Главное
62,26 р.
72,80 р.
Нашли опечатку?
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Чем апрельские валютные скачки грозят экономике Алтайского края и почему не стоит их недооценивать

Падение рубля, вызванное новыми санкциями США, оказалось хоть и сильным, но кратковременным. Но для экономики Алтайского края и его жителей даже эта встряска может иметь далеко идущие негативные последствия. «ПОЛИТСИБРУ» сопоставил ситуацию с кризисом 2014-15 годов и построил прогноз возможного развития событий.

Можно ли сравнить ситуацию с 2014 годом?

Сравнить «чёрный понедельник» 9 апреля 2018 года с «чёрным вторником» 16 декабря 2014 года, конечно, можно. Но пока мы увидим больше различий, чем параллелей.

В 2014 году рубль начал медленно, но верно падать с весны. Тогда экономика испытывала на себе первые западные санкции, вводила контрсанкции, появилось импортозамещение. Все эти факторы (спад потребительской активности, неопределённость на рынках, падение инвестиций) накапливались и грозили перерасти во что-то большее и страшное для экономики. ЦБ вынужден был принять меры. Ключевую ставку увеличили с 10,5 до 17%. 17 декабря цена доллара в обменниках доходила до 100 рублей, а спред – разница между тем, по какой стоимости банки продают валюту и покупают – достигал 20-30 рублей. На этом фоне «отскок» доллара до 70 рублей казался невиданной коррекцией.

Магазины (по большей части в сегменте бытовой техники и одежды – где валютная составляющая доходит до 100%) переоценивали товары чуть ли не раз в час. Турпутёвки взлетели до заоблачных высот. Неизвестность пугала.

Что случилось в итоге кризиса 2014-15?

В итоге за 2015 год реально располагаемые доходы населения Алтайского края упали на 15,5% — сложно вспомнить более резкий спад. Инвестиции в основной капитал по итогам 2014 выросли на 3,7%, но в начале 2015 года упали на 35,7%, а по итогам 2015 года падение составило 16,8%. Количество выданных людям банковских кредитов в течение года падало на 46%.

Цифры статистики, которые позволят нам более точно отличить кризис 2014-15 годов от нынешней встряски, будут позже, поэтому сопоставить показатели пока нельзя. Но с высокой долей вероятности можно сказать, что вряд ли сейчас стоит ждать повторения ситуации.

 

Предпосылок для повышения Центробанком ключевой ставки нет, а значит, и кредиты (пока основной драйвер потребительского спроса в Алтайском крае) выдавать продолжат.

Хотя бизнес и уже столкнулся с проблемами. Взятые в валюте кредиты и оборудование уже подорожали. Предприниматели надеются, что временно. Но есть важный момент.

Что будет в 2018 году? Остановка роста

До сих пор в Алтайском крае наблюдался слабый, слегка выше нуля, но всё-таки рост потребительской активности, инвестиций, реально располагаемых доходов. В связи с резким ростом кредитования, повышением зарплат бюджетников и МРОТа была надежда на развитие в 2018 году. Но надежда эта может теперь не оправдаться. И вот почему.

Маловероятно, что кредитование сейчас будет расти прежними темпами. За 2017 год жители получили займов на 27% больше, средняя сумма кредита выросла на 30%. Но этот рост происходил за счёт того, что Центробанк снижал ключевую ставку — а именно она является индикатором ставок по кредитам.

27 апреля ЦБ вновь будет обсуждать ключевую ставку. Но теперь вряд ли он её снизит. Хотя и маловероятно, что повысит.

ЦБ, принимая решение о смягчении или ужесточении, ориентируется в том числе на «инфляционные ожидания» населения — считают жители, что цены будут расти или снижаться. Сейчас эти инфляционные ожидания низкими быть не могут по определению. Слишком свежи в памяти 2014-2015 годы.

Стратегия выжидания

А вот что касается трат населения, то ситуация неоднозначна. С одной стороны, сейчас люди склонны скорее сберегать деньги, и это настроение неопределённость может только подкрепить. С другой, жители вполне могут и ринуться покупать бытовую технику, пока она не подорожала — судя по данным ЦБ и статистики, деньги на руках и вкладах у жителей Алтайского края есть. Поэтому небольшой всплеск активности вполне возможен.

Ждать хотя бы какой-то определённости будет и бизнес. Несколько собственников компаний уже заявили «ПОЛИТСИБРУ», что отложили приобретение крупных партий оборудования и решили пока повременить с получением кредитов на развитие бизнеса в валюте.

Долго ли продлится это выжидание? Пока сказать сложно, стоит ждать реакции ЦБ, компаний, нужно следить за ситуацией.

Но инвестиционная активность бизнеса, скорее всего, замедлится. В Алтайском крае объём инвестиций в основной капитал (то есть, в развитие бизнеса) в 2017 году составил менее 2%, то есть, немного. Скорее всего, планы компаний на 2018 год будут корректироваться.

Кто выиграет и проиграет?

Организации, ориентированные на экспорт, получат выгоду из-за падения рубля, это очевидно. В первую очередь обрадуются аграрии: продукцию можно будет сбыть за границу на более привлекательных условиях. Это «поддавит» и стоимость на внутреннем рынке. Покупателям агропродукции (оптовикам, например) придётся предлагать цены выше, чем раньше. Сельхозпроизводители уже рассказали «ПОЛИТСИБРУ», что чечевицу, которую раньше не хотели брать по 15 рублей за килограмм, теперь покупают охотно.

Если же валюта и дальше будет дорожать, несмотря на двухдневное укрепление рубля, то проиграют в первую очередь жители. Цены будут расти: сначала на турпутёвки и бытовую технику, а затем и на всё остальное.

Продукты питания если и будут дорожать, то позже: сначала импортные, затем с импортной составляющей, а после — на рост традиционно среагируют и отечественные производители. Но пока, говорят эксперты, опрошенные «ПОЛИТСИБРУ», к этому предпосылок нет.

Впрочем, факторы, «давящие» на цены, есть. В России дорожает бензин, эксперты прогнозируют рост до 3 рублей. А бензин — статья издержек, пожалуй, по всем товарам.

Каков план?

Если говорить про планы властей региона по недопущению кризисных явлений, то они появятся только если ситуация будет совсем критичной. Принимать острые и оперативные меры у нас умеют, притом довольно эффективные (в кризис 2014-15 годов администрации Алтайского края фактически удалось предотвратить остановку «Алтайвагона» и ряда других крупных предприятий). Но в остальном экономика региона развивается по консервативному сценарию, который при отсутствии мощных импульсов извне быстро становится инерционным.

Пока не ясно: падение рубля было лишь кратковременным шоком, который до регионов не дойдёт в виде конкретных последствий, или лишь началом чего-то большего и долгосрочного.

А долгосрочное медленное падение может быть куда более негативным для экономики, так как, казалось бы, не требует оперативного вмешательства. Но до поры, до времени.

Хотя пока, понятно, необходимости во вмешательстве нет. Но наготове быть стоит. В первую очередь, каждому из нас.

Текст: Василий Морозов

Фото автора

Нет комментариев

1000