Нашли опечатку?
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Какие памятники советской эпохи сохранились в Барнауле?

О том, что столетие революции оказалось неуютной датой для чиновников, в своем материале отмечают «Аргументы и Факты - Алтай». На официальном сайте правительства Алтайского края 7 ноября не было ни одной новости на эту тему.

А в Рубцовске, где вскрывали капсулу с посланием потомкам из 1967 года, решили не проигрывать слушателям магнитофонную плёнку полувековой давности с получасовой речью на митинге. Лишь воспроизвели отдельные места, зачитанные современным диктором. Видимо, не слишком весёлыми показались доклады тракторостроителей об успехах развития Рубцовска к 1967 году.

Насколько меньше Лениных?

Как не нужны нынешним руководителям региона послания из прошлого, так и не нужны, по большому счету, многие памятники из неактуального теперь периода истории. Так, за последние годы из четырёх скульптур Ленина на «красной линии» осталось только две – на площади Советов и возле краевого суда. Ленина на площади Октября сменил условный переселенец на Алтай, названный народом «сеятелем», а Ленин в Нагорном парке мешал восстановлению храма. Когда в 2013 году администрация города демонтировала объект, обещала после оценки его состояния вернуть на одну из аллей Нагорного парка. Но, вероятно, Ленина на горе граждане больше не увидят.

Нагорный парк Барнаула Коммунисты требуют вернуть памятник Ленину в Нагорный парк Барнаула Нельзя сказать, что утилизация неактуальных памятников – изобретение сегодняшнего времени. Их всегда ставили и демонтировали в соответствии с политическим моментом.

В 1957 году в парке Меланжевого комбината открыли памятник борцам за Советскую власть на Алтае. Он был установлен на месте гибели большевиков – в конце парка. В 1977 году, накануне 60-летия Великой Октябрьской социалистической революции, рядом появился второй памятник борцам за Советскую власть – обелиск из серого гранита, высотой около 4 метров, с пятиконечной звездой и летящей в пространстве кованой лентой из меди.

Но «долгая память» оказалась короткой – в начале 90-х оба памятника были демонтированы. На их месте в парке «Изумрудный» со временем появился невзрачный камень, установленный на месте гибели борцов за советскую власть.

Вообще парк, образованный в 1931 году на месте Сад-городского кладбища, изобиловал различными памятниками. В своё время здесь были скульптуры Ленина, Сталина, Кирова. Сталин стоял на центральной аллее парка до 1956 года, а сам парк три года носил его имя. Потом Сталина убрали, как убрали его и с площади Октября, заменив Лениным.

По воспоминаниям старожилов, ещё один Сталин, в обнимку с пионером, стоял во дворе бывшей школы №1 на пересечении проспекта Социалистического и улицы Короленко. После демонтажа он долго валялся в хламе возле школы.

Кто знает о Кире Баеве?

Ну, если со Сталиным и Лениным всё понятно – они власти не нужны, но о них хотя бы спорят и снимают фильмы, то про других деятелей вековой давности в крае не вспоминают вовсе, хотя памятники им ещё стоят. Так, возле администрации города на проспекте Ленина, чуть в глубине, ближе к глухой стене стадиона, стоит бюст усатого мужчины. Современная молодёжь наверняка не знает, что это не Чапаев, тоже забываемый постепенно, а Матвей Цаплин – большевик и председатель Барнаульского военно-революционного комитета. Когда в 1918 году он попал в плен к сторонникам буржуазного развития страны – его казнили в окрестностях Барнаула. Сейчас бы в администрации города большевику никто бы и руки не подал, но памятник не сносят – он не мешает и имеет интересное художественное решение.

Другой бюст – главы партизанского отряда времён Гражданской войны Ефима Мамонтова, – установили в 1982 году на пересечении улицы Льва Толстого с проспектом Ленина. Уже через десять лет он оказался неактуальным.

Хотя, вероятно, самым неактуальным сегодня является бюст Кире Баеву на площади Текстильщиков. Его установили в ноябре 1966 года возле молодёжного театра. Во время Гражданской войны 14-летний Кирилл Баев передавал большевистскому подполью информацию о планах белогвардейцев. Однажды его настигли белые. Будучи раненым в ногу, Кирилл пять часов вёл неравный бой и, не желая сдаваться в плен, застрелился. Советская власть включила юношу в список пионеров-героев, хотя пионером он никогда не был. О Кире Баеве писались книги, ставились спектакли, снимались фильмы. Средства на памятник пионеры Барнаула собирали, сдавая металлолом, четыре года. Сейчас бюст стоит в сквере огороженный, прохожие мимо него не ходят. Нынешние школьники города о Кире Баеве знают куда меньше, чем о репере Оксимироне.

Кому ставить новые бюсты?

Сегодня в краевом центре располагается больше 300 официальных памятников – как собственно монументальных скульптур, так и бюстов, памятных знаков, могил известных людей и исторических зданий. Собственно фигур и бюстов в Барнауле на порядок меньше – около 30. В том числе бюст дважды Героя Советского Союза Плотникова на площади Свободы, поставленный в 1953 году. Или фигуры Пушкина, Шукшина, Ползунова, бюст Высоцкого, памятник Виктору Цою. Самым старым памятником города является Демидовский столп, поставленный в 1825 году в честь 100-летия горного дела на Алтае.

А сколько различных памятников в Алтайском крае – подсчитать сложно. Во многих сёлах приходят в обветшалое состояние памятники и скульптуры советской поры – колхозницам, дояркам, комбайнёрам, имевшим, вероятно, свои, уже забытые, прототипы. Более-менее регулярно обновляются только памятники, посвящённые подвигу народа в Великой Отечественной войне. Да ещё в райцентрах по традиции сохраняются памятники Ленину. Хотя в Рубцовске Ленин находится в аварийном состоянии – об этом предупреждает табличка молодожёнов, чтобы те не подходили близко – а то супружеская жизнь может закончиться не начавшись – облицовочная плитка постамента держится некрепко.

Улицы Победы

Какие улицы в Барнауле носят имена героев? Новое время открывает для жителей края новые памятники. Самый известный новодел – «сеятель» на площади Октября. В минувшую пятницу в Белокурихе торжественно открыли памятник академику Мясникову.

Сколько будут актуальны эти памятники – предугадать трудно. Дольше, вероятно, простоят монументы без явного политического содержания. Но всему когда-то приходит конец. Памятный камень в парке Октябрьского района уже сейчас выглядит неуместным на расчищаемой для будущих преобразований территории, хотя и возле него лежит засохший цветок. Зато Демидовский столп, вероятно, будет стоять в Барнауле всегда. При любой власти, любых актуальных героях. Столб он и есть столб. Никого не раздражает, мало о чём напоминает.

Мнение эксперта

Дмитрий Негреев, политический обозреватель:

«Многие памятники советской поры в Барнауле особой художественной ценности, вероятно, не несут – люди проходят мимо них, не замечая. Но демонтировать такие памятники смысла нет – они никому не мешают. А их оптимизация вызовет неодобрение части общества.

Можно провести аналогию – есть город, в нем есть дома XIX века, начала XX века, «сталинки», «хрущёвки», большой частный сектор, современные районы массовой застройки. Архитектура разнообразна, и каждая часть города – это определённая страница истории архитектуры. Нельзя снести все «хрущёвки» и настроить вместо них современные дома. Жизнь идёт, всё меняется, но ход этой жизни должен прослеживаться в архитектуре. Так же и памятники. Они разных эпох, разного содержания, но это история.

Есть, к примеру, элементы истории страны в виде гербов СССР в Барнауле на корпусе университета и здании бывшего крайкома КПСС. Никто же не торопится эти гербы оттуда снимать, хотя был период, когда большевики усиленно избавлялись от двухголовых орлов. Зачем повторять? Пусть сохраняется преемственность. Пусть советские памятники стоят. Другое дело, что наше время тоже должно определить героев и события, которым стоит поставить памятники.

У всяких памятников есть политическая актуальность и художественная ценность. Политическая актуальность проходит со временем, ведь меняется наше отношение к историческим событиям. Зато художественная ценность остаётся. Если она есть – памятник будет стоять даже при потере политического содержания».