Нашли опечатку?
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Александр Суриков: «Обидно, что белорусская молочная продукция здесь продается, а не алтайская в Белоруссии»

Чрезвычайный и Полномочный посол России в Белоруссии, бывший губернатор Алтайского края Александр Суриков во время очередного визита в Барнаул дал интервью «Нашим новостям». В нем он высказал свое мнение о развитии машиностроения в крае, необходимости возрождения крупных предприятий, открытии в регионе магазинов белорусских товаров и многом другом.

- Недавно был 60-летний юбилей Михаила Евдокимова. Какое у вас отношение к нему?

- Очень уважительное. В 2004-ом году мы с ним на выборах соперничали, я проиграл. Как это можно сформулировать… Крепкий хозяйственник продул всенародному любимцу. С тех пор, по-моему, опыта соревнований между хозяйственниками и артистами не было в России.

Я проиграл немного, но проиграл. Я отношусь к этому с чувством полного понимания. Выборы есть выборы. А к Михаилу отношусь с уважением. Он никогда не занимался хозяйствованием, но рискнул, к сожалению, это дело трагически для него закончилось. И я очень переживал в то время, когда это несчастье случилось.

- Думаете ли вы о том, что на тех выборах что-то можно было сделать иначе?

- А зачем это нужно. Проиграл и проиграл. Такова судьба, не надо об этом задумываться. Новый путь начался карьерный, я вполне им удовлетворен. Просто нужно понимать, что такое выборы, они должны быть конкурентными. Можно было, конечно, какими-нибудь глупостями заняться, но лучше этого не делать. Потому что выборы должны быть честной борьбой.

- Сейчас в Барнауле открываются магазины белорусских товаров, в первую очередь речь идет о продовольствии. Почему, по вашему мнению, начался этот процесс и причастны ли вы к нему?

- Безусловно, посольство причастно ко всей внешней торговле между Россией и Белоруссией. Нам удалось сформировать выдающийся товарооборот, который достигал в пиковые периоды больше 40 млрд долларов. И по итогам 2017 года Белоруссия стала пятой страной для нас по этому показателю.

Поскольку за товарооборотом стоит производство, нам за эти годы удалось дополнительно сформировать в наших странах порядка 4 млн новых рабочих, примерно пополам. Речь идет и о сельском хозяйстве, и о сфере услуг, и о строительстве, и о промышленности обоих стран, потому что много интегрированных производств.

Что касается открытия магазинов, то тоже без нас это не обходится. Есть межправительственная комиссия. С белорусской стороны ее председатель – министр промышленности Виталий Вовк, он достаточно часто приезжает на Алтай, мы с ним советуемся, консультируемся.

Для меня, конечно, обидно, что белорусская молочная продукция здесь продается, а не алтайская в Белоруссии. Я же все-таки патриот Алтая в первую очередь. Я с 2006 года работаю послом, Беларусь за это время нарастила производство молока в полтора раза. А край снизил раза в два и Россия в целом снизила. Вот это меня немножко волнует. Что касается белорусских товаров, то они качественнее российских и алтайских. Потому что у них работают ГОСТы, и никаких технических условий предприниматель придумывать не может.

Объем производства в Белоруссии в пересчете на молоко 7 млн тонн всего. В основном продукция потребляется в Москве, Санкт-Петербурге, Нижнем Новгороде и других крупных городах, что-то доходит до Алтая. Но надо очень внимательными быть, потому что начали появляться российские подделки белорусской продукции, причем не из молока, а с использованием растительных жиров, плохого очень качества.

Белорусские производители вышли на новейшие технологии производства сыров, делают сырные закваски, производят сыры высокого качества. Надо этому учиться. И переходить, возможно, от продаж белорусских товаров к совместным действиям на молочном рынке, создавать совместные производства, используя белорусские наработки.

- Одно из направлений, которое Алтайский край пытается развивать - машиностроение. Есть ли здесь совместная работа с Белоруссией?

- Пока все в том же состоянии, что и было. Давно станкостроительный завод выпускает белорусские прицепные уборочные агрегаты. Есть попытки сделать белорусский комбайн, пока слабо получается. Брянск делает 3 тыс. белорусских комбайнов в год. Маленький белорусский трактор выпускали в Рубцовске, сейчас прекратили. Череповецкий тракторный завод уже выпускает 7,8 тыс. белорусских тракторов, больше всего в стране.

Движение есть, но накала нет. Необходимо переосмыслить ситуацию. Подумать, как и на основе чего реализовать эти проекты, потому что, к сожалению, тракторный завод ушел в прошлое.

Машиностроение Белоруссии раскручено необычайно, сохранило свою привлекательность, работают на мировых рынках неплохо и этим надо пользоваться. Они готовы к совместной работе, всегда идут навстречу Алтайскому краю.

Ставку можно сделать на моторостроение сейчас. Алтайский моторный завод сохранил потенциал, но он может попасть под банкротство, а зайдет на него команда внешних управленцев, разворуют все. Схема нам давно известна. Вот пока он цел, надо его как-то уберечь от банкротства. Возможно, кому-то заплатить по долгам, кому я не знаю, поскольку здесь не работаю, но могу помочь, чтобы «Минский моторный завод» создал совместное производство. Но этим надо серьезно заниматься.

- Недавно были в Алейске, местный сахарный завод сейчас представляет собой руины. Как вы думаете, стоит ли возрождать крупные предприятия края или их время ушло?

- Перерабатывающая промышленность - полет промышленного производства. Это более высокая заработная плата, подъем экономики, высокие налоги, подъем возможностей бюджета. Я далек от мысли, что можно восстановить Алейский сахарный завод, потому что его действительно разворовали, а вот Бийский сахарный завод, который находится в зоне благоприятной для выращивания свеклы, надо бы восстанавливать. Сейчас другие семена, другие урожайности, другие производства. Я знаю, что на заводе не так давно резали ленту, а толку от этого мало. Надо базу для начала восстановить, чтобы все близлежащие районы занялись выращиванием свеклы.

- Видите ли вы проекты, которые работали при вас, а сейчас их не существует, или какие-то проекты, которые вам не удалось довести до ума?

- Мы сдали в эксплуатацию мостовой переход через Обь в Барнауле в 1997 году. Этот проект начинался в 80-ых годах. Было условие, чтобы Россия приняла участие в этом проекте. Председатель крайисполкома Владимир Раевский, первый секретарь Барнаульского горкома Юрий Жильцов, зампред по ЖКХ Владимир Германенко и я, занимавший тогда должность начальника «Автодора», ездили к министру автомобильных дорог РСФСР Алексею Николаеву и уговорили его на 50% долевого участия. Мост тогда начал строиться, а потом шло по накатанной.

Удалось вагоностроительный завод поставить на ноги, продав ему по дешевке рубцовский завод запасных частей. Удалось начать добычу золота на горе Мурзинка, сейчас она развивается. Удалось расконсервировать рубцовский рудник, начать откачку воды и почти его запустить, а сейчас это большой проект.

Но плохо, что ушли бренды, к примеру, тракторный завод. Я вообще не понимаю этой истории, когда завод как банкрот был выставлен на продажу, его надо было покупать, 250 млн рублей всего оценка была. А купил тот, кто банкротил… Как это получилось? Завод можно было реструктуризировать, там же было прекрасное литейное и станкоинструментальное производство. То есть целый ряд мелких заводов мог бы работать.

Не удалось довести до конца начатую программу лесопереработки. Совсем не удалось восстановить и поставить на ноги нефтехимические производства, а надо было бы. Сейчас все это востребовано. Мы пытались, но сил не хватало.

Поэтому у меня пожелание тем, кто занимается промышленностью в Алтайском крае, более внимательно относиться к промышленности, не считать, что это бизнес должен сделать. Он, конечно, должен, но ему же надо помочь, указать цель и отконтролировать. И все будет в порядке. Как и в сельском хозяйстве.

Сегодня крестьяне не могут продать зерно. Не может каждый колхозник выйти на мировой рынок со своими 200-500 тоннами зерна. Ведь был «Агропрод», который аккумулировал на себя зерно, закупал и продавал. Рынки-то есть, они рядом. С Китаем тяжело договориться. С узбеками, используя политическую ситуацию между ними и казахами, вполне можно, а их 30 млн человек, им зерна надо 6-7 млн тонн в год. С киргизами можно, с таджиками можно. Но должна быть серьезная государственная компания. В Канаде единственная государственная компания продает зерно. А в Алтайском крае сотни сельхозпроизводителей и каждый хочет свой кулек зерна продать. Не бывает так.

Фото с сайта www.business_news.complexdoc.ru.