальность:станет ли музеем бывший сереброплавильный завод

Бревна, торчащие из воды, - остатки основания заводской плотины.

Завод запустили летом 1744 года. К тому времени поняли, что возить руду на лошадях экономичнее, чем сплавлять, так как сложно было возвращать суда на 300 километров вверх по реке до Змеиногроского рудника, и поэтому нужно было строить все новые и новые корабли. Так появилась дорога, которая сейчас в Барнауле называется Змеиногорским трактом, а Змеиногорске, наоборот, Барнаульским трактом.

Поселок, образованный при заводе, так и назывался – Барнаульский завод. В XVIII веке писали: «Прибыл в Барнаульский завод».

Когда на Алтае обнаружили серебро?

К этому времени (1744 год) Демидов уже получил из алтайских руд серебро. В феврале 1744 года он поднес (и, видимо, не первый раз) алтайское серебро императрице Елизавете Петровне.

Бытовало и до сих пор бытует расхожее представление о том, что на Алтае была серебряная руда. Серебряные руды встречаются в Германии, на Алтае, увы, - нет. У нас полиметаллические руды, в которых в природной форме в разных пропорциях содержатся разные металлы – медь, свинец, цинк, серебро, золото. Когда плавили медь, часть серебра просто выгорала, в буквальном смысле слова уходила в трубу. А другая часть серебра попадала в основной металл, и получалась серебристая медь. Была там и незначительная примесь золота. Однако все эти примеси не умели выявлять не только на Алтае, но и во всей России

Технологии извлечения из меди драгоценных металлов были в Германии. И Демидов за большие деньги нанял немецких специалистов. Они поставили в Колывани печи, которые позволяли из руды выплавлять медь, а из меди получать серебро. Все это было по закону, который позволял к востоку от Тобольска добывать драгоценные металлы частным предпринимателям.

На Барнаульском же заводе печи сначала были только для выплавки меди.

Модели плавильных печей на стенде Алтайского краеведческого музея.

Почему Кабинет е.и.в. забрал себе алтайские заводы?

Демидов сам предложил прислать государственную комиссию и оценить запасы серебра на Алтае. Открытие серебра здесь было очень важно, потому что это было второе месторождение в России после Забайкальского. Была послана комиссия бригадира Андрея Венедиктовича Бейэра. Но летом 1745 года Акинфий Демидов умер, и ситуация изменилась, потому что его наследники переругались. В результате алтайские заводы Демидовых отошли  в Кабинет её императорского величества. Это произошло из-за того, что в алтайских рудах нашли серебро и золото. 

Когда барнаульский завод стал сереброплавильным?

В 1746 году по распоряжению из Кабинета е.и.в. на Барнаульском заводе сломали медеплавильные печи и вместо них начали строить сереброплавильные.  Завод стал сереброплавильным, а медь превратилась в отход сереброплавильного производства, ее получали в огромном количестве. Встал вопрос: что с ней делать? Производить из нее посуду, как это было раньше, стало жалко – в ней даже после извлечения серебра оставались драгоценные металлы, так как технология тогда была несовершенной. И медь стали складировать. А потом стали чеканить из нее сибирскую монету – «барнаулку». Если заглянуть в словарь В. В. Даля, то можно узнать, что «Барнаулка» – это не только название знаменитой в прошлом шубы, но и сибирской монеты. Чеканили ее в Сузуне.

Сибирская монета, отчеканенная на Сузунском монетном дворе. 

Золото, содержащееся в серебре, извлекали в Петербурге, где создали специальную лабораторию. Зимой с Барнаульского завода уходил в Петербург знаменитый «серебряный караван» на санях. Он увозил в столицу все выплавленное на Алтае серебро. Печи были круглые, и поэтому слитки имели форму кругов. Их паковали в бочки. Круги терлись друг об друга, стирались, и вес привезенного серебра был меньше отправленного. Поэтому бочки сжигали и выплавляли оставшийся в древесине драгоценный металл.

Караван сопровождал офицер, устанавливалась определенная очередность поездок в столицу. Один раз в жизни с «серебряным караваном» там побывал знаменитый Иван Ползунов.

Какие доходы приносил России Барнаульский завод?

По подсчетам исследователей, треть серебра и почти половина алтайского золота поступала на монетный двор для изготовления российской монеты. Из серебра в 1750-е годы была сделана 90-пудовая рака для мощей Александра Невского, которая сейчас хранится в Эрмитаже. Кроме того, из нашего серебра чеканились медали и изготавливались украшения. Серебро стало основным источником доходов русских монархов.

Максимальные объемы производства были серебра на Алтае были зафиксированы в 1770-е годы – до 1400 пудов в год. Это объяснялось тем, что стали перерабатывать самые богатые руды. Но вскоре началось падение. В конце XVIII века было решено, что ежегодно алтайские заводы должны давать 1000 пудов серебра. Вплоть до 1860-х годов этот уровень производства (чуть больше, чуть меньше) выдерживался, что приносило Кабинету полтора миллиона рублей прибыли.

Вид завода, конец XVIII века.

В чем заслуга Ивана Ползунова?

Говоря о Барнаульском меде-сереброплавильном заводе, нельзя не упомянуть создателе первой в России паровой машины Иване Ползунове. Ползунов работал на Барнаульском заводе с1748 года и дослужился от плавильного писаря до механикуса (капитана). Он самостоятельно обучился инженерному делу и на основе принципиальной схемы английской паровой машины Ньюкомена сконструировал собственную машину, которая должна была подавать воздух в плавильные печи. В 1765 году машина Ползунова была построена, но уже в следующем году изобретатель умер от скоротечной чахотки. К сожалению, паровая машина проработала недолго и после поломки ее разобрали. Она имела очень низкий КПД и не была универсальной.

Читайте также: Историки утверждают, что Ползунов – это бренд Барнаула

Тем не менее, значимость изобретения Ивана Ползунова очень велика. У нас часто упрощают историю и говорят: «Ползунов – первый в мире изобретатель парового двигателя». На это любой англичанин скажет, что у них в то время уже в каждом руднике стояла пароатмосферная машина. Но Ползунов превзошел современных ему английских теплотехников и уж точно первым в России сделал паровую машину. Причем он создал не просто машину, а именно производство, независимое от наличия водоема.

Что сегодня осталось от завода XVIII – XIX веков?

Корпуса Барнаульского завода сначала были деревянными. Из кирпича были построены только пороховой погреб (вокруг завода была крепость с башнями и пушками), палатка для хранения выплавленного серебра и, естественно, печи. Среди дошедших до нашего времени остатков завода есть несколько кирпичных построек конца XVIII века. Они значатся в описи 1785 года. Это важня (весовая) и кузница. Они помнят страшное барнаульское наводнение 1793 года, когда из-за таяния снега переполнился пруд, и вода затопила Петропавловскую улицу (сейчас – Ползунова), смыла многие постройки.

Фрагмент плана поселка Барнаульского завода. Ноябрь 1752 г.

Прорисовка А.Контева.

Заводские корпуса периодически горели, потому что производство было пожароопасным. Поэтому в XIX веке их стали строить из кирпича. Здание первой плавильной фабрики (со стороны улицы Ползунова) и остатки корпуса второй плавильной фабрики (на правом берегу Барнаулки), которые сохранились до сих пор – постройки первой половины XIX века.

Читайте также: Почти 150 лет Алтай обеспечивал доходы русских монархов

Фрагмент фасада первой плавильной фабрики. Фото 80-х годов XX века.

Плавка на Барнаульском сереброплавильном заводе прекратилась в 1893 году. Вся система производства там держалась на дешевой рабочей силе приписных крестьян и мастеровых. Расценки работ были весьма низкими. А после ликвидации крепостного права за тот же труд надо было платить больше – себестоимость продукции выросла. Кроме того, истощилась рудная база, а добывать серебро из бедных руд не позволяли существовавшие тогда технологии.

На территории Барнаульского сереброплавильного создали лесозавод. В 1928 году Барнаул лишился пруда – новым наводнением размыло плотину, и ее решили не восстанавливать. А в 1942 году на базе лесозавода заработала эвакуированная из белорусского города Гомеля спичечная фабрика, просуществовавшая до начала 1990-х годов.

Почему Барнаульский меде-серброплавильный завод – памятник?

Барнаулу менее 300 лет. Из них полтора столетия в нашем городе плавили серебро для Российской империи. Надо помнить, что наиболее длительный период истории города был связан с производством драгоценных металлов. В этом особенность Барнаула по сравнению со всеми другими городами России. Именно здесь сохранился уникальный заводской комплекс XVIII – первой половины XIX века, единственный в России памятник промышленной архитектуры такого масштаба и такого качества. Подобного в нашем Отечестве больше нет нигде.

Здание первой плавильной фабрики.

Грамотное и культурное освоение территории Барнаульского сереброплавильного завода неизбежно требует музеефикации. Если к нашему славному и уникальному историческому наследию добавить историческую память, то в результате как раз и получится туристско-привлекательный, неповторимый облик города.

Дмитрий Негреев.

Автор благодарит научных сотрудников лаборатории исторического краеведения Алтайского государственного педагогического университета Дмитрия Бородаева и Аркадия Контева за помощь в подготовке этого материала.

Фото Евгения Кучинёва, spichka.org.