Нашли опечатку?
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Угольный угол. Почему «чёрное золото» в Алтайском крае остается топливом будущего

Попытки внедрения на Алтае возобновляемой энергетики и темпы газификации показали, что обеспечить тепло региону сразу и массово способна только угольная генерация. Другие виды для отдельных территорий остаются пока только перспективами. И пока солнечная энергетика или газ дойдут до всех без исключения потребителей, в них может не оказаться смысла, так как ситуация с экологией угольной энергетики скоро может решиться. «ПОЛИТСИБРУ» разбирался, почему полновесных альтернатив чёрному золоту пока не появилось.

«Альтернативный» тренд

В 2017 году в Республике Алтай ввели в эксплуатацию сразу две новые солнечные электростанции: на 20 МВт в Майминском районе и на 5 МВТ — в Онгудайском. В результате солнечная генерация региона увеличилась более чем в два раза — до 40 МВт. А это уже треть от потребляемой в республике энергии, если брать период пиковых зимних нагрузок.

Республика Алтай — единственный в России регион, чья генерация основана исключительно на возобновляемых источниках энергии. Долгое время она получала основной объем мощности — около 100 МВт — из соседних регионов, в том числе, от Бийского энергоузла в Алтайском крае. Теперь Республика планирует уйти от энергозависимости. Соглашение с компанией «Хевел», которая развивает по стране солнечные электростанции, регион планирует развивать.

Перспективы выглядят действительно радужно, если бы не несколько обстоятельств. Во-первых, регион, сообщая об успехах в альтернативной энергетике, скромно умалчивает о тарифах отпуска энергии для населения. Власти рассчитывают, что цены снизятся не раньше 2022 года, когда инвестор сможет окупить все затраты.

Во-вторых, речь идёт пока исключительно об электроэнергетике. Если говорить по тепловую, то пока Республика Алтай — один из передовых регионов страны по части перехода на возобновляемые источники энергии (ВИЭ) — двигается в общем тренде. И тренд этот — твёрдое топливо. Основным топливом для котельных региона по-прежнему является уголь, который составляет 78% от общего объема. На угле работают почти все крупнейшие предприятия, дающие тепло. Массовый переход на газ — лишь долгосрочная цель региона, как и многих других.

Почему мы говорим про Республику Алтай? Потому что наш Алтайский край неизбежно смотрит на то, как развивается соседний регион. И всё та же компания «Хевел» наряду с другими предлагают властям края развитие ВИЭ. В 2018 году солнечные электростанции по первоначальным планам должны были работать в Рубцовске и пойти в другие территории. Но не получилось из-за бюрократических проволочек.

Губернатор Алтайского края Александр Карлин заявил, что солнечная энергетика ещё достаточно дорогая, а в Республике Алтай она используется, потому что альтернативы ей нет. Планы развития ВИЭ в крае есть, но пока в качестве эксперимента, и то — если на это пойдут инвесторы.

Уголь рядом

И снова отметим, что речь именно об электроэнергетике, а не тепловой. Впрочем, даже говоря про серьёзное развитие электроэнергетики в Алтайском крае, имеют в виду в первую очередь уголь. Так, в программе развития электроэнергетики в Алтайском крае основным перспективным проектом, позволяющим решить проблему энергодефицита в регионе, остается строительство Алтайской конденсационной электрической станции (КЭС) мощностью 660 МВт с освоением нового угольного разреза производительностью 2,7 млн тонн в год на Мунайском угольном месторождении.

Кстати, добыча угля в промышленных масштабах в Мунайском разрезе Солтонского района уже стартовала. На первом этапе новые владельцы хотят добыть в 2018 году 250 тысяч тонн угля — максимальный показатель за всю историю разреза.

По данным на 2014 год, которые к этому дню существенно не изменились, доля угля в общем потреблении топлива электростанциями и котельными составляет 78%. 9,9% — это газ, остальное — мазут и прочие виды. Если брать только котельные, которые отапливают преобладающие сельские территории, то уголь занимает 58%. А что же с газом?

Временем старта газификации Алтайского края считают 1995 год. Тогда председатель правления РАО «Газпром» Рем Вяхирев зажёг «голубой факел» на территории шинного завода. С того времени в рае построено 4,5 тыс. км газопроводов, газифицировано 120 тыс. квартир и домов, 1313 котельных в четырех городах и 12 районах.

Сейчас на территории Алтайского края газифицировано 77 населенных пунктов в четырех городах и 12 муниципальных районах. Таким образом, сейчас в регионе газифицировано лишь 15% населённых пунктов. А если брать отдельно сельские территории, то и вовсе 7%. В планах к 2020 году довести этот показатель до 10% газифицированных сельских территорий и в целом до 20% по краю. То есть, видно, что газ — для отдельных мест края остаётся «топливом будущего». Чего нельзя сказать об угле — топливе настоящего.

Даже губернатор Карлин говорил: «Мы не должны забывать, что Кузбасс все же рядом, и он значительно ближе, чем месторождения газа и нефти для Алтайского края».

Долго и дорого

Бывший начальник отдела генерации управления Алтайского края по промышленности и энергетике Александр Гудыменко вспоминает, как много лет назад ждал прихода газа в центр Барнаула.

— Около 20 лет назад я спрашивал, когда газ появится в домах в районе площади Октября. Мне ответили: через 15 лет. Прошло уже 20, ждём до сих пор, — говорит Гудыменко.

Если рассматривать Алтайский край и Сибирь здесь и сейчас, то серьёзной и массовой замены углю как топливу для электрической и тепловой генерации — нет, считает эксперт. По крайней мере, пока. Например, на ТЭЦ-3 в Барнауле, когда туда заходила Сибирская генерирующая компания, практически отказались от использования газа на водогрейной котельной, рассказывает Александр Гудыменко.

— Важен вопрос цены, — поясняет эксперт. — Стоимость газа даже на внутрироссийском рынке определяется мировыми ценами. Чего нельзя сказать об угле. Теоретическая возможность перехода на газ многих котельных есть. Любое железо на котельных, любые котлы могут без больших затрат на реконструкцию начать сжигать газ при весьма высоком КПД. Вопрос в том, во что выльется для потребителей цена за электрическую и тепловую энергию. Цена тепловой энергии может удвоиться или даже утроиться.

Котельные Сибири почти на 50% топятся именно углём. Это дёшево: вся инфраструктура есть, траты на перевозку умеренные, от добычи до потребителя – несколько дней пути. А значит, издержки невысоки.

Газификация же одного частного домовладения может стоить до нескольких сотен тысяч рублей, на неё берут кредиты и выплачивают годами. Отсюда и цифры: за 2017-й в Алтайском крае было построено лишь 102 километров газовых сетей – а стоило это 1,3 миллиарда, в масштабах страны цифры получаются и вовсе фантастические. Из-за дороговизны программу газификации в соседней, к примеру, Новосибирской области два года назад урезали в восемь (!) раз.

Чистые технологии

Что касается экологичности угольной генерации, то, говорит Александр Гудыменко, технологий по снижению выбросов предостаточно. Ещё в советские времена было разработано хорошее улавливающее оборудование. Есть технологии сжигания угля с подавлением серы. Если говорить про сжигание газа, от окислов азота выбрасывается не меньше, чем от угля.

— Зола при угольной генерации улавливается достаточно эффективно, — говорит Гудыменко. — Можете возразить: в Рубцовске выбросы этой зимой были достаточно сильные. Да. Но это потому что Южная тепловая станция ещё не полностью реконструирована эксплуатирующей компанией. У СГК просто не оказалось на это времени. Нужно было отапливать весь город одним источником, нагрузка выросла, а улавливаемость нет. Это решаемо и, я уверен, в следующий отопительный период такого не повторится.

В Сибирской генерирующей компании подтверждают слова Гудыменко. Энергетики уже наметили соответствующие работы на межотопительный период.  

Есть и экономический аспект. Европа, которая считается передовиком и главным апологетом перехода на ВИЭ и долгое время поддерживала развитие такой энергетики регулированием, отказалась от этого подхода. Стоимость электричества (не говоря уже об отоплении) за последние годы кратно возросла, и властям Германии, например, пришлось принимать меры. Долю ВИЭ в энергетике решили удерживать, чтобы дешёвая угольная генерация могла сдерживать рост тарифов.

В целом пока полноценной замены углю действительно нет и спрос на него растёт. В 2016 году экспорт твёрдого топлива из России вырос на 9,6% до 171 млн тонн. В 2017 году — уже до 177 млн тонн.

Развиваются экологические технологии. И пока ВИЭ и газовая генерация будет развиваться и станет более доступной, о выбросах от угля, которые когда-то считались высокими, уже никто не вспомнит.

Василий Морозов.

Фото Олега Укладова.