Политика Общество Экономика Бизнес Происшествия Культура Спорт Наука О проекте Реклама

Как «АлтайБизнес-Банк» шёл ко дну

Алтайский край потерял ещё один региональный банк. На этот раз дело далеко не только в жёсткой политике Центробанка. Конфликт акционеров и весьма странные действия руководства «АлтайБизнес-Банка» могли подтолкнуть одну из последних региональных кредитных организаций к лишению лицензии. Что произошло – специально для «ПОЛИТСИБРУ» выяснял Василий Морозов.
 
В конце августа этого года Центробанк присвоил «АлтайБизнес-Банку» (АББ) пятую классификационную группу — то есть, последнюю. В документах ЦБ сказано, что к этой группе относятся те банки, «состояние которых при непринятии мер органами управления приведет к прекращению деятельности этих банков на рынке». Нетрудно догадаться, что речь уже тогда шла о возможном лишении «АлтайБизнес-Банка» лицензии. Эта история могла и не стать достоянием общественности, если бы АББ не решился оспаривать действия Центробанка в Арбитражном суде, материалы судебных дел которого всегда открыты.
 
АББ — банк небольшой, третий по размеру в Алтайском крае. Третий — из трёх ныне существующих региональных. Больше местных банков не осталось. В 2015 году лицензию отозвали у «Зернобанка», в 2016 — у «Тальменка-Банк». В 2017 перестал быть «местным» бийский «Народный земельно-промышленный банка», слившиеся с тоже когда-то алтайским «Форбанком». В итоге в крае остались только государственный «Сибсоцбанк», «Алтайкапиталбанк» и герой нашего материала АББ.
 
Прежде чем разбираться в том, что привело к такому положению «Алтайбизнес-Банка», стоит сказать: банк пытался противостоять Центробанку с определённой (и крайне высокой) долей героизма. В Арбитражном суде (в том числе в апелляционных инстанциях) рассматривалось восемь дел, в которых АББ пытался признать некоторые предписания и действия ЦБ неправомерными. Но ни по одной из претензий не удалось. Впрочем, идти до конца, даже если правда не совсем на твоей стороне — одна из черт руководителя и основного владельца банка Михаила Петрова.
 
«АлтайБизнес-Банк» основан в 1993 году в Рубцовске несколькими предприятиями, среди которых, помимо прочего, сельхозмашиностроительные и энергетические. Рубцовск до сих пор остаётся одним из основных городов для банка в части клиентской базы. В 2009 году кредитная организация была продана частным лицам, и сейчас наиболее крупные акционеры АББ — это Михаил Петров с супругой Натальей (23,14% акций банка по данным, которые предоставлены АББ Центробанку в июле 2017), предприниматели Сергей и Александр Сычёвы (15,09% акций) и совладельцы агрохолдинга «Алтайские закрома» Александр и Константин Терновые (9,73%). Банк, как видим, вполне можно назвать «семейным» предприятием. Но семьи и вступили в конфликт, будто бы по законам художественного произведения или культового сериала на HBO.
 
Противостояние развернулось между двумя группами акционеров АББ — с одной стороны Петровы, с другой — Сычёвы и Терновые. О причинах начала конфликта его участники говорят неохотно, прямо на вопросы не ответил пока никто. Знакомые с ситуацией люди рассказали, что все санкции Центробанка, якобы, стали результатом действий непосредственного руководства — Михаила и Натальи Петровых. Петровы же, насколько известно, считают, что Центробанк бы не вмешался в работу АББ, если бы регулятору не поступали заявления от Терновых. Более того, когда мы обратились к Петрову за комментариями, он счёл, что и наш материал инициирован его «оппонентами».
 
Если грубо и кратко объединить все претензии Центробанка, которые выданы АББ, то регулятора не устроил объём резервов, имеющихся у алтайского банка, и в целом кредитная политика. Организация, выдавая займы, обязана обеспечить соответствующий объём средств в резерве. ЦБ заметил, что АББ выдавал рискованные кредиты, причём не абы кому, а лицам, так или иначе связанным с руководителями банка — Петровыми. Поэтому предписал доначислить резервы. Однако АББ этого не делал.
 
Каков был объём кредитов, выданных аффилированным с руководством АББ лицам, в открытых источниках не указано. Эту величину показывает норматив Н6, но банк (а именно председатель правления Михаил Петров) её не раскрывает. Впрочем, известно, что из-за такого кредитования у АББ упал собственный капитал. По данным «Банки.ру», с сентября 2016 года за год он упал с 335,16 млн рублей до нынешних 256,288 млн. А если этот показатель падает ниже уставного капитала, то банк неумолимо приближается к лишению лицензии. Уставной капитал АББ составляет 256 млн рублей, таким образом, от критической черты банк отделяло лишь 288 тысяч рублей. В декабре собственный капитал незначительно вырос — на 86 тысяч рублей.
 
Деятельность «АлтайБизнес-Банка» уже несколько месяцев назад нельзя было назвать полноценной. По одному из предписаний Центробанка, АББ не мог принимать вклады и выдавать кредиты объёмом более 1 млн рублей. На сайте банка раздел кредитов ещё во время работы банка пустовал, предлагалась только ипотека. Вклады же, судя по сайту, АББ принимал.
 
Финансовое положение АББ очевидно ухудшилось. По данным «Банки.ру», у кредитной организации за год упали почти все значимые показатели. Активы снизились с 730,8 до 575 млн. рублей. В декабре 2017 года банк принёс акционерам убыток в 72 млн. рублей (в сентябре 2016 года убыток был 11 млн). Объём денег на вкладах уменьшился с 283,7 млн до 256,7 млн рублей, а в декабре 2017-го упал и вовсе до 185 млн. Кроме того, с марта 2017 года у «АлтайБизнес-Банка» нет рейтинга кредитоспособности. Агентство RAEX отозвало его «в связи с истечением срока действия рейтинга и отказом банка от его обновления. До этого прогноз по рейтингу был изменён со «стабильного» на «негативный». RAEX упоминает, что прогноз менялся именно из-за кредитных рисков и большой доли операций с аффилированными с руководством банка лицами. Агентство также отметило, что капитал АББ вполне может рухнуть ниже уставного. В общем, всё одно к одному.
 
По имеющимся данным, блок акционеров во главе с Терновыми предлагал Петрову выйти из состава банка, после чего оставшиеся владельцы приступили бы к урегулированию ситуации. Но Петров отказался, сказав, что справится сам. В общении с журналистами, кстати, он говорил, что проблем у АББ нет. А информацию пытался опровергать, называя ее заказной.

Сейчас же ни Михаил Петров, ни его заместитель Елена Проскурина не отвечают на звонки по телефону и сообщения. А Михаил Петров, прочитав сообщение, добавил наш контакт в чёрный список. Юрист «АлтайБизнес-Банка» Евгения Шефер заявила, что не уполномочена комментировать ситуацию в банке, как и то, собирается ли руководство обжаловать отзыв лицензии в суде.

Центробанк поставил точку в вопросе «АлтайБизнес-Банка» и его судьбе. Вкладчикам, количество которых сократилось с трёхсот до сотни, деньги будет выплачивать «Агентство по страхованию вкладов».

Как алтайских банков становилось меньше
 
Август 2014 г.- «Форбанк» перевёл головной офис из Барнаула в Москву.
Сентябрь 2015 г. - «Зернобанк» лишился лицензии.
Январь 2017 г. - «Тальменка-Банк» лишился лицензии.
Сентябрь 2017 г. - Бийский «Народный Земельно-промышленный банк» присоединился к «Форбанку».
Январь 2018 г. - «АлтайБизнес-Банк» лишился лицензии.

Алтайские банки (активы на декабрь 2017 г.)
 
1. «Сибсоцбанк» - 6,344 млрд рублей.
2. «Алтайкапиталбанк» - 3,382 млрд рублей.

Оставить комментарий

На ваш email придет письмо с ссылкой для подтверждения комментария. Обязательные поля отмечены звездочкой *

Нажимая на кнопку Вы даете согласие на обработку своих персональных данных

Система Orphus
Яндекс.Метрика Индекс цитирования
Наверх