Нашли опечатку?
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Жители районов Алтайского края боятся остаться без компенсаций ущерба от паводка

В Алтайском крае начали оценивать ущерб, нанесённый паводком жителям. В районных бюджетах денег на это не предусмотрено, за выплаты отвечает правительство региона. Будет ли оценка ущерба полной и справедливой? Хватит ли денег на компенсации? И почему редко удаётся переложить выплаты на страховые компании? «ПОЛИТСИБРУ» разбирался в проблеме.

«Вы не пострадали!»

Жительница села Сентелек Чарышского района Зинаида Шейкина начинает оценивать ущерб, который принес в этом году паводок. Многодетная семья, в которой семь детей, начала строить дом. Но многое унесло водой. Более 25 тысяч рублей — ущерб из-за пропавших стройматериалов, ещё более 130 тысяч рублей — ульи. Как она рассказала «ПОЛИТСИБРУ», такой критической ситуации не было даже в 2014 году. За помощью жительница села решила обратиться в местные органы соцзащиты.

«Мне сказали: «Что вы хотите от нас? Денег нет – ни в районе, ни в крае. Нужно было страховать имущество». А с чего бы нам страховаться, если даже в 2014 году не топило? Никто не предупредил, что будет так много воды. Знали бы, хоть что-то успели убрать. Громкоговоритель всю зиму проорал «эвакуация», а когда настоящая «эвакуация» понадобилась, то замолчал», - жалуется собеседница.

Администрация района, по словам Шейкиной, насчёт возможных компенсаций даёт весьма противоречивую информацию: сказали, что выплат можно не ждать, так как «дома на месте, вы не пострадали».

Затопленный участок в селе Сентелек.

«ПОЛИТСИБРУ» связался с главой Чарышского района Александром Ездиным. Он пояснил, что комиссии по оценке ущерба начали работать в районе 29 марта. Пока ситуацию фиксируют представители администрации сельсоветов. 3 апреля в Сентелек прибудет районная комиссия.

— Мы 28 марта провели сход жителей, на котором присутствовало 43 человека, — рассказал «ПОЛИТСИБРУ» Александр Ездин. — Людям мы объяснили, как будет проводиться оценка ущерба. Все работы мы должны провести до 27 апреля согласно распоряжению губернатора.

Александр Ездин сказал, что в районном бюджете предусмотрена сумма на ликвидацию последствий, но «она небольшая». Сколько именно — глава Чарышского района уточнить отказался.

Как работает система компенсации ущерба?

«ПОЛИТСИБРУ» опросил глав десяти районов Алтайского края, чтобы выяснить ситуацию с возможностью выплаты компенсаций ущерба для жителей. В бюджетах районов суммы предусмотрены действительно небольшие. Все они — из резервных фондов, «вскрываемых» в случае ЧС.

Максимальная сумма, которая стала нам известна — 1 млн рублей. Минимальная — 300 тысяч. Но деньги эти предназначены не на компенсации жителям, а в целом на ликвидацию последствий. В первую очередь деньги идут на ремонт районной инфраструктуры, и только потом, что осталось — жителям. Главная задача районных властей — провести оценку ущерба.

— Сумма на выплаты никакая в бюджете не предусмотрена, это будет решаться отдельно после оценки ущерба, — сказал «ПОЛИТСИБРУ» глава Шипуновского района Николай Рыбоконенко. — Сейчас подворовые обходы делают рабочие группы. В их состав входят представители МЧС, администрации района, социальной защиты. Как только информация будет, тогда и будет идти речь о возмещении. Резервный фонд у нас 1 млн рублей – это деньги на ликвидацию последствий ЧС, не на выплаты.

Хватает ли в районах денег на компенсацию жителям? Однозначно нет. Более того, некоторые главы районов сетуют: средств не хватает даже на ликвидацию последствий.

— Суммы минимальные у нас закладывались для ликвидации ЧС. Не могу сказать цифры, какие-то копейки. Край, нет, не добавляет. Конечно, средств не хватает, — сказал «ПОЛИТСИБРУ» глава одного из районов.

Компенсирует всегда краевой бюджет, говорят руководители муниципалитетов. Зачастую резервный фонд районной казны вообще не рассчитан на выплаты жителям.

— Компенсации в бюджете не предусмотрены. У нас есть резервный фонд на ликвидацию последствий ЧС – это 500 тысяч. Выплаты осуществляются не из них, — прокомментировал «ПОЛИТСИБРУ» глава Петропавловского района Сергей Козликин. — По опыту 2014 года я могу сказать, что финансовая помощь будет. В 2014, например, мы единовременно выплатили по 10 тысяч, выдавали жилищные сертификаты и так далее. Это все из краевого и федерального бюджета.

Страх страхования

Переложить выплаты вполне можно и на страховые компании. Часто жителям ставят в укор, что они не страхуют свою собственность на случай паводка. Но, говорили обращавшиеся в редакцию люди, застраховать тоже не всегда получается. Страховые компании, осведомлённые о возможных масштабах паводка, а значит, выплате в таком случае крупных страховых премий жителям, отказываются заключать договоры с людьми. В одной из компаний «ПОЛИТСИБРУ» пояснили, что работать будут с теми районами, где нет стопроцентной вероятности затопления. Иначе говоря, где для предотвращения паводка сделано хотя бы что-то.

Это подтверждают и источники «КП-Барнаул»: многим жителям Краснощёковского района отказывали в страховании имущества, так как страховщики знают, что подтопление обязательно будет.

Напомним, краевые власти ещё в 2016-2017 годах обещали построить в Краснощёково дамбу. Но защитного сооружения до сих пор нет, и построят его не раньше 2020 года. А значит, жителям остаётся только переезжать.

Итог

Таким образом, то, сколько жители, пострадавшие от паводка, получат в виде компенсаций ущерба, зависит во многом от того, как поработают комиссии, его оценивающие. Но здесь возникает сразу несколько вопросов.

Компетентны ли оценивать ущерб сотрудники районных администраций и тем более сельсоветов? Насколько справедлива будет их решение?

Губернатор Алтайского края заявил, что первая волна паводка завершится не раньше начала мая. Будет ли полной и адекватной оценка ущерба, которая происходит сейчас?

И наконец, если компенсации выплачивает бюджет Алтайского края, то хватит ли денег в нём, чтобы выдать справедливые суммы?

«ПОЛИТСИБРУ» держит ситуацию на контроле.

Фото предоставлено жителями села Сентелек.